Preview

Российский педиатрический журнал

Расширенный поиск
Том 3, № 1 (2022)
Скачать выпуск PDF

ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ 

32-39 59
Аннотация

Введение. В конце 2019 г. новый подтип коронавируса, названный коронавирусом тяжелого острого респираторного синдрома 2 (SARS-CoV-2), быстро распространился по миру, вызвав глобальную пандемию. Изначально доля подтвержденных случаев среди детей была относительно небольшой, и считалось, что они заражаются редко. Последующие наблюдения показали, что у детей и подростков инфекция протекает либо бессимптомно, либо сопровождается минимальной клинической симптоматикой, в связи с чем истинная заболеваемость недооценивается из-за низкого уровня тестирования.

Цель исследования — обобщить и систематизировать результаты исследований, посвященных распространенности, диагностике, клинической картине, вакцинации и лечению детей с новой коронавирусной инфекцией COVID-19.

Материалы и методы. В PubMed проведен поиск статей, опубликованных до 15 января 2022 г., с использованием комбинаций следующих слов: COVID-19, SARS-CoV-2, дети, педиатрия, подростки, младенцы и школа. Мы прочитали аннотации к 101 статье и отобрали 78 статей на основе их актуальности для обсуждаемых тем. Также мы проанализировали 3 статьи о вакцинации детей. Всего в обзор включено 89 статей.

Результаты. Частота положительных результатов тестирования на SARS-CoV-2 на протяжении всего пика пандемии у детей была низкой по сравнению со взрослыми, в том числе у тех, у кого была острая респираторная инфекция. Дети не только реже заражаются вирусом, но и переносят инфекцию легче, чем взрослые. Уровень летальности у детей с COVID-19 составлял < 0,5%. У большинства детей заражение протекает либо бессимптомно, либо сопровождается стертой клинической картиной. Вакцинация детей и подростков рекомендуется в основном для достижения коллективного иммунитета во всех возрастных группах. Однако отсутствуют убедительные данные о длительности иммунного ответа, уровне необходимого защитного титра антител, а также об отдаленных побочных эффектах вакцинации в связи с недостаточным сроком наблюдения и неопределенностью критериев иммунного ответа.

Заключение. По мере накопления информации о вирусной нагрузке детей и подростков, их роли в передаче вируса оптимизированы подходы к диагностике в этой возрастной группе. Эффективность лечения протестирована на пациентах, госпитализированных в стационар, и разработаны рекомендации по лечению. В настоящее время глобальные исследовательские усилия сосредоточены на защите особенно уязвимых детей, перспективах тотальной вакцинации детей, ее эффективности и безопасности. 

КРАТКИЕ СООБЩЕНИЯ 

40 45
Аннотация

Актуальность. Новый коронавирус SARS-CoV-2 в настоящее время является одной из актуальных проблем здравоохранения во всем мире, вызванная им инфекция COVID-19 поражает людей любого возраста. В перинатологии появляется все больше публикаций об инфицировании коронавирусом SARS-CoV-2 беременных женщин и их детей. Матери, перенесшие COVID-19 незадолго до родов, имеют в большинство случаев у своих детей нарушения ранней неонатальной адаптации в легкой форме, без выявления РНК вируса SARS-CoV-2 в организме детей (Дегтярев Д.Н., 2021). Опубликовано несколько обзоров, касающихся младенцев, рожденных от матерей, у которых был положительный тест на COVID-19 во время беременности, и о смерти младенцев от COVID-19 с подтвержденным COVID-19 как у матерей, так и у новорожденных детей (Dumitriu D., JAMA Pediatr, 2020).

Цель исследования. Изучить состояние новорожденных, родившихся от матерей с подтвержденным COVID-19.

Пациенты и методы. В исследование включены 75 новорожденных детей, родившиеся от матерей с подтвержденным COVID-19 в родовспомогательных учреждениях г. Алматы за период с марта 2020 по май 2021 г. Среди обследованных новорожденных детей было 38 (50,7%) мальчиков и 37 (49,3%) девочек. Все новорожденные, родившиеся от матерей с подтвержденным COVID-19, были обследованы к концу первых суток жизни методом ПЦР на РНК вируса SARS-CoV-2 (мазок со слизистой оболочки носоглотки или ­ротоглотки).

Результаты. В зависимости от гестационного возраста 75 детей, родившихся от матерей с подтвержденным COVID-19, были распределены следующим образом: 63 (84%) доношенных ребенка и 12 (16%) недоношенных детей. У 31 (41,3%) родоразрешение произведено естественным путем, у 24 (32%) — путем операции кесарева сечения. Основная часть 56 (74,7%) детей, родившихся от матерей с подтвержденным COVID-19, родились в удовлетворительном состоянии по шкале APGAR — 7/8 баллов. 9 (12%) детей родились с низкой оценкой по шкале APGAR — 4/7 баллов на фоне морфофункциональной незрелости, дыхательной недостаточности. Случаев мертворождения не отмечалось. Средняя масса тела детей составила 1950 г. При исследовании мазка из зева 75 детей от матерей с подтвержденным COVID-19 в первые сутки после рождения методом ПЦР на РНК вируса SARS-CoV-2 в 8 (10,6%) случаях результат был положительным. В остальных 67 (89%) случаях РНК вируса не идентифицирована. Из 75 новорожденных 5 (6,7%) недоношенных детей были госпитализированы в отделение интенсивной терапии, из них 3 (37,5%) пациента нуждались в искусственной вентиляции легких. Патология органов дыхания проявлялась у 4 (80%) детей в виде внутриутробной пневмонии и у 1 (20%) ребенка респираторного-дисстресс синдрома. Летальных случаев среди детей, родившихся от матерей с подтвержденным COVID-19, не отмечалось. Согласно алгоритму ведения новорожденных (приложение к приказу МЗ РК «Клинический протокол «Коронавирусная инфекция COVID-19 у детей» от 16 октября 2020 г., протокол № 117) 47 (62,6%) детей, родившихся от матерей с подтвержденным COVID-19, находились на искусственном вскармливании, лишь 5 (6,7%) детей кормились сцеженным грудным молоком. На свободном грудном вскармливании по желанию матерей находились 23 (30,7%) новорожденных ребенка. При исследовании методом ПЦР в 10 образцах грудного молока РНК вируса не обнаружена ни в одном случае.

Заключение. В большинстве случаев инфекция, вызванная вирусом SARS-CoV-2, у новорожденных протекала бессимптомно. Новорожденные оставались на самостоятельном дыхании, не нуждались в респираторной поддержке и имели благоприятный исход. В большинстве (89%) случаев у новорожденных в ПЦР мазка из зева РНК вируса не идентифицирована. В грудном молоке РНК вируса не верифицирована ни в одном случае.

41 38
Аннотация

Актуальность. Одной из наиболее актуальных задач оказания медицинской помощи глубоконедоношенным детям является стремление максимально уменьшить их инвалидизацию и получить адекватное качество последующей жизни. Сегодня в Казахстане принимаются все меры по обеспечению перинатальных центров катамнестическими кабинетами, которые помогают таким детям пережить критический период перехода из госпитальных в домашние условия. Особый интерес представляют вопросы физического и психического развития выживших глубоконедоношенных детей, их заболеваемость, а также проблемы своевременного выявления инвалидизирующих синдромов и последующей эффективной реабилитации детей.

Цель исследования. Представить уровень и структуру заболеваемости и инвалидности глубоконедоношенных детей, уточнить закономерности их физического и психомоторного развития на первом году жизни для оптимизации мер по снижению негативных последствий недоношенности.

Пациенты и методы. В городе Алматы при Центре перинатологии и детской кардиохирургии с 2016 г. работает кабинет катамнеза как региональная модель организации медицинской помощи детям, родившимся с очень низкой (ОНМТ) и экстремально низкой массой тела (ЭНМТ). Показаниями для наблюдения в кабинете катамнеза новорожденных являются недоношенность (дети, рожденные с массой тела менее 1500 г), бронхолегочная дисплазия у новорожденных детей, тяжелая асфиксия при рождении (если ребенку проводилась лечебная гипотермия). Запись на прием осуществляется через ДАМУМЕД. Все дети наблюдаются до 2 лет.

Результаты. По нозологиям преобладают дети с малыми аномалиями развития сердца, анемиями, нарушениями ЖКТ и дефицитом веса. К 1 году скорректированного возраста 54% детей, имевших перинатальную патологию, здоровы. Улучшилась динамика темпов физического и психомоторного развития на 18% у глубоконедоношенных детей к 1 году корригированного возраста (с 40% детей с задержкой при первичном приеме до 22% в конце наблюдения). В конце первого года жизни у 41,8% имелись неврологические расстройства и у 23,8% — нарушения слуха, у 21,7% проводилась коррекция ретинопатии, у 17,2% выявлен ДЦП. На втором году жизни у детей, родившихся с ОНМТ и ЭНМТ, в 26,3% случаев имели место нарушения речи, только у 24,6% детей были выявлены неврологические симптомы, а у 22,9% — нарушения слуха, у 9,3% было выявлено косоглазие, у 13,1% детей — ДЦП. В данном возрасте была необходимость в дополнительном консультировании психологом и логопедом. Кабинет катамнеза НЦиДКХ совместно со ГДКБ № 2 проводит профилактическую вакцинацию детей от РСВ-инфекции. В сезоне 2018–2019 гг., проведена вакцинация от РСВ-инфекции 10 детям. В сезоне 2019–2020 гг. — 2 детям. В сезоне 2020–2021 гг. — 42 детям с тяжелой и средней тяжелой степенью БЛД. Получившие вакцинацию от РСВинфекции в 100% случаев не дали ухудшения состояния хронических заболеваний дыхательных путей.

Заключение. Достигнуты хорошие результаты в выхаживании и абилитации недоношенных детей, о чем свидетельствуют высокие показатели выживаемости и низкие показатели инвалидности. Эффективность региональной модели обеспечивается оптимальной регионализацией перинатальной помощи, организацией и функционированием системы оказания высокотехнологичной и специализированной медицинской помощи беременным группы риска, а также глубоконедоношенным новорожденным начиная с этапа родов и до достижения ими трехлетнего возраста. Важно изучать и транслировать положительный опыт функционирования региональной модели организации медицинской помощи глубоконедоношенным детям.

42 30
Аннотация

Актуальность. Изучение распространенности и структуры патологии зрения среди учеников школ для детей с нарушениями зрения, проведенное Л.И. Солнцевой (2000), показало рост патологии в целом, рост смешанных форм патологии на уровне зрительного анализатора. Также у данной группы детей был отмечен рост коморбидных психических расстройств. В последние годы, как известно, отмечается рост количества детей с расстройствами аутистического спектра и иными нарушениями развития (Макушкин Е.В., Демчева Н.К., 2019). Дети с нарушениями речевого развития, отставанием или искажением развития коммуникативных навыков, трудностями в поведении в первую очередь попадают на прием к неврологу или психиатру и нередко имеют объективные сложности для проведения диагностики нарушений зрения в силу психологических особенностей. Фасад психических нарушений, таким образом, может маскировать возможную патологию со стороны зрительного анализатора.

Цель исследования. Изучение зрительной функции у пациентов-дошкольников НПЦ ПЗДП им. Г.Е. Сухаревой, находившихся на обследовании и получавших лечение в 2021 году.

Пациенты и методы. Материалом исследования явились данные обследований офтальмологом пациентов отделений дошкольного возраста (n = 161). Следует отметить, что обязательное обследование офтальмолога назначается как детям, уже наблюдающимся офтальмологом, так и при первичном обследовании.

Результаты. Средний возраст пациентов составил 5,2 ± 1,32 года. Нозологическая структура выборки по МКБ-10 была представлена: органическими психическими расстройствами (3%); расстройствами шизофренического спектра (6%); умственной отсталостью (6%); расстройствами психического развития (73%), из которых 2/3 были отнесены к расстройствам аутистического спектра, а 1/3 к задержкам психического развития с аутистическими чертами. Остальные 3% относились к эмоциональным расстройствам и расстройствам поведения, начинающимся обычно в детском и подростковом возрасте. В структуре психопатологических нарушений наиболее часто имела место задержка психоречевого развития (ОНР 1-3, моторная алалия, диссоциированные задержки развития и др.) в сочетании с поведенческими расстройствами (гиперкинетический синдром, психопатоподобный синдром, кататонические проявления, психоорганический синдром и др.). При офтальмологическом обследовании норма отмечена лишь в 6% наблюдений. У 67% больных выявлен сложный астигматизм, у 18% — астигматизм простой, у 5% изолированная миопия и у 1% изолированная гиперметропия.

Заключение. Таким образом, смешанный астигматизм выявлялся у большинства пациентов. Следует отметить, что при нем в каждом органе зрения присутствует как миопическая, так и гиперметропическая рефракция, вследствие чего картинка дважды фокусируется на сетчатке, что приводит к расфокусировке световых лучей и деформации изображения. В результате этого могут возникать головные боли, раздражительность, невозможность усвоения стимульного материала при лечебнопедагогических мероприятиях. Вместе с этим отсутствие коррекции зрения создает риски для развития амблиопии и косоглазия. Полученные данные позволяют рассматривать дошкольников с психическими нарушениями группой, требующей настороженности в плане нарушений со стороны зрения. Оптимальным способом для диагностики представляется автоматическая педиатрическая рефрактометрия ввиду легкости выполнения и возможности ее проведения вне офтальмологического кабинета, в более привычной для ребенка среде.

43 43
Аннотация

Актуальность. Вакцинопрофилактика — это наиболее эффективный способ снижения заболеваемости управляемыми инфекциями и предупреждения фатальных осложнений, связанных с ними. Актуальным вопросом остается проблема транспортного сообщения между населенными пунктами региона и медицинскими учреждениями, а также с отдаленными поселениями коренных народов.

Цель исследования. Изучить особенности организации плановой вакцинации детского населения против пневмококковой инфекции, коклюша и гриппа в Тазовском районе ЯНАО.

Пациенты и методы. Анализ выполнения годового плана по профилактическим прививкам от коклюшной, пневмококковой, гриппозной инфекции с использованием формы № 5 за 2016–2020 гг.

Результаты. Тазовский район располагается на северо-востоке Ямало-Ненецкого АО в малонаселенной арктической зоне. Районным центром данного региона является поселок городского типа Тазовский, другие же населенные пункты располагаются от него на расстоянии от 18 (Газ-Сале) до 340 км (Гыда), при этом единственным способом сообщения между ними остается авиатранспорт. Представленность детского населения составляет 2615 человек: 42% из них проживает в пгт. Тазовском, 10% — в Газ-Сале; 25% — в Гыде; 17% — в Антипаюте; 6% — в Находке. Помимо детей, проживающих на территории сел и поселков, имеются дети, проживающие в поселениях оленеводов — коренные народы, которым также оказывается медицинская помощь и диспансеризация. Приверженность вакцинации в Тазовском районе как среди поселковых жителей, так и коренного населения с 2016 по 2018 г. высокая — от 66,9 до 89,3% — и показывает позитивный тренд, достигая по некоторым нозологиям (против дифтерии, коклюша, столбняка, кори, гемофильной и пневмококковой инфекции) более 100%. В 2019 и 2020 гг. происходит снижение темпов прироста вакцинированных в связи с распространением новой коронавирусной инфекции COVID-19. Следует отметить, что региональный календарь профилактических прививок включает часть вакцинаций, не предусмотренных национальным календарем, например иммунизацию против гепатита А, менингококковой инфекции, ветряной оспы и клещевого энцефалита.

Заключение. Несмотря на возможные трудности, возникающие при проведении прививочной кампании, вакцинация проводится, и ее показатели остаются высокими, что способствует выработке коллективного иммунитета.

44 36
Аннотация

Актуальность. Увеит является наиболее частым экстраартикулярным проявлением ювенильного идиопатического артрита (ЮИА) — гетерогенной группы заболеваний, к которым относят все хронические воспалительные заболевания суставов у детей неустановленной причины, длительностью более 6 нед, возникшие в возрасте до 16 лет.

Цель исследования. Представить клинико-статистический анализ клинических историй болезни детей с ЮИА-ассоциированным увеитом.

Пациенты и методы. Ретроспективно проведен анализ медицинских карт стационарного больного детского отделения ГБУЗ ТО «Областная клиническая больница № 1» пациентов с ЮИА, имеющих в анамнезе увеит.

Результаты. Всего в поле зрения ревматологов 14 детей с ЮИА с поражением глаз, из них 5/14 (35,7%) девочек, 9/14 (64,3%) мальчиков. Медианавозраста дебюта заболевания в виде увеита составила 6,3 года [1 год; 14 лет], что соответствует среднестатистическим показателям Российской Федерации — до 6 лет. Отмечен двусторонний процесс поражения глаз во всех случаях наблюдений. Дебют суставного синдрома выявлен у 9/14 (64,3%) детей, четверо из них (8,6%) связывают первичное поражение того или иного сустава с травмой, что зафиксировано в первичной медицинской документации, у 1/14 (7,1%) ребенка в анамнезе воспалению сустава предшествовала острая кишечная инфекция. Увеит в дебюте заболевания отмечен у 5 (35,7%) детей, что превышает среднестатистические показатели по Российской Федерации. Анализ базисной терапии по общему состоянию выявил, что метотрексат получают 7/14 (50%) детей; генноинженерные биологические препараты (ГИБП): тоцилизумаб — 2/14 (14,3%) детей, адалимумаб — 5/14 (35,7%) детей. На фоне современной адекватной терапии достигнута ремиссия по состоянию органа зрения у 13/14 (92,9%) детей, у 1/14 (7,1%) ребенка увеит имеет рецидивирующее течение, что связано с нерегулярным применением базисных препаратов, их самостоятельной отменой.

Заключение. Исследование показало, что ЮИА с офтальмологическими проявлениями в виде увеита наиболее подвержены мальчики (64,3%), частота дебюта заболевания в виде офтальмологического проявления — увеита отмечена в 35,7% наблюдений и развивается в среднем в 6,3 года, первичное поражение суставов выявлено в 64,3% наблюдений. Эффективность базисной терапии зависит от комплаенса пациента и заключается в назначении метатрексата и ГИБП (50%/50%).

45 38
Аннотация

Актуальность. 11 марта 2020 г. ВОЗ объявила о начале пандемии COVID-19 (Coronavirus disease 2019) из-за быстрого и глобального распространения инфекции, вызываемой новым коронавирусом. По данным отечественных и зарубежных исследователей, в возрастной структуре диагностированных случаев COVID-19 дети составляют 1–5%.

Цель исследования. Оценить характер течения новой коронавирусной инфекции у детей для оптимизации подходов к ее терапии.

Пациенты и методы. Работа выполнена на клинической базе кафедры факультетской и госпитальной педиатрии ДГМУ — в городской детской клинической больнице г. Махачкалы. Всего за май — середину июня пролечен 51 больной, за май — 36 человек, за 15 дней июня — 15 больных. Детская городская клиническая больница г. Махачкалы была перепрофилирована под COVID-19 с 1 мая 2020 г. Госпиталь для больных с вирусом SARSCoV-2 на 30 коек был развернут в грудном отделении.

Результаты. В мае среди поступивших 36 детей в возрасте до года были 6 детей, от 1 года до 3 лет — 1 ребенок, с 3 до 14 лет — 11 детей, старше 14 лет — 18 больных. Из них со среднетяжелым течением — 21 пациент, с тяжелым — 15 человек, скорой помощью доставлены 16 человек, остальные — самотеком. Выздоровели 34 ребенка, с улучшением выписаны 2 больных. Из 36 больных пневмония выявлена у 10. COVID-19 уточнен у 20 больных, не уточнен у 16 человек.

В июне поступили 25 больных детей. Из них до года — 1 ребенок, с 3 до 14 лет — 10, старше 14 лет — 14 больных. Среднетяжелых — 19, тяжелых — 4, очень тяжелых — 2. Доставлены скорой помощью 9 больных, остальные — самотеком. Выздоровели 12 больных, улучшение отмечено у 3 пациентов.

Поступившие в основном из Махачкалы, 1 больной из Гергебильского района, 1 — из с. Ахты, 3 — из п. Шамхал, 1 — из Тляратинского района.

Сопутствующие заболевания в виде анемии выявлены у 8 больных, ДЦП — у 1, функциональной кардиопатии — у 6, миокардиодистрофии — у 2, ВПС — у 1, порока развития легкого — у 1, ревматоидного артрита — у 1, пиелонефрита — у 1, паратрофии — у 1, сахарного диабета — у 1, СПИДа — у 1, гидроцефалии — у 1 пациента.

За этот период в реанимационном отделении умерли 2 ребенка, у которых была сопутствующая тяжелая фоновая патология: Из них 1 больной из Хасавюртовского района с ВИЧ-инфекцией и 1 больной из Карабудахкентского района с ВАР почек. Наиболее частыми клиническими проявлениями у пациентов с COVID-19 была повышенная температура — у 58,5% детей, кашель наблюдался у 48,3% больных, боль в горле и одышка соответственно у 45,2 и 28,7% детей.

Заключение. Таким образом, предварительные данные позволяют сделать промежуточный вывод, что в настоящее время дети по сравнению со взрослыми значительно легче переносят COVID-19. Кроме этого, новая коронавирусная инфекция у детей имеет и существенно более благоприятный исход. В то же время именно дети, как категория с наиболее высоким уровнем бессимптомного и легкого течения заболевания, составляют основной трансмиссивный потенциал для продолжения пандемии.

46 47
Аннотация

Актуальность. Несмотря на применение современной хелаторной терапии, среди детей, получающих регулярные гемотрансфузии, отмечаются нарушение физического и полового развития, а также нарушение функции внутренних органов.

Цель исследования. Анализ физического развития и клинико-лабораторных показателей детей с трансфузионно-зависимыми заболеваниями с учетом проводимой хелаторной терапии.

Пациенты и методы. Проведено ретроспективное исследование историй болезни 23 детей 2–17 лет (мальчики — 56%), страдающих трансфузионно-зависимыми заболеваниями, находившихся на стационарном лечении в отделении онкогематологии ГБУЗ СОДКБ им. Н.Н. Ивановой в период 2017–2021 гг. В выборку вошли 10 детей с наследственной гемолитической анемией (ГА), 13 — с апластической анемией (АА) (врожденная — 9). Средний объем заместительной гемотрансфузии — 310; 40 мл за госпитализацию. Средняя продолжительность заболевания — 4,7 года.

Результаты. В группе ГА рост соответствовал норме у 60,0%, у 30,0% был ниже среднего, у 20,0% детей выявлена низкорослость (< –2SD). ИМТ по z-score соответствовал норме у 60%, тогда как у 2 детей (20,0%) выявлена пониженная масса тела, еще у 2 детей — тяжелый дефицит. Кроме того, у половины детей (53,8%) выявлен низкий уровень креатинина как возможный показатель низкой мышечной массы. В группе АА нормальные массоростовые показатели были у 38,5% детей. ИМТ ниже нормы был у трети детей, у 15,4% — тяжелый дефицит массы тела, еще у 15,4% — ожирение. Низкорослость выявлена в 23% случаев. При этом массо-ростовые показатели не коррелировали с уровнем сывороточного ферритина (СФ). Однако выявлена положительная корреляция уровня СФ с продолжительностью терапии (rs = 0,633, p(2-tailed) = 0,027). Также у 30,1% детей с ГА отмечена гипергликемия. Несмотря на более высокие показатели СФ в группе ГА, по результатам ЭКГ функциональные нарушения обнаружены только у 20,0% детей, тогда как в группе АА — у 46,1%. Повышение трансаминаз обнаружено у 1 ребенка с ГА и у 4 детей с АА.

Заключение. Физическое развитие трансфузионнозависимых детей страдает практически в 50% случаев, несмотря на проведение хелаторной терапии. Для детей с АА по сравнению с ГА характерны более выраженные нарушения, очевидно, связанные с патогенетической терапией основного заболевания. Выявление биохимических изменений свидетельствует о недостаточно агрессивной хелаторной терапии и требует внедрения новых диагностических методов, таких как МРТ Т2, способных выявлять изменения органов-мишеней на ранних стадиях.

47 39
Аннотация

Актуальность. В структуре городской травмы возросла доля травм, полученных в результате укусов животных, особенно собак. Причины распространенности укушенных ран различной локализации связаны с низкой культурой содержания домашних питомцев, бесконтрольным разведением, увеличением числа бездомных животных. Особенности ран, вызванных укусами животных, — грубые повреждения мягких тканей, первичное инфицирование, вызванное патогенной микрофлорой, находящейся в ротовой полости животных, на коже пострадавших, их одежде.

Цель исследования. Анализ случаев получения укушенных ран животными (собаками) в летние месяцы (июнь-август) в 2019–2021 гг.

Пациенты и методы. Ретроспективное исследование всех случаев обращения в кабинет экстренной травматологической помощи «ОГАУЗ ГИМДКБ» г. Иркутска за летний период 2019–2021 гг. Выявлены 297 случаев укушенной травмы. Результаты исследования представлены: медиана ± стандартная ошибка; значимость различий оценивали по критерию Манна – Уитни, рассчитывали коэффициент корреляции Спирмена (RSp).

Результаты. По поводу укушенной раны обратились 297 человек, что составило от всех случаев обращения 1, 1,2, 1,6% соответственно годам анализа. Дети были в возрасте от 1,1 года до 14 лет (8 ± 0,18). Мальчики значимо преобладали — 177 чел. (p < 0,05). Максимальное количество укусов ежегодно приходилось на июль (0,13, p = 0,02), преимущественно на улице (263 чел.), нежели в быту (p < 0,05). Мальчиков, преимущественно подростков, чаще кусали на улице (0,13, p = 0,02), сзади (0,2, p < 0,05); за нижние конечности (0,14, p = 0,02) с образованием множественных укушенных ран (0,19, p < 0,05) и ягодичную область (0,16, p < 0,05) с формированием многочисленных ссадин (0,18, p < 0,05). Девочек, преимущественно дошкольниц и младших школьниц, которые пытались кормить или гладить собак на улице, кусали за верхние конечности (0,14, p = 0,01), справа (0,12, p = 0,03); в домашних же условиях (0,15, p = 0,01), в пылу игры — за кисть (0,19, p < 0,05). Рвано-укушенные, скальпированные раны головы (0,11, p = 0,04), верхних конечностей в бытовых условиях наносились чаще детям до 5 лет (0,2, р < 0,05).

Заключение. Ежегодный рост случаев укусов животными диктует необходимость обучения и соблюдения правил личной безопасности детьми, контроля за потенциально опасными ситуациями. Специфика повреждений указывает на необходимость профилактических мероприятий относительно жестокого обращения с животными.

48-49 35
Аннотация

Актуальность. В период становления характера особенно видны типологические черты, которые обозначаются как «акцентуации характера» — крайние варианты нормы, при которых отдельные черты характера чрезмерно усилены, вследствие чего обнаруживается избирательная уязвимость в отношении определенного рода психогенных воздействий. Причинами дискутабельности проблемы акцентуации характера являются прежде всего объективные трудности, с которыми встречаются исследователи и врачи смежных специальностей при ее разработке. Эти трудности обусловлены положением акцентуации на стыке ряда наук — педиатрии, психиатрии, невропатологии, биологии и генетики, психологии, педагогики, социологии.

Цель исследования. В настоящей работе мы предприняли попытку трактовки данных эпидемиологического исследования акцентуации характера практически здоровых подростков в возрасте 12–17 лет, проживающих в культурально-социологических условиях Ферганской долины.

Пациенты и методы. Предметом исследования явились учащиеся общеобразовательных школ (10%-ная выборка, n = 1654) г. Андижана. В данной работе впервые в условиях Узбекистана на популяционном уровне применен сокращенный и адаптированный вариант патохарактерологического диагностического опросника (ПДО) для подростков. ПДО предназначен для определения в подростковом возрасте (12–18 лет) типов характера при конституциональных и ядерных психопатиях, психопатическом развитии, а также при акцентуациях характера. Наблюдением был охвачен 141 подросток (девочек — 76, мальчиков — 65) в возрасте от 12 до 18 лет с разными вариантами типов акцентуации характера. У всех наблюдаемых в анамнезе не было указаний на выраженную органическую или психопатологическую симптоматику. Объективизация диагноза осуществлялась путем сочетания клинического и экспериментально-психологического методов обследования. Кроме того, обследуемые подростки были подвергнуты тщательному клинико-анамнестическому (опрос и осмотр подростка, опрос родителей и сведения от других лиц, наблюдение за поведением) и лабораторному обследованию.

Результаты. Обращает на себя внимание, что у мальчиков достоверно чаще (17,6% ± 1,9% и 16,4 ± 1,8%; p < 0,001 соответственно 14–15 и 16–17 лет), чем у девочек (6,0 ± 1,1% и 4,4 ± 1,0% соответственно в возрастные периоды 14–15 и 16–17 лет), встречаются гипертимный, гипертимно-неустойчивый, гипертимноциклоидный и неустойчивый типы акцентуации характера. Однако среди подростков женского пола наиболее частыми оказались шизоидный (замкнутый) (11,5 ± 1,57% и8,5±1,38%соответственно14–15и16–17лет), лабильный (3,4 ± 0,89% и 6,1 ± 4,48% соответственно 14–15 и 16–17 лет), сенситивный (2,6 ± 0,78% и 3,4 ± 0,89%; p < 0,01), циклоидный (2,5 ± 0,77% и 1,7 ± 0,63%), астеноневротичный (4,0 ± 0,99% и 2,4 ± 0,75%), что свидетельствует о большей представленности в развернутом виде типов акцентуации, чем у подростков-мальчиков. Эпилептоидный, эпилептоидно-неустойчивый, эпилептоидно-шизоидный типы встречаются одинаково часто как у девочек, так и у мальчиков (12,0 ± 1,6% и 7,0 ± 1,2% и 11,5 ± 1,5% и 6,1 ± 1,1% соответственно в возрастные периоды 14–15 и 16–17 лет).

В целом частота разных типов акцентуации характера в общей популяции обследованных здоровых подростков (1654 детей) составляет 48,2% (798), соответственно 23,6% (390) у мальчиков и 24,7% (408) — у девочек общего числа случаев или 49,4 и 47,1 от всего обследованных мальчиков и девочек. У 50,6% подростков-мальчиков и 52,9% подростков-девочек акцентуация характера не диагностирована. Ряд смешанных типов акцентуации, таких как истероидно-астеноневротический, лабильноастеноневротический, лабильно-сенситивный, сенситивно-шизоидный и другие, в популяции здоровых подростков нашего региона не выявлены. Следует отметить, что у подростков 16–17 лет отмечается более высокий процент (3,4 ± 0,91% и 8,8 ± 1,4%; p < 0,001 соответственно у мальчиков и девочек) психоастеничного, психоастенично-астеноневротического типов акцентуации. При рассмотрении результатов нашего исследования необходимо отметить, что обследованная нами популяция здоровых детей заметно отличалась по частоте ряда акцентуаций от групп, обследованных другими авторами. Эти различия могут быть объяснены, с одной стороны, несоблюдением правил эпидемиологических исследований (несоблюдение репрезентативности, отсутствие стандартизации методики исследования и т.д.), а с другой — возможной неоднородностью популяционного спектра характерологических особенностей в различных регионах мира. Нами изучены биологические и социальные факторы риска акцентуации характера. При этом обращалось внимание на наличие у родителей детей с акцентуациями характера психических болезней, патологии характера и психосоматических заболеваний (ишемическая болезнь сердца, артериальная гипертензия, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, бронхиальная астма и другие).

Высокая концентрация психосоматических заболеваний отмечается у родственников 1-й и 2-й степени родства школьников с акцентуациями характера (35,7% уматерей и 43,4% у отцов; 55,1% у бабушек и 61,1% у дедушек; p < 0,05). По мере нарастания степени родства увеличивается концентрация психосоматических заболеваний (39,2 и 60%, p < 0,001). Их концентрация более высока у отцов по сравнению с матерями (p < 0,05). Клинико-патогенетически была выявлена весьма высокая наследственная отягощенность по нервно-психическим заболеваниям. Психические нарушения имеются у 24 (17,6%) родственников 1-й и 2-й степени родства, большая частота случаев патологии характера — 52 (37,3%) и алкоголизма — 62 (44,1%).

Высокая частота патологии характера у родителей детей с акцентуациями характера является показателем внутрисемейной невротизации. Анализ предъявляемых детьми и подростками с акцентуациями характера жалоб показал ее массивную соматизацию, которая характеризовалась полиморфными вегето-висцеральными нарушениями в различных органах и системах (пищеварительной, кожной, респираторной, двигательной, сердечно-сосудистой, выделительной, эндокринной), нарушениями терморегуляции и альгическими проявлениями. Высокая частота симптомов вегето-висцеральных нарушений и их полиморфность и полисистемный характер у наших школьников указывают на возможную роль вегетативного дисбаланса в генезе манифестации акцентуации характера.

Заключение. Таким образом, представленные клинические факты свидетельствуют, что начало периода полового созревания, эндокринно-вегетативные и генетические взаимоотношения влияют на развитие личности в ее новых условиях и приводят к манифестации и раскрытию черт определенного эндогенно обусловленного типа акцентуации характера.

Начало полового развития, или половой криз, является внутренней почвой, способствующей раскрытию типов акцентуации характера.

Вследствие эндогенных механизмов и действия психогенной микросоциальной среды могут формироваться смешанные формы акцентуаций характера. Констатация акцентуации характера и ее тип — это определение преморбидного фона, на котором могут возникать различные виды дезадаптации (нарушения адаптации), нервнопсихические и психосоматические расстройства.

50 38
Аннотация

Актуальность. В современных экспериментальных и клинических исследованиях показана ведущая роль иммунной системы в патогенезе перинатальных поражений ЦНС. Установлено, что показатели отдельных интерлейкинов положительно коррелируют со степенью гипоксически-ишемической энцефалопатии и могут использоваться в качестве ранних биомаркеров для диагностики церебральных повреждений у новорожденных высокого риска.

Цель исследования. Определить прогностическую ценность провоспалительных интерлейкинов у новорожденных с гипоксически-ишемическим поражением ЦНС.

Пациенты и методы. Обследованы 45 детей с гипоксически-ишемическим поражением ЦНС, рожденных в ГБУ «Родильный дом» (г. Грозный) с гестационным возрастом ≥ 36 нед, весом ≥ 2000 г. У 32 детей определялись признаки ГИЭ 2 ст., у 13 — ГИЭ 3 ст. Контрольную группу составили 50 здоровых новорожденных. Динамику психомоторного развития оценивали с помощью коэффициентов моторного развития — MQ (Motor quotient) и интеллектуального развития ребенка — DQ (Developmental quotient). Исход считали неблагоприятным в случае гибели ребенка, развития микро- или гидроцефалии, глухоты, слепоты, эпилепсии, детского церебрального паралича, задержки психомоторного развития с показателями DQ < 75% и MQ < 70%.

Количественное определение цитокинов (IL-1β, IL-6, IL-8, IL-18) в сыворотке крови выполняли методом твердофазного иммуноферментного анализа с использованием коммерческих тест-систем «Вектор-Бест» в соответствии с инструкцией производителя. Для анализа межгрупповых различий применяли критерии Манна – Уитни, Ньюмена – Кейлса, Данна. Степень риска развития неблагоприятного неврологического исхода оценивали по величине отношения шансов (OR). Статистически значимыми считали различия при p < 0,05.

Результаты. Резидуальные исходы удалось оценить у 38 детей, трое детей умерли, четверо — потеряны для наблюдения. Неблагоприятные неврологические последствия формировались у 47,4% детей в виде задержки психомоторного и речевого развития (47,4%), гидроцефалии (7,9%), микроцефалии (2,6%), эписиндрома (13,6%), потери слуха (5,3%), зрения (2,6%), детского церебрального паралича (10,5%).

У детей с ГИЭ выявлено повышение уровней IL-1β — 17,7 [13,6; 25,4], p = 0,009 и IL-6 — 35,2 [24,9; 45,0], p = 0,001. Аналогичные показатели у здоровых новорожденных составили 6,55 [4,1; 12,4] и 17,55 [13,4; 24,4] соответственно. Не установлено статистически значимых изменений сывороточных показателей IL-8 и IL-18. Выявлено существенное увеличение уровней провоспалительных цитокинов у пациентов с неблагоприятными исходами по сравнению с благоприятными. Статистически значимые различия получены для IL-1β — 25,5 [18,8; 29,70] и 13,95 [11,40; 19,15], p = 0,0001, IL-6 — 45,70 [36,90; 112,60] и 29,6 [19,85; 37,3], p = 0,0006, IL-8 — 13,50 [10,30; 14,80] и 10,85 [7,10; 13,86], p = 0,03, IL-18 — 37,10 [23,45; 39,80] и 23,50 [19,50; 30,0], p = 0,008.

При прогнозировании инвалидизирующих последствий ГИЭ установлена высокая предсказательная ценность для IL-1β и IL-6, но не для IL-8 и IL-18. Увеличение риска формирования неблагоприятного неврологического исхода определялось при увеличении IL-1β более 19,4 пг/мл (OR = 12,80; 95% CI: 2,90–56,58, AUC 0,86) и IL-6 более 40,1 пг/мл (OR = 11,33; 95% CI: 2,46–52,15, AUC 0,70). Уровни чувствительности, специфичности, положительной и отрицательной предсказательной ценности составили 85,0%, 76,2%, 80,0%, 76,0% и 66,7%, 85,0%, 82,0%, 71,0% соответственно.

Заключение. Таким образом, у новорожденных с гипоксически-ишемической энцефалопатией наблюдается увеличение IL-1β и IL-6 в сыворотке крови. У детей с неблагоприятными исходами ГИЭ определяются высокие уровни IL-1β, IL-6, IL-8, IL-18. В качестве предикторов формирования инвалидизирующих последствий ГИЭ целесообразно использовать увеличение IL-1β > 19,4 пг/ мл (OR = 12,80; 95% CI: 2,90–56,58) и IL-6 > 40,1 пг/мл (OR = 11,33; 95% CI: 2,46–52,15), зарегистрированное в первые 4–96 ч после рождения.

51 37
Аннотация

Актуальность. В ситуации пандемии, вызванной коронавирусной инфекцией, особую группу риска составляют пациенты с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Нарушения ритма сердца не только усугубляют тяжесть состояния, но и могут быть угрозой для жизни пациента.

Цель исследования. Уточнить взаимосвязь между коронавирусной инфекцией и нарушениями ритма сердца у пациентов детского возраста.

Пациенты и методы. Обследованы 49 пациентов с коронавирусной инфекцией в возрасте от 1 мес до 17 лет, у которых были выявлены нарушения ритма сердца. Пациентам выполнены общеклинические, серологические и вирусологические лабораторные исследования, ЭКГ и УЗИ сердца. Дети были разделены на две группы: 1-я — с фоновой сердечной патологией (врожденные пороки сердца, малые аномалии сердца, аритмогенная дисплазия правого желудочка), 2-я — без фоновой патологии.

Результаты. У всех пациентов на ЭКГ были выявлены нарушения ритма и проводимости: АВ-блокада 1-й степени, блокада передней ветви левой ножки пучка Гиса, полная блокада правой ножки пучка Гиса, синдром укороченного интервала PQ, удлинение QT, выраженная синусовая тахи- и брадикардия, суправентрикулярная и желудочковая экстрасистолия, миграция водителя ритма. В 1-й группе детей с фоновой сердечной патологией преобладали нарушения ритма в виде выраженной синусовой тахикардии, удлинения интервала QT. У пациента с синдромом Бругада развилась суправентрикулярная и желудочковая пароксизмальная тахикардия, явившаяся причиной летального исхода. Во 2-й группе чаще регистрировалась выраженная синусовая тахикардия, суправентрикулярная и желудочковая экстрасистолия. У большинства пациентов без фоновой сердечной патологии нарушения ритма сердца исчезали к моменту выписки из ­стационара.

Заключение. Коронавирусная инфекция может быть фактором, провоцирующим нарушения ритма и проводимости у пациентов без сопутствующих заболеваний сердца и усугублять нарушение ритма у детей с фоновой сердечной патологией. Вновь возникшие нарушения ритма и проводимости у пациентов с коронавирусной инфекцией обусловлены чаще всего воспалительным и ишемическим повреждением миокарда.

52-53 33
Аннотация

Актуальность. Одним из серьезных заболеваний у преждевременно родившихся детей является ретинопатия недоношенных, развивающаяся преимущественно у детей с массой тела при рождении менее 1500,0 г и сроком гестации 32 нед. Это вазопролиферативное заболевание глаз недоношенных детей, в основе которого лежит незрелость структур глаза, в частности сетчатки, к моменту преждевременного рождения ребенка. В основе клинических проявлений ретинопатии недоношенных лежит нарушение нормального васкулогенеза сетчатки, который начинается на 16-й нед внутриутробного развития и завершается лишь к моменту планового рождения ребенка (40 нед гестационного ­возраста). Даже при современных условиях выхаживания у детей, родившихся при сроке беременности 22–27 нед, не только сохраняется высокая вероятность развития ретинопатии недоношенных, но и возрастает риск тяжелого, атипичного течения заболевания, приводящего к неблагоприятным исходам, необратимой потере зрения, несмотря на адекватную лечебную тактику в активной фазе ретинопатии недоношенных. Практически все дети, родившиеся раньше срока, имеют офтальмоскопические отличия от доношенных детей. В норме на глазном дне недоношенных всегда выявляются аваскулярные зоны по периферии сетчатки, причем их протяженность тем больше, чем меньше гестационный возраст ребенка на момент осмотра.

Цель исследования. Изучение результатов офтальмологического обследования и лечения недоношенных новорожденных отделения патологии новорожденных и недоношенных детей Омского областного перинатального центра в зависимости от факторов риска за период 2018–2020 гг.

Пациенты и методы. За 2018–2020 г. в отделении патологии новорожденных и недоношенных детей (2-й этап выхаживания) ПЦ БУЗОО ОКБ г.Омска было пролечено 888 ребенка, из них недоношенных — 415 детей (48,0%). Родившиеся с экстремально низкой массой тела (менее 1000,0 г) составили 67 чел. (7,5%), с очень низкой массой тела (1000,0– 1499,0) — 104 чел. (11,7%), низкой массой тела (1500,0–1999,0) — 94 чел. (10,5%). Всем детям проводился офтальмологический осмотр с помощью непрямой офтальмоскопии бинокулярным офтальмоскопом. Для офтальмологического обследования недоношенных использовалась ретинальная камера Retcam II. Обследование проводилось согласно федеральным клиническим рекомендациям и протоколам лечения ретинопатии недоношенных на ретинальной камере (Москва, 2013).

Результаты. Из 415 недоношенных, получивших лечение в ОПН, ретинопатия недоношенных была выявлена лишь у 82 недоношенных новорожденных (19,7%). Из 82 детей у 13 человек (15,8%) диагностирована тяжелая стадия заболевания, что потребовало оперативного вмешательства. Все недоношенные имели срок гестации 26–28 нед и массу тела при рождении 980,0–1100,0 г. В развитии заболевания имели место факторы риска, оказавшие неблагоприятное воздействие на незрелую сетчатку недоношенного младенца и приводящих к нарушению ее нормального васкулогенеза: тяжелая внутриутробная гипоксия плода (95%), внутриутробное инфицирование (25%), тяжелый РДС-синдром (61%), длительная зависимость от кислородно-воздушной смеси (33%), осложненный период ранней адаптации (100%). Все недоношенные были неоднократно осмотрены неонатологом, неврологом, офтальмологом. Частота осмотров офтальмолога определялась изменениями на глазном дне у детей. Так, при впервые выявленной ретинопатии недоношенных осмотр проводился 1 раз в неделю, а при необходимости — и до 3 раз в неделю, что зависело от стадии и степени развития тяжести процесса на глазном дне. В случае дальнейшего прогрессирования ретинопатии недоношенных благоприятный исход лечения у недоношенных детей во многом зависел от своевременной диагностики и проведения оперативного лечения (транспупиллярная лазеркоагуляция) в ближайшие 72 ч после выявления пороговой стадии. В качестве офтальмокоагулятора использовался современный отечественный инфракрасный диодный эндолазерный аппарат последнего поколения Алод-01 «Алком», оснащенный набором волоконнооптических инструментов. Преимущества лазерной коагуляции: прицельная обработка зоны патологии, меньшая травматизация тканей глаза, возможность проведения лечения непосредственно в перинатальном центре. В наиболее сложных случаях проводились телеконсультации с федеральными офтальмологическими центрами Санкт-Петербурга и Калуги. Условием выписки детей с ретинопатией недоношенных явилась стабилизация процесса или регресс заболевания при достижении постконцептуального возраста 39–40 нед и улучшения состояния ребенка со стороны других органов и систем с обязательным указанием сроков дальнейшего динамического наблюдения офтальмологом. Недоношенные дети, перенесшие ретинопатию тяжелой степени, получали консультацию специалистов в областной специализированной больнице — БУЗОО «Клиническая офтальмологическая больница им. В.П. Выходцева» г. Омска.

Заключение. Внедрение современных научно обоснованных протоколов выхаживания недоношенных новорожденных позволило минимизировать риск развития ретинопатии недоношенных у детей с низкой массой тела при рождении и выраженной соматической отягощенностью. Своевременно проведенное высокотехнологичное оперативное лечение позволило профилактировать отслойку сетчатки, сохранить зрение и обеспечить удовлетворительное качество жизни недоношенным детям.

54-55 33
Аннотация

Актуальность. Проблемы недоношенных, родившихся с экстремально низкой (ЭНМТ) и очень низкой массой тела (ОНМТ), до сих пор остаются приоритетными не только в отечественном, но и мировом здравоохранении, поскольку вносят ощутимый вклад в формирование здоровья общества в целом (Полин Р.А., Спитцер А.Р., 2011; Намазова-Баранова Л.С., 2013, 2015; Иванов Д.О., 2015, 2016; Антонова Л.К., 2015; Заваденко Н.Н. с соавт., 2018). Изучение результатов выхаживания и исходов у глубоконедоношенных детей представляет как научный, так и практический интерес, являясь основой для дальнейшего наблюдения за такими детьми с целью снижения их инвалидизации и улучшения качества жизни.

Цель исследования. Изучение особенностей исходов у глубоконедоношенных детей с учетом последовательного внедрения в практику современных перинатальных технологий.

Пациенты и методы. Проведено ретроспективное исследование недоношенных детей, родившихся с ЭНМТ и ОНМТ и находившихся на выхаживании в перинатальном центре БУЗОО ОКБ г. Омска за период с 2012– 2020 гг. Всего в исследование включены 106 детей, которые были разделены в зависимости от гестационного возраста на три группы: 1-я — 22–25 нед (n = 30), 2-я — 26–28 нед (n = 60), 3-я — более 28 нед (n = 16). Результаты обработаны с помощью пакета программ MS Excel с применением непараметрических методов описательной статистики (критерий χ2, факторный, дисперсионный анализ).

Результаты. Выявлены факторы риска у всех матерей, чьи дети вошли в исследование. У четверти женщин (25,4%) (n = 29) наблюдалось сочетание соматических и гинекологических заболеваний. Беременность протекала с угрозой прерывания у 68 (64,2%), с признаками хориоамнионита — у 9 (8,5%) женщин. Воспалительные заболевания органов малого таза представлены вагинитом (38%), хроническим сальпингоофоритом (34%), хроническим эндометритом (14%), бактериальным вагинозом (14%). Акушерский анамнез был отягощен наличием абортов в анамнезе (54%), развитием преэклампсии (48,1%) в течение настоящей беременности. Достоверно чаще анемия встречалась у женщин 1-й группы (33,3%), чем 2-й (28,3%) и 3-й (25%) (χ2 = 9,97, р = 0,007). Преобладало оперативное родоразрешение — 82 недоношенных ребенка (78,1%). Антенатальная стероидная профилактика респираторного дистресс-синдрома была проведена 58 беременным (55,2%). За исследованный промежуток отмечалась положительная динамика назначения антенатальной профилактики РДС при угрозе преждевременных родов. Гестационный возраст (ГВ) новорожденных составил от 22 до 31 нед, преобладали дети со сроком гестации 25–28 нед (группа 2). Масса тела недоношенных при рождении составила в среднем 792 ± 142,5 г, наименьшая масса тела — 450 г. С 2012 г. помощь детям с ЭНМТ и ОНМТ оказывалась согласно имеющимся протоколам с применением современных технологий выхаживания таких детей (применение теплосберегающей пленки в родильном зале, введение сурфактанта, ИВЛ в триггерном режиме, соблюдение охранительного режима и пр.). С 2016 г. внедрялись современные способы стабилизации недоношенных в родильном зале: отсроченное пережатие пуповины, маневр «продленного вдоха», неинвазивная респираторная поддержка (NCPAP). Такой подход позволил уменьшить потребность в проведении ИВЛ, значительно снизить количество детей с внутрижелудочковыми кровоизлияниями (ВЖК), с тяжелыми анемиями, требующих проведения гемотрансфузии. Необходимо отметить тенденцию к снижению частоты развития инвалидизирующей патологии (тяжелые ВЖК, НЭК, ретинопатия, БЛД) с 2012 по 2020 г., что можно объяснить внедрением перинатальных технологий, улучшающих исходы у глубоконедоношенных детей, а также накоплением опыта медицинского персонала. Показательна динамика частоты формирования внутрижелудочковых кровоизлияний, которые расцениваются как маркер качества оказываемой перинатальной помощи. Достоверно чаще ВЖК отмечалось в 1-й группе — 20 случаев (66,6%) по сравнению со 2-й и 3-й группами — 26 (43,3%) и 6 (37,5%) соответственно (χ2 = 9,2, р = 0,01). Программа развивающего ухода (NIDCAP — имитация внутриматочных условий), внедренная в ОРИТН, включала создание темноты (наличие покрытий на кувезы), тишины, использование специальных укладок- «гнезд», поддерживающих положение ребенка в виде комочка и напоминающих стенку матки; обучение медицинского персонала и родителей; мероприятия по предотвращению боли; использование средств и методов ухода, способствующих развитию недоношенных детей (метод «кенгуру», игрушки); сотрудничество медицинского персонала и родителей, психологическую помощь семье.

Из всех детей, находившихся на выхаживании в ОРИТН, выжило 75 (70,1%), при этом процент выживших увеличивался к 2018–2020 гг., что отражало эффективность внедряемых методов выхаживания. При этом прослеживалась прямая зависимость частоты выживания по мере увеличения гестационного возраста. Так, в 1-й группе (ГВ 23–25 нед) выжили только 36,7%, во 2-й группе детей (ГВ 26–28 нед) выжили 68,3%, а среди детей с ГВ более 28 нед — 75% (χ2 = 9,95, р = 0,007).

Заключение. За прошедшее десятилетие положительная динамика выхаживания глубоконедоношенных детей обусловлена последовательным внедрением перинатальных технологий, в том числе методики развивающего ухода NIDCAP, а также накопленным опытом медицинского персонала. С целью улучшения качества жизни недоношенных новорожденных необходим мультидисциплинарный подход к комплексной реабилитации детей в последующем на первом году жизни и дальнейшее их катамнестическое наблюдение.

56 45
Аннотация

Актуальность. Мастоцитоз — группа сравнительно редко встречающихся заболеваний, обусловленных пролиферацией тучных клеток в различных органах и тканях. В России кожные формы мастоцитоза составляют, по разным данным, от 0,1 до 0,8% всех дерматологических диагнозов.

Цель исследования. Представить клинический случай мастоцитоза у пациента в возрасте 9 мес.

Пациенты и методы. Анализ клинического случая и первичной медицинской документации.

Результаты. Мальчик от 3-й беременности, 2-х срочных родов, вес при рождении — 2640 г. В период новорожденности отмечалась неонатальная желтуха до 2 мес. В 2,5-месячном возрасте у ребенка на коже живота, в области левого верхнего квадранта, появились высыпания: элементы диаметром 0,5–0,7 см, неправильной формы, багрово-красного цвета, склонные к слиянию, возвышающиеся над поверхностью кожи. Высыпания периодически краснели и набухали при трении, купании в теплой воде. Педиатром данные высыпания были расценены как гемангиома в области живота. В возрасте 3 мес ребенок консультирован дерматологом. На коже при трении элементов отмечалось их покраснение, образование волдыря, что свидетельствовало о положительном симптоме Дарье – Унны. Был выставлен диагноз: «Мастоцитоз, кожная форма. Пигментная крапивница». Назначен внутрь фенистил в возрастной дозировке на 2 нед, дополнительно наружно — эмоленты. В возрасте 4 мес отмечалось появление еще 2 новых багрово-красных элементов неправильной формы справа, склонных к слиянию, диаметром 0,5 см.

Заключение. Благоприятный исход заболевания характерен для детей с типичным течением болезни и при возникновении его в возрасте до 2 лет. У половины детей с кожными формами мастоцитоза регистрируют отсроченный регресс высыпаний. Из-за вероятности перехода в старшем возрасте кожного мастоцитоза в системный необходимо осуществлять диспансерное наблюдение за ребенком, страдающим этим заболеванием.

57 40
Аннотация

Актуальность. Бронхиальная астма (БА) является распространенным в детском возрасте заболеванием дыхательных путей. В последние годы уделяется повышенное внимание к роли обеспеченности организма витамином D (VD) в тяжести течения БА.

Цель исследования. Изучить частоту профилактического применения витамина D у детей, страдающих БА, а также уровень осведомленности их родителей о роли VD в организме ребенка.

Пациенты и методы. Проведен анализ медицинской документации и анкетирование родителей детей, страдающих БА (n = 120) в ГБУ РО ГДП № 3 г. Рязани. Для исследования была разработана анкета, которая включала открытые и закрытые вопросы. Статистическая обработка данных была проведена с помощью прикладного пакета Microsoft Office Excel.

Результаты. В группе обследованных детей 80,8% (n=97) были старшего школьного возраста, превалировали мальчики (66,6%, n = 80). Тяжесть течения БА соответствовала легкой (64,1%, n = 77) и среднетяжелой степени (35,9%, n = 43). Среди респондентов 89,1% (n = 107) указали, что дети получали витамин D только на 1 году жизни, в 86,6% (n = 104) случаев — по назначению врача-педиатра. Целью витаминопрофилактики родители считали: «для укрепления здоровья» (30%, n = 36), «укрепления костей» (22,5%, n = 27) и «правильного развития ребенка» (17,5%, n = 21). Среди факторов, влияющих на тяжесть течения БА, родители отмечали: прием базисной терапии (96,6%, n = 116), наличие в семье домашних животных (78,3%, n = 94) и курение родителей (65%, n = 78). На вопрос «Влияет ли VD на течение БА?» 28,3% (n = 34) опрошенных дали положительный ответ, 67,5% (n = 81) респондентов не считают, что VD влияет на тяжесть течения БА, и 5 человек (4,1%) воздержались от ответа. Среди источников информации о VD 63,7% (n = 76) опрошенных указали на получение знаний из средств массовой информации, 36,3% (n = 44) — от медицинских работников.

Результаты опроса показали, что в исследуемой группе профилактика дефицита витамина D проводилась только в грудном возрасте. Большинство родителей недостаточно информированы о положительном влиянии VD на течение бронхиальной астмы у детей и других внекостных эффектах VD. В связи с этим всем медицинским работникам следует уделять больше времени санитарно-просветительской работе об уникальности «витамина солнца».

58 34
Аннотация

Актуальность. Несомненно, на данный момент важнейшим и волнующим мировое сообщество вопросом является потенциальное влияние инфекции, вызванной COVID-19, на течение беременности, развитие внутриутробного ребенка и состояние здоровья новорожденных.

Цель исследования. Провести анализ влияния вируса SARS-CoV-2 во время беременности на возникновение респираторной патологии у новорожденных в раннем неонатальном периоде.

Пациенты и методы. Из 50 доношенных новорожденных, рожденных в период с сентября по декабрь 2021 г. в ОБУЗ ОПЦ г. Курска было выделено 2 группы. 1-я группа — 25 новорожденных от практически здоровых матерей, перенесших COVID-19 во время беременности, 2-я группа — 25 детей от практически здоровых матерей с физиологически протекавшей беременностью. Сравнение двух групп по количественному показателю, распределение которого отличалось от нормального, выполнялось с помощью U-критерия Манна – Уитни.

Результаты. Анализ данных анамнеза течения беременности в первой группе пациентов: 0% беременных, перенесших COVID-19 в I триместре, во II триместре — 48%, в III триместре — 52%. В результате клинического наблюдения респираторные нарушения в раннем неонатальном периоде у новорожденных из 1-й группы наблюдались у 56% детей (из них транзиторное тахипноэ новорожденных — у 24%, внутриутробная пневмония — у 32%), во 2-й группе — у 16% (из них транзиторное тахипноэ новорожденных — у 12%, внутриутробная пневмония — у 4%) Согласно статистической обработке данных, при сопоставлении случаев возникновения внутриутробной пневмонии в зависимости от наличия перенесенного COVID-19 во время беременности были установлены существенные различия (p = 0,011) (используемый метод: U-критерий Манна – Уитни).

Заключение. Проведенное исследование показывает, что предрасполагающим фактором развития внутриутробной пневмонии может являться новая коронавирусная инфекция COVID-19, перенесенная во время беременности.

59 35
Аннотация

Актуальность. В последние годы отмечается заметный рост соматических расстройств у детей разного возраста одновременно с резким увеличением стрессовых воздействий на ребенка. Все это в сочетании с факторами социального неблагополучия оказывается благодатной почвой для дальнейшего ухудшения состояния здоровья и поломки адаптационных механизмов организма, развития болезненных и патологических состояний.

Цель исследования. Изучить адаптационные возможности детей, проживающих в приемных семьях, для тактического подхода по оказанию им своевременной помощи.

Пациенты и методы. Анализ состояния здоровья детей, воспитывающихся в приемных семьях и учреждениях социальной сферы для несовершеннолетних, показал, что большинство детей из основной группы наблюдения состояли на учете по III (43,3%) и IV (23,3%) группам здоровья, реже — по II группе здоровья (33,3%). В то время как дети, воспитывающиеся в учреждениях социальной сферы, чаще состояли на учете по II (50,0%) и III (33,3%) группам здоровья, реже — по IV (16,7%) группе здоровья. Дети основной группы наблюдения в 2 раза чаще имели хронические заболевания (66,7%), чем функциональные нарушения (p = 0,15), в то время как в группе сравнения дети чаще имели функциональные нарушения (на 16,7%), но достоверных различий не установлено (p = 0,79). Анализ зависимости показателей академической, социальной и личностной адаптаций в зависимости от состояния здоровья показал, что у школьников основной группы наблюдения с низкими показателями адаптационных возможностей чаще встречалась IV (71,4%), реже — III (38,5%) группы здоровья (p = 0,05), что отражало низкую резистентность и реактивность организма у данного контингента учащихся. В группе сравнения детей с низкими показателями адаптации оказалось на 51,4% меньше, чем в основной группе наблюдения, и все они состояли на учете по IV группе здоровья (20,0%, p = 0,05). Дети из основной группы наблюдения, имевшие средние показатели адаптации, чаще наблюдались по II (70,0%), реже — по III (61,6%) группам здоровья и еще реже — по IV группе здоровья (42,5%), но достоверных различий не установлено. 66,7% детей со II группой здоровья и 50,0% детей с III группой здоровья из группы сравнения имели хорошие показатели адаптации, что свидетельствовало о благоприятном течении адаптации и достаточных резервных возможностях у детей с функциональными нарушениями или хроническими заболеваниями, но в стадии стойкой клинико-лабораторной ремиссии. В то время как хорошие показатели академической, социальной и личностной адаптации выявлялись на 30,0% реже у детей основной группы наблюдения с функциональными нарушениями. То есть у тех, которые состояли на учете по II группе здоровья. Необходимо отметить, что в процессе обучения школьная адаптация сопровождалась умеренным психоэмоциональным напряжением, проявляясь снижением адаптационных возможностей при стрессовой ситуации и повышением уровня функционирования элементарной биосистемы у всех детей с IV группой здоровья и у 2/3 детей с III группой здоровья независимо от места проживания. У этих детей снижался оптимальный уровень адаптации до 5,0%, стадия напряжения — до 0,0%, возрастала стадия резистентности до 50,0% и стадия истощения — до 43,8% при физиологических показателях 20,0, 40,0, 30,0 и 10,0% соответственно, что важно учитывать при составлении программ и проведении профилактических и коррекционных мероприятий.

Результаты. Дети из приемных семей достоверно чаще имеют хронические заболевания. Независимо от места проживания у всех детей с хроническими заболеваниями снижены адаптационные возможности. Для детей с хронической патологией в стадии субкомпенсации характерно формирование нарушений всех видов адаптации, требующей немедленной коррекции. Благополучное течение адаптации свойственно здоровым детям или с функциональными нарушениями вне фазы обострения.

60 28
Аннотация

Актуальность. Одной из актуальных задач современного здравоохранения является оказание эффективной, качественной паллиативной помощи детям. С этой целью в Республике Беларусь создан Республиканский клинический центр паллиативной медицинской помощи детям (Центр).

Цель исследования. Создание комплексной программы оказания паллиативной медицинской помощи детям с нейромышечными заболеваниями (НМЗ) на базе Центра.

Пациенты и методы. Под динамическим наблюдением в Центре находятся 43 ребенка со спинальной мышечной атрофией (средний возраст 10,2 ± 4,6 года) и 79 мальчиков с миодистрофией Дюшенна (средний возраст 10,4 ± 4,4 года). Проанализирован и обобщен опыт работы мультидисциплинарной команды специалистов Центра (детский невролог (координатор), педиатр, анестезиолог-реаниматолог, ортопед, эндокринолог, физический терапевт, психолог, учитель-дефектолог) с пациентами с НМЗ за 2018– 2021 гг.

Результаты. При составлении индивидуальной программы команда специалистов ставит цель, определяет первоочередные и перспективные задачи. Координатор непосредственно работает с семьей, оценивает динамику заболевания, обеспечивает взаимодействие специалистов в команде, обобщает рекомендации. Программа предусматривает оценку состояния ребенка в динамике каждым специалистом и коррекцию выявленных нарушений, комплексное обследование с определением показаний для НИВЛ/ИВЛ (ЭКГ, спирография, ночная пульсоксиметрия, КЩС) с подбором параметров; риска развития остеопороза (денситометрия, показатели минерального обмена), нутритивного статуса (биоимпедансометрия) с выбором оптимального питания и способа кормления при нарушении глотания. Команда специалистов использует семейно-ориентированный подход. Особое внимание уделяется обучению родителей техникам респираторной поддержки, постуральному контролю, физической терапии, даются рекомендации по созданию адаптивной домашней среды. Специалисты постоянно поддерживают связь с семьей пациента, обеспечивая динамическое наблюдение и психологическую поддержку.

Заключение. В Центре создана и реализуется комплексная программа помощи детям с НМЗ мультидисциплинарной командой специалистов, основанная на принципах динамического наблюдения и семейно-ориентированного подхода. Эффективная совместная работа семьи и специалистов обеспечит качественное продление жизни пациентов с НМЗ.

61 39
Аннотация

Актуальность. Частота врожденных пороков развития (ВПР) в популяции составляет 1,5–5%. Причины ВПР могут иметь генетическую, инфекционную, тератогенную, мультифакторную природу и др. Множественные ВПР, обусловленные микроделецией длинного плеча 7-й хромосомы, входят в синдром Вильямса.

Цель исследования. Анализ истории болезни ребенка с синдромом Вильямса (генетически подтвержденный) для своевременного выявления орфанных генетических заболеваний врачами разных специальностей, в первую очередь — врачами первого контакта.

Пациенты и методы. Медицинская документация девочки М., 13 лет, с синдромом Вильямса, с рождения и по настоящее время находящейся под нашим наблюдением. Использовались клинические, лабораторные, инструментальные (эхокардиография (ЭхоКГ), суточное мониторирование электрокардиограммы (ЭКГ) и артериального давления (АД), компьютерная томография (КТ) органов грудной клетки с ангиографией и др.), генетические методы исследования (кариотипирование, молекулярно-цитогенетическое ­исследование).

Результаты. От первой беременности, протекавшей на фоне пиелонефрита, анемии легкой степени. Роды первые, в срок. Девочка родилась с задержкой внутриутробного развития (масса тела — 2550,0 г, рост — 50,0 см), в асфиксии умеренной степени (оценка по APGAR — 4/5 баллов). На грудном вскармливании до 2 мес. Отставала в физическом и психомоторном развитии. В роддоме выявлен врожденный порок сердца (ВПС). На ЭхоКГ: стеноз правой ветви легочной артерии с градиентом давления (Δр) 35 мм рт. ст., надклапанный стеноз аорты с Δр 30 мм рт. ст. Заболевание носило прогрессирующий характер. В 11 лет на ЭхоКГ: надклапанный стеноз аорты с Δр 61,3 мм рт. ст., гипертрофия миокарда левого желудочка. Проведена радикальная коррекция ВПС, результат операции удовлетворительный. В 5 мес прооперирована по поводу кавернозной гемангиомы предплечья, в 2,5 года — правосторонней паховой грыжи. В 3 года по данным сонографии диагностирована медуллярная дисплазия почек. В 4 года окулистом выявлена гиперметропия. Имеет место ранний пубертат, менархе — 9 лет. Физическое развитие в 11 лет — ниже среднего. В 10 мес на основании клинических критериев в генетическом центре установлен синдром Вильямса. Молекулярно-генетическим методом диагноз подтвержден в 9 лет. Родители пробанда и младшая сестра клинически здоровы.

Заключение. В данном клиническом наблюдении синдром Вильямса представлен типичными признаками: специфические черты лица («звездчатый» рисунок синей радужки глаз, эпикант, припухлость век, маленькая нижняя челюсть, широкий рот, полные губы, неправильный прикус, длинный фильтр, маленький нос с закругленным концом и открытыми вперед ноздрями, оттопыренные уши и др.), надклапанный стеноз аорты, паховая грыжа, чрезмерное дружелюбие, говорливость, задержка физического и психического развития. Однако не выявлена гиперкальциемия, не зафиксирована артериальная гипертензия.

62 34
Аннотация

Актуальность. В настоящее время еще не проводился анализ связи полиморфизмов генов FTO (rs9939609), PON1 (Gln192Arg) и BDKRB2 (ins/del(9b)) с ожирением в детском возрасте.

Цель исследования. Изучение ассоциации полиморфизмов генов FTO (rs9939609), PON1 (Gln192Arg) и BDKRB2 (ins/del(9b)) с ожирением у детей и подростков из г. Ростова-на-Дону.

Пациенты и методы. В исследовании «случай-контроль» были определены однонуклеотидные полиморфизмы (SNP) FTO rs9939609, PON1 Gln192Arg и BDKRB2 ins/del(9b) у 705 пациентов возрасте от 3 до 17 лет. Из них 370 человек страдали ожирением (ИМТ > 30, основная группа), в контрольную группу вошли 335 человек без ожирения (ИМТ ≤ 20). Генотипирование полиморфизмов генов PON1 (Gln192Arg), BDKRB2 (ins/del(9b)) и FTO (rs9939609T>A) проводили с использованием ПЦР-амплифицированных фрагментов.

Результаты. Между основной и контрольной группами выявлены различия (р < 0,05) по частоте встречаемости генотипа TT (p = 0,009; OR 1,67; 95% ДИ (1,14–2,46)) и аллеля T (р = 0,008; OR 1,33; 95% ДИ (1,08–1,64)) полиморфизма rs9939609 гена FTO. Частоты генотипа GlnGln гена PON1 (Gln192Arg) не различались в основной и контрольной группах (р = 0,050; OR 0,74; 95% ДИ (0,55–1,00)). Распределение частот генотипов BDKRB2 ins/del(9b) у детей и подростков с ожирением и без ожирения различались (р = 0,011; OR 0,35; 95% ДИ (0,15–0,80)). Также наблюдали достоверные различия (p < 0,05) распределения аллелей гена BDKRB2 (ins/del(9b)).

Заключение. Выявлена взаимосвязь полиморфизмов rs9939609 гена FTO, Gln192Arg гена PON1 и del9/del9 гена BDKRB2 ins/del(9b) с риском детского ожирения (г. Ростов-на-Дону, Россия). Небольшое увеличение риска ожирения было показано в двух моделях доминантного и рецессивного гена PON1 (Gln192Arg).

63 36
Аннотация

Актуальность. Острая патология нижних отделов дыхательных путей является актуальной социальной проблемой медицины в целом. Заболеваемость внебольничной пневмонией в регионах составляет от 5 до 17 случаев на 1000 детского населения в год. В подростковом возрасте регистрируется около 13 случаев на 1000 детей в год.

Цель исследования. Изучить клинико-параклинические проявления внебольничной пневмонии у детей подросткового возраста.

Пациенты и методы. Методом случайной выборки проведен анализ медицинских карт (форма 003/у) 62 стационарных больных с диагнозом «внебольничная пневмония», находящихся на обследовании и лечении в ГБУЗ «Детская городская клиническая больница города Краснодара» МЗ КК в период 2018–2019 гг.

Результаты. В исследование вошли подростки от 10 до 17 лет, средний возраст — 13 лет (σ ± 2). Преимущественно дети были в возрасте 10–13 лет (64,5%), а 14–17-летних оказалось 35,5%. Мальчиков выявлено больше — 56,5%, чем девочек (43,5%). До госпитализации пиретическая лихорадка (более 39 °С) выявлена в 12,9% случаев, фебрильная лихорадка (38–39 °С) — в 50%, субфебрильное повышение температуры (37–38 °С) — в 37,1%. Кашель беспокоил почти всех больных (95,2%), в 85% случаев он был малопродуктивным и редким. Признаки дыхательной недостаточности выявлены у 6 подростков (9,5%). При объективном осмотре и рентгенографии органов грудной клетки у больных выявлены пневмонии: правосторонняя — в 55% случаев, левосторонняя — в 40,2% и двусторонняя — в 4,8%; очаговая — в 35,5%, сегментарная — в 24,2%, полисегментарная — в 12,9% и долевая — в 27,4%. В общем анализе крови нейтрофильный лейкоцитоз выявлен у 27,4% подростков, а лейкопения (менее 5,0 × 109/л) — у 6,5%. Высокие показатели СОЭ и С-реактивного белка в плазме крови отмечены в 60,3% и 64,5% случаев соответственно.В17,7% выявлен атипичный возбудитель пневмонии — Mycoplasma pneumoniae (положительные АТ класса IgМ), а в 14,5% — вирус гриппа А (Н1N1). Из осложнений пневмонии выявлен только левосторонний синпневмонический плеврит — у 6,5% подростков. При поступлении назначалась антибактериальная терапия (цефалоспоринами II–III поколения). При выявлении микоплазменной инфекции назначался азитромицин. При подтверждении вирусной инфекции (грипп А) назначался осельтамивир.

Заключение. Таким образом, среди подростков с внебольничной пневмонией преобладали мальчики в возрасте 10–13 лет. Преимущественно выявлялись правосторонние и очаговые пневмонии. Из атипичных возбудителей пневмонии выявлена Mycoplasma pneumoniae, а из вирусных — вирус гриппа А (H1N1). На фоне проводимой терапии у всех подростков отмечена стойкая положительная динамика.

64 36
Аннотация

Актуальность. Гликогенозы — группа наследственных заболеваний, вызванных недостаточностью одного или нескольких ферментов, вовлеченных в синтез и распад гликогена, и характеризующихся накоплением патологических количеств или типов гликогена в тканях. Симптоматика возникает вследствие накопления гликогена или его промежуточных метаболитов либо из-за недостатка конечных продуктов распада гликогена, особенно глюкозы. Различия в степени тяжести и возрасте начала клинических проявлений вызваны вовлечением различных изоферментов или других компонентов поврежденных ферментных систем. Частота всех форм болезней накопления гликогена — 1 : 40000 населения. Несмотря на значительный прогресс в диагностике, в нашей стране заболеваемость гликогеновой болезнью остается достаточно низкой.

Цель исследования. Описание клинического случая ранней диагностики гликогеновой болезни.

Пациенты и методы. Проведен анализ клинической истории болезни ребенка с диагнозом: «Гликогеновая болезнь, тип 9, печеночная форма».

Результаты. Ребенок от 2-й беременности, 1-х самостоятельных родов в сроке 38,3 нед. 1-я беременность замершая. Вес при рождении — 3662 г, длина 54 см. Оценка по шкале APGAR — 7/8 баллов. Адаптационный период протекал без особенностей. Выписан из родильного дома в возрасте 3 дней с диагнозом: «Новорожденный 38,3 нед, транзиторная желтуха, риск по внезапной младенческой смерти 0 баллов». В возрасте 1 мес осмотрен педиатром, диагноз: «Затяжная желтуха новорожденного». Выполнены биохимический анализ крови — повышение общего билирубина (33,1 мкмоль/л) за счет прямой фракции (5,53 мкмоль/л), ультразвуковое исследование органов брюшной полости от 14.01.2021 — без патологии. Вакцинация проведена согласно национальному календарю прививок. Генеалогический анамнез: двоюродный брат по материнской линии — установлен диагноз «гликогеновая болезнь, IX тип», мама и родная тетя по линии матери — носители гетерозиготной Х-сцепленной мутации в гене РНКА2. В январе 2021 г. ребенку было проведено молекулярно-генетическое исследование методом прямого автоматического секвенирования, был исследован ген РНКА2, обнаружена нуклеотидная замена chrX:18959756П>А в гемизиготном состоянии. Консультирован генетиком, заключение: «E74.0 Гликогеноз, мутация в X-хромосоме, гемизиготная». Ребенок дистанционно консультирован ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России, даны рекомендации о грудном вскармливании, динамическом наблюдении за биохимическими показателями крови. В июне 2021 г. был госпитализирован в ФГАУ «НМИЦ здоровья детей» Минздрава России с диагнозом: «Гликогеновая болезнь. Печеночная форма». Ребенок на диспансерном учете у педиатра, гастроэнтеролога амбулаторно. С возраста двух мес систематически выполняется ультразвуковое исследование органов брюшной полости на предмет изменений паренхимы печени, размеров; сдается биохимический анализ крови, контролируется уровень глюкозы, билирубина, АЛТ, АСТ, щелочной фосфотазы, липидограммы, коагулограммы — имеет место стойкое отклонение от нормы показателей. Июнь 2021 г.: холестерин — 6 ммоль/л (повышение), ЛПНП — 4,3 ммоль/л (повышение), АСТ — 75 ед/л (повышение). В августе 2021 г.: АСТ — 62,4 ед/л (повышение), железо — 5,1 мкмоль/л (снижение). В октябре 2021 г.: гемоглобин — 109 г/л (снижение), ПТИ — 130% (повышение), триглицериды — 2,81 ммоль/л (повышение), ОЖСС — 57,2 мкмоль/л (повышение); ультразвуковое исследование органов брюшной полости от 13.09.2021 — эхо-признаки гепатомегалии. Диффузные изменения печени. За период наблюдения эпизодов гипогликемии не зафиксировано. Физическое и психическое развитие ребенка в эпикризные сроки соответствует возрасту. По настоящий момент получает грудное молоко. В июне 2021 г. в плановом порядке ребенок был госпитализирован в Федеральное государственное автономное учреждение «Национальный медицинский исследовательский центр здоровья детей» Минздрава России, где проведен ряд обследований в рамках диагностики и динамического наблюдения течения заболевания: ультразвуковое исследование органов брюшной полости — диффузные паренхиматозные изменения печени, признаки перипортальной реакции печени; фиброэластография — отсутствие фиброза печени; трехсуточный мониторинг гликемии — эпизодов гипогликемии не отмечается; биохимическое исследование крови: АЛТ — 44,4 ед/л (повышение), АСТ — 80 ед/л (повышение), холестерин — 5,9 ммоль/л (повышение) — минимальный синдром цитолиза; коагулограмма: АЧТВ — 31,5 с (повышение), ПТВ — 23,5 с (повышение), МНО — 1,75 (повышение), консультирован диетологом (даны рекомендации по питанию), по окончании выставлен диагноз: «Гликогеновая болезнь,тип 9, печеночная форма». Рекомендовано: прием урсодезоксихолевой кислоты (суспензия) 250 мг/5 мл по 2,75 мл 1 раз в сутки, длительно (15 мг/кг/сут). Следующая плановая явка запланирована на январь 2022 г. На постоянной основе ребенок принимает урсодезоксихолевую кислоту (суспензия) 250 мг/5 мл по 2,75 мл 1 раз в сутки, длительно (15 мг/кг/сут).

Заключение. В данном случае ранняя диагностика гликогеноза имеет большое значения для прогноза и дальнейшей тактики ведения ребенка. Важно определить тип наследственной патологии для прогноза тяжести течения заболевания. Немаловажным является также дальнейший антенатальный прогноз по рождению последующих детей в семье с данной патологией.

65 30
Аннотация

Актуальность. В структуре заболеваемости злокачественными новообразованиями детского населения второе месте после гемобластозов (30–40%) занимают новообразования головного мозга и других отделов нервной системы, удельный вес которых среди всех опухолей составляет 15–17% и среди солидных опухолей около 30%.

Цель исследования. Изучить частоту встречаемости и структуру первичных новообразований головного мозга и других отделов нервной системы за период 2019–2021 гг.

Пациенты и методы. Проведен ретроспективный анализ медицинской документации (форма № 003/у) 80 пациентов, находящихся на нейрохирургическом лечении в травматологическом отделении ГБУЗ РК «Детская республиканская больница» г. Петрозаводска в период 2019–2021 гг. по поводу первичных новообразований головного мозга и других отделов нервной системы.

Результаты. За период 2019–2021 гг. в травматологическом отделении находились 11 детей с впервые выявленными образованиями нервной системы. Распределение по годам: 2019 г. — 1 ребенок, 2020 г. — 3 детей, 2021 г. — 7 детей. Таким образом, в 2021 г. отмечается значительное увеличение новообразований — в2разапосравнениюспредыдущимигодами.Возрастная структура пациентов выглядела следующим образом: 2019 г. — 6 лет, 2020 г. — 8–16 лет, 2021 г. — 5 мес — 13 лет, что свидетельствует о возникновении новообразований нервной системы в любом возрастном периоде детства. Гендерный анализ показал наиболее частую встречаемость среди мальчиков — 7 человек по сравнению с 4 девочками. Полученные данные не отличаются от общероссийских и мировых данных. Нозологическая структура была представлена следующими патологиями: в 2019 г. — медуллобластома высокой степени злокачественности (grade IV — G IV), 2020 г. — папиллярная глионейрональная опухоль (G I), саркома Юинга с поражением третьего шейного позвонка (G IV) у ребенка 13 лет и доброкачественное образование — эмбриопластическая нейроэпителиальная опухоль. В 2021 г. в 2 случаях (5 мес и 9 лет) верифицирована медуллобластома (G IV), у 3 детей (7, 10, 13 лет) — пилоидная астроцитома (низкой степени злокачественности (G I) — у 1 ребенка и у 2 детей — высокой (G IV)). 1 ребенок 7 лет имел глиому ствола мозга (G IV) и 1 ребенок — ганглиому (G I). Таким образом, наиболее часто встречались медуллобластома (3 ребенка) и пилоидная астроцитома (3 ребенка). В клинике у всех детей наблюдалась общемозговая и глазодвигательная симптоматика, при локализации в задней черепной ямке дополнительно был атактический синдром. Основным методом лечения большинства детских опухолей головного мозга является хирургическая операция. Критерием выбора при G I является тотальное удаление образования. Всем детям проведено нейрохирургическое лечение. Дети с новообразованиями высокой степени злокачественности дополнительно прошли курсы лекарственной противоопухолевой и лучевой терапии.

Заключение. Объемные образования головного мозга у детей диагностируются все чаще. Динамическое наблюдение за состоянием здоровья ребенка и настороженность со стороны педиатров, детских неврологов, а также родителей позволяет выявить болезнь на ранних стадиях, поскольку опухоли головного мозга у детей в большинстве случаев проявляются разного рода неврологическими нарушениями.

66 31
Аннотация

Актуальность. Хроническое воспаление лимфоглоточного кольца отмечается более чем у 70% детей дошкольного возраста, хронические аденоидиты — у 50–75% детей всех возрастных групп. Данные категории детей подвержены высокому риску развития частых инфекций верхних и нижних отделов дыхательных путей.

Цель исследования. Изучены показатели местного иммунитета носоглотки в параллельных группах условно здоровых (УЗД) и часто болеющих детей (ЧБД).

Пациенты и методы. Исследование проводилось в период с 2017 по 2020 г. Было сформировано две группы наблюдения. Обе группы были сопоставимы по полу и возрасту, условиям пребывания, гигиенической характеристике. Группу сравнения составили 268 УЗД. Распределение по полу составило: мальчиков — 256 (49,7%), девочек — 259 (50,3%). Всем детям проводилась оценка клинико-функционально-лабораторного статуса. Дополнительно проведен мониторинг показателей местного иммунитета и факторов неспецифической резистентности.

Результаты. В результате проведенного комплексного клинического, лабораторного и функционального исследования установлено, что у ЧБД ХВЗН имели место в 100% случаев. В структуре патологии ЛОР-органов преобладали хронические аденоидиты с ГГМ I–II степени (57,4%), хронические тонзиллиты (11,8%), рецидивирующие средние отиты (14,4%), сочетанные очаги хронической носоглоточной инфекции (16,4%). В структуре заболеваний органов дыхания и патологии ЛОР-органов встречались пневмонии (4,2%), острые бронхиты (10,3%), ОСО (20,1%). 30,6% детей имели отклонения в физическом развитии. Удельный вес детей с III группой здоровья составил 68,5%. При сравнении факторов местного иммунитета детей с ХВЗН с группой УЗД достоверно отмечалось угнетение показателей местных и неспецифических факторов защиты: снижение концентрации sIgA (0,13 ± 0,07 г/л против 0,24 ± 0,21 г/л УЗД, р1-2 = 0,001) и ферментной активности лизоцима (52,1 ± 14,21% против 65 ± 19,45% УЗД, р1-2 = 0,0004). К окончанию исследования и в течение года показатели уровня sIgA (0,12 ± 0,07 г/л, р1-2 = 0,0004) и активности лизоцима (50,9 ± 16,62%, р1-2 = 0,0002) в назальном секрете у детей группы контроля оставались минимальными и отличались от данных значений в группе УЗД.

Заключение. Частые повторные ОРИ, хронические бактериальные инфекции у детей изменяют иммунологическую реактивность, в основе которой лежат многочисленные механизмы. Доказано, что клиническая картина воспалительного процесса в носоглотке в значительной степени определяется состоянием системного иммунитета. В настоящее время убедительно аргументирована концепция, согласно которой состояние системного иммунитета, местного иммунитета респираторного тракта и реакций неспецифической резистентности определяют течение и исход ХВЗ в носоглотке любой этиологии.

67 34
Аннотация

Актуальность. Здравоохранение и педиатрическая служба страны подверглись серьезным испытаниям в период пандемии COVID-19: распространение инфекции имело взрывной характер, не было вакцины, стационары не справлялись с потоком нуждающихся в экстренной госпитализации.

Цель исследования. Изучение объемов медицинской помощи детям на основных этапах ее оказания в период пандемии COVID-19.

Пациенты и методы. По разработанной нами программе проведен статистический анализ данных официальных отчетных форм медицинских организаций и Минздрава России за 2020 г.

Результаты. Резко сократились объемы профилактической работы в амбулаторном звене: показатель охвата профилактическими осмотрами детей в 2020 г. составил 68,6% при 95–96% в предыдущие годы, на 23% сократилось число посещений детей к врачам. Существенно сократились объемы стационарной помощи детям: на 1,6 млн уменьшилось число детей, лечившихся в больницах, на 21% меньше госпитализировано детей 1-го года жизни. На 25% выросла больничная летальность среди детей 0–17 лет и на 12% — среди детей до 1 года. На 36,7% сократились объемы оказания скорой медицинской помощи детям общепрофильными педиатрическими бригадами и на 19% — специализированными педиатрическими бригадами. 32 детские больницы в субъектах Российской Федерации оказывали стационарную помощь пациентам с COVID-19. В них было развернуто 1614 коек, госпитализированы 20 тыс. пациентов, 73% среди госпитализированных — взрослые.

Заключение. Несмотря на сложные условия работы медицинских организаций и серьезные испытания, выпавшие на педиатрическую службу в период пандемии, удалось не допустить роста младенческой смертности, смертности детей в возрасте 0–4 лет и 0–17 лет.

68 30
Аннотация

Актуальность. Одним из важных показателей компенсации сахарного диабета 1-го типа (СД 1) у детей является время нахождения в целевом диапазоне гликемии. Оценка данного параметра возможна только при проведении непрерывного мониторирования глюкозы (НМГ).

Цель исследования. Оценить эффективность применения НМГ (флеш-мониторирование глюкозы) у детей с СД 1.

Пациенты и методы. Группу исследования составили 23 ребенка с СД 1 (13 девочек, 10 мальчиков), средний возраст — 9,1 ± 2,8 года, находящиеся на НМГ на протяжении непрерывно 3 мес и более.

Результаты. Все дети и родители оценили психологический комфорт, так как частота проколов пальцев для оценки гликемии по глюкометру снизилась с 6–10 раз до 3 раз в сутки, и имелась возможность мониторирования гликемии в ночные часы без пробуждения ребенка. В динамике отмечено снижение показателей гликированного гемоглобина (НвА1с). При этом установлено, что чем выше был HbA1c до начала перевода на НМГ, тем более эффективна была нормализация НвА1с. Достигли целевого уровня НвА1с 82,6% детей. С помощью НМГ были выявлены постпрандиальные гипергликемии у 61% детей, что не выявлялось с помощью глюкометра, так как для этого требовались частые проколы кожи — более 6 раз в сутки. В целевом диапазоне гликемии (3,9– 10 ммоль/л) на фоне НМГ дети находились 65–78% времени суток, отмечено снижение частоты гипогликемий (глюкоза крови — 3,0–3,9 ммоль/л) до 1–3 раз в неделю. Гипогликемии (глюкоза крови — 3,0 ммоль/л и менее) не фиксировались. Родители отметили лучшую возможность коррекции гликемии при применении НМГ. Дети, занимающиеся спортом, указали на уменьшение страха и боязни гипогликемических состояний на фоне физической активности.

Заключение. Таким образом, применения НМГ при СД 1 у детей имеет огромное значение для повышения мотивации к контролю глюкозы крови наименее инвазивными методами и снижения риска развития острых и хронических осложнений диабета. Преимуществами НМГ являются улучшение и нормализация НвА1с, снижение частоты гипогликемии, снижение вариабельности гликемии в течение суток, увеличение времени в целевом диапазоне.

69 32
Аннотация

Актуальность. Острый гнойный средний отит (ОГСО) у детей — одна из причин назначения противомикробных препаратов. Основные возбудители ОГСО — S. pneumoniae, H. influenzae, M. catarrhalis. Нерациональное использование антибиотиков, которое усугубилось в период SARS-CoV-2-инфекции, существенно влияет на этиологическую структуру ОГСО.

Цель исследования. Изучить микробный пейзаж при ОГСО у детей, получающих специализированную помощь в детском оториноларингологическом отделении ГБУЗ ТО ОКБ № 2 г. Тюмени.

Пациенты и методы. Проанализированы результаты микробиологического исследования материала из среднего уха (n = 281), полученного при хирургическом вмешательстве, при ОГСО у детей за период 2020–2021 гг.

Результаты. Анализ микробиологического исследования выявил 22,1% положительных результатов. Среди выделенной микрофлоры нетипичные для ОГСО были выделены в 72,6% случаев. Из них неферментирующие грамотрицательные бактерии (P. aeruginosa, A. baumannii), более характерные для госпитальных инфекций, были выявлены в 19,4% случаев. В 44,4% случаев выделенные штаммы P. aeruginosa были устойчивы к антисинегнойным цефалоспоринам. В 19,4% случаев причиной ОГСО явились грибы, из них в 58,3% — грибы рода Aspergillus spp., природно устойчивые к флуконазолу. В 11,3% случаев этиологически значимыми явились нехарактерные для данного локуса представители порядка Enterobacterales (Serratia spp., Enterobacter spp., Kl. pneumoniae, Citrobacter spp.). Более чем в половине случаев (57,1%) выделенные штаммы Enterobacterales были резистентны к ингибиторзащищенным аминопенициллинам, в 28,6% — к цефалоспоринам 3–4-й генерации, в том числе и ингибиторзащищенным (цефоперазон/ сульбактам). В каждом 10-м случае (11,3%) высевались E. durans. Все выделенные штаммы характеризовались хорошей чувствительностью к титруемым антибиотикам.

Заключение. Микробный пейзаж при ОГСО у детей в современных условиях характеризуется не только выраженным полиморфизмом, но и устойчивостью к наиболее назначаемым в педиатрии антибактериальным средствам.

70 31
Аннотация

Актуальность. Дети, рожденные от матерей с рассеянным склерозом (РС), представляют существенный интерес, так как их внутриутробное развитие может подвергаться воздействию со стороны неполноценной иммунной системы матери и патогенетической терапии РС.

Цель исследования. Изучить влияние РС матери, а также патогенетической терапии на формирование психомоторных навыков у детей первого года жизни в сопоставлении с группой детей от здоровых матерей («случай-контроль»).

Пациенты и методы. Проспективное наблюдательное исследование «случай-контроль», кратность визитов в 3, 6, 9 и 12 мес. 46 детей от матерей с РС были разделены на 3 группы: 1) дети от матерей, не получавших патогенетическую терапию во время беременности (n = 16); 2) дети от матерей, получавших интерфероны (n = 16); 3) дети от матерей, получавших глатирамера ацетат (n = 12). Контрольная группа — 46 детей, рожденные от здоровых матерей. Психомоторное развитие оценивалось по рекомендованной ВОЗ шкале моторного развития (WHO Six Milestones).

Результаты. Срок освоения навыка сидения без опоры в контрольной группе — 6,7 мес, сопоставимо с группами 2 и 3 — 6,5 и 6,7, но достоверно раньше (p = 0,019), чем в группе 1 — 7,3. Срок формирования навыка прямохождения достоверно позже (p = 0,002) в группе 1 — 11,1 мес, чем в группе контроля — 10,2; в группе 2 — 10,4, в группе 3 — 9,8. Срок появления навыка самостоятельной ходьбы в группе контроля — 11,7 мес, в группе 1 — 12,9, что достоверно позже (p = 0,002), в группе 2 — 11,9, в группе 3 — 11,3. Сроки освоения навыков ползания и стояния с опорой в группах достоверно не различались (p = 0,362, p = 0,216). В оценке дальнейшего прогноза интеллектуального развития ребенка играет важное значение показатель «стояние-ходьба», в группе всех детей от матерей с РС данный показатель составил 41,1, что было достоверно больше (p = 0,037), чем в группе контроля — 39,9. Также определялись речевые навыки ребенка. Сроки возникновения простейших речевых навыков (гуление и лепет) в группах достоверно не различались. Словарный запас детей к возрасту 12 мес был достоверно меньше (p = 0,002) в группе 2 — 1,3 слова по сравнению с контролем — 4,4, группой 1 — 4,0 и группой 3 — 4,4.

Заключение. Установлены достоверные различия детей от пациенток с РС от группы контроля по срокам освоения навыков стояния и ходьбы, установлено наличие лучших моторных показателей у детей от пациенток, получавших патогенетическую терапию. Заболевание матери, а также патогенетическая терапия, получаемая до и во время беременности, значимо влияют на психомоторное развитие ребенка первого года жизни. Данный факт должен учитываться при наблюдении детей, необходимо внедрение специальных упражнений, направленных на стимулирование двигательных и речевых навыков.

71 31
Аннотация

Актуальность. На территории Российской Федерации высокая частота встречаемости дефицита и недостаточности витамина D. Витамин D участвует в регуляции многих важных физиологических функций, его дефицит имеет негативные последствия и лежит в основе ряда патологических состояний и заболеваний.

Цель исследования. Оценить обеспеченность витамином D детей в Омской области.

Пациенты и методы. Исследование проведено на базе крупного детского медицинского центра «До 16-ти» г. Омска. В группу вошли 497 детей от 1 года до 17 лет — жителей города и области. Среди обследованных были здоровые дети (191 человек) и дети с различными заболеваниями. Уровень холекальциферола (25(OH)D) определялся на анализаторе ADVIA Cenatur XP, оценка обеспеченности — согласно критериям Национальной программы по недостаточности витамина D у детей и подростков Российской Федерации (2018, 2021 гг.).

Результаты. Средний уровень 25(ОН)D у детей составил 27,2 [7,0; 90,1] нг/мл. Дефицит витамина D обнаружен в 45,5% случаев. Нормальная обеспеченность выявлена у 33,3% больных, недостаточность — у 21,2%. Дефицит витамина D у здоровых детей был выявлен в 48,6% случаев, в возрасте 9 и 13 лет достоверно чаще встречались показатели витамина D ниже 10 нг/мл. Нормальная обеспеченность выявлена у 31,4% и недостаточность — у 20,3% обследованных пациентов. Обследование на уровень витамина D назначали пациентам с аллергическими заболеваниями и детям с ОРВИ (при этом более 50% из них имели нормальный уровень обеспеченности), девочкам-подросткам с нарушением менструального цикла (по результатам обследования в 87% случаев определялся дефицит витамина D), а также пациентам с нарушениями питания. При этом независимо от степени ожирения 50% пациентов имели дефицит витамина D, оптимальный уровень выявлен только в 15%. Среди пациентов, наблюдающихся в клинике с заболеваниями щитовидной железы, 50% имели недостаточный уровень ­витамина D.

Заключение. Среди обследованных детей Омской области, недостаточность и дефицит витамина D выявлены в 66,7%. Нормальная обеспеченность витамином D среди здоровых детей такая же, как в популяции. У детей из групп риска (ожирение, аллергические заболевания, нарушение менструального цикла) дефицит витамина D составляет от 70 до 90%. Учитывая недостаточную обеспеченность витамином D, необходимо определять его уровень и проводить коррекцию, особенно детям из групп риска.

72 32
Аннотация

Актуальность. Муковисцидоз входит в число наиболее частых наследственных заболеваний. Определяющими для жизни больного являются характер и степень поражения не только легких, но и системы пищеварения, прежде всего поджелудочной железы.

Цель исследования. Подобрать и скорректировать индивидуальную дозу минимикросферических ферментов с помощью ведения пищевого дневника.

Пациенты и методы. В исследование включены 29 детей с поражением экзокринной функции поджелудочной железы при муковисцидозе с 2012 по 2018 г. Проводились расчет, коррекция и перераспределение дозы ферментов в сутки при каждом приеме пищи согласно данным пищевого дневника. Всем пациентам проводился анализ кала на панкреатическую эластазу с целью контроля изменений.

Результаты. В среднем дети получали на завтрак 48,0 ± 5,0, на обед — 85,9 ± 6,9, на полдник — 30,0 ± 7,1, на ужин — 52,0 ± 4,8 и на перекус — 19,0 ± 0,9 г жира, что соответствовало следующей дозе капсул панкреатина 10000. В среднем детям на завтрак требовалось 4,9 ± 0,5 капсулы панкреатина 10000, на обед — 8,8 ± 0,7, на полдник — 3,0 ± 0,7, на ужин — 5,3 ± 0,5, при перекусе хватало 1,9 ± 0,3 капсулы минимикросферических ферментов. Таким образом, в Ставропольском крае дети, страдающие муковисцидозом с панкреатической недостаточностью, в сутки в среднем употребляют с пищей 234 г жира и принимают в среднем 24 капсулы панкреатина 10000.

Заключение. Назначенные дозы панкреатина 10 000 позволили скорректировать экзокринную недостаточность поджелудочной железы у 24 детей (82,7%) Ставропольского края, страдающих муковисцидозом, что подтверждалось увеличениемуровня эластазыкала,ау5детей(17,2%)вхождением ее в пределы физиологической зоны. Ферментная терапия, являясь одной из главных составляющих лечения муковисцидоза, при правильно подобранной дозе заместительной ферментотерапии существенно уменьшает риск осложнений и проводит коррекцию экзокринной недостаточности поджелудочной железы.

73 37
Аннотация

Актуальность. К респираторным инфекциям особенно восприимчивы новорожденные, вероятно, в результате неадекватной реакции иммунной системы, поэтому данная группа детей особенно уязвима к инфекции SARS-CoV-2, и их лечение сопряжено с уникальными проблемами.

Цель исследования. Изучить особенности течения COVID-19 у новорожденных Ставропольского края с контактным путем передачи.

Пациенты и методы. Проспективно проанализировано 35 случаев новой коронавирусной инфекции, подтвержденных методом ПЦР обратной транскрипцией РНК SARS-CoV-2 у новорожденных детей за период 4 мес 2021 г. Дети поступали из дома или по направлению педиатра согласно плану маршрутизации для лечения новорожденных с COVID-19 в инфекционное отделение новорожденных с новой коронавирусной инфекцией в ГБУЗ СК «Краевая детская клиническая больница».

Результаты. Выявлено, что в стационар из дома или по направлению районной больницы в день выявления ПЦР к SARS-CoV-2 новорожденные поступали в среднем на 17-й день жизни (от 7-го дня по 28-й день) и на 4–6-е сут от заболевания первого из членов окружения новорожденного. Течение болезни у ребенка чаще начиналось с подъема температуры до фебрильных цифр, диспепсических проявлений, реже — ринореи, отказа от питания. У 28 (80,0%) детей со среднетяжелым и тяжелым течением болезни выявлена пневмония, подтвержденная на рентгенограмме органов грудной полости и/или при компьютерной томографии легких. У 7 (20,0%) новорожденных течение заболевания расценивалось как легкое с изолированными назофарингеальными проявлениями и гипертермией без пневмонии, отрицательным С-реактивным белком, но с повышением ферритина, лактатдегидрогеназы, лимфоцитозом и лейкопенией. У 2 (5,7%) детей развилась критическая форма COVID-19 с прогрессирующим мультисистемным воспалительным синдромом. Выздоровление наступало от 9-х до 28-х сут жизни в зависимости от тяжести заболевания.

Заключение. Таким образом, полученные данные свидетельствуют о возможномтяжеломтечении COVID-19 у новорожденных Ставропольского края с воздействием вируса на отделенные системы организма ребенка на фоне неонатальной адаптации, что является отягощающим фоном в течение данной вирусной инфекции.

74 32
Аннотация

Актуальность. Инфекция COVID-19 представляет серьезную проблему. Процент инфицирования новорожденных составляет 4% по РФ. По данным реестра США 12% — недоношенные, что выше среднего показателя по стране. Поэтому необходимо исследовать новорожденных, чтобы определить дальнейшую тактику их ведения.

Цель исследования. Изучить особенности параклинических показателей у новорожденных от матерей, перенесших COVID-19 во время беременности в неонатальный период.

Пациенты и методы. Представлен анализ историй болезни 30 детей. В качестве основной группы выступали новорожденные от матерей с подтвержденным COVID-19 (срок беременности во время инфицирования 38–41 нед.), группу сравнения составили новорожденные от матерей с признаками ОРВИ. Приведены данные комплексной оценки и осмотра специалистами, результаты лабораторных и инструментальных исследований. Статистическую обработку полученных результатов проводили при помощи пакета программы SPSS Statistics.

Результаты. По результатам исследования установлено, что статистически значимых различий комплексной оценки детей в группах обследуемых детей выявлено не было. Однако можно отметить, что прослеживается тенденция увеличения числа отклонений в физическом развитии новорожденных в основной группе. При анализе данных осмотров специалистов было выявлено статистически значимое различие на уровне значимости р < 0,05, хи-квадрат = 3,95. В группе детей, контактных по COVID-19, неврологические расстройства встречались чаще, чем в группе сравнения. По результатам ОАК выявлены статистически значимые различия: объем тромбоцитов на 1-е сут жизни в основной группе был 9,41 ± 0,84, во 2-й группе — 10,36 ± 0,83 (р < 0,05, У = 2,33), распределение тромбоцитов по объему на 7-е сут в основной группе — 13,81 ± 4,32, во 2-й — 11,18 ± 0,43 (р < 0,05, У = 7,11), средний объем тромбоцитов на 7-е сут в основной группе — 11,31 ± 1,14, во второй — 10,23 ± 0,34 (р < 0,05, У = 6), коэффициент больших тромбоцитов на 7-е сут в 1-й группе — 30,81 ± 3,81, в группе сравнения — 25,88 ± 2,24 (р < 0,05, У = 5), незрелые гранулоциты на 7-е сут в 1-й группе — 2,06 ± 1,15, во 2-й группе — 0,98 ± 0,92 (р < 0,05, У = 7,5). В группе контактных детей наблюдается тенденция к преобладанию лейкоцитоза на 1-е сут жизни.

Заключение. Все обследуемые новорожденные имели отрицательный ПЦР на COVID-19. В ОАК существенно отличались показатели тромбоцитов в основной группе детей, выявлена тромбоцитопатия, которая характеризовалась увеличением форм тромбоцитов. Можно предположить, что увеличение незрелых гранулоцитов у новорожденных основной группы обусловлено иммунологической реакцией на инфицирование матери COVID-19. Необходимы дальнейшие исследования системы тромбоцитарного гемостаза, иммунитета таких детей.

75 33
Аннотация

Актуальность. Паразитарные заболевания имеют высокую распространенность среди детей и подростков. По данным Роспотребнадзора, в 2020 г. в России были зарегистрированы 353 случая токсокароза у детей до 17 лет. Наибольший риск заражения имеют дети, страдающие гео-/копрофагией.

Цель исследования. Изучение клинических проявлений и своевременности диагностики токсокароза у детей в современных условиях.

Пациенты и методы. Ретроспективный анализ амбулаторных карт 38 детей до 15 лет. Для статистического анализа пациенты распределены на 2 группы: от 1 до 6 лет (25 человек) и от 7 до 15 лет (13 человек). Диагноз токсокароза был установлен на основании жалоб, данных эпидемиологического анамнеза, клинических характеристик, диагностических титров антител класса IgG к возбудителям токсокароза. Для исключения перекрестных реакций проводилось копрологическое обследование. При обработке данных использовался критерий Стьюдента (p < 0,05).

Результаты. У 56,0% детей первой группы наблюдались аллергические маски (острая крапивница, аллергический ринит и конъюнктивит, атопический дерматит, бронхиальная астма), во второй группе в 53,8% — респираторные проявления: частые ОРИ, рецидивирующие бронхиты с затяжным кашлем. В обеих группах определялось поражение ЖКТ (46,2%), что сопровождалось нарушением аппетита, абдоминальными болями, диспептическими нарушениями. У 42,1% детей преобладали синдромы астении и интоксикации, у 7,9% обследуемых наблюдались поражение глаз и клиника ревматических заболеваний (полиартриты, перемежающиеся артралгии). Бессимптомное течение регистрировалось у 5,3% обследуемых. Анемия (40,0%) и эозинофилия (88,0%) достоверно чаще регистрировались у детей от 1 до 6 лет. Средние абсолютные показатели эозинофилии составляли 3300 ± 2800 кл/мм3. Гипергаммаглобулинемия Е (87–684 МЕ/мл) наблюдалась только в 15,8% случаев у детей первой группы. Многие пациенты прошли длинный диагностический путь до постановки окончательного диагноза: в 16,0% случаев проводилась костномозговая пункция, 15,8% детей неоднократно принимали антибактериальные и антигистаминные препараты без выраженного эффекта. Сроки постановки корректного диагноза варьировали от 6 до 8 мес.

Заключение. Среди врачей отсутствует настороженность относительно инвазии детей токсокарами. Дети подвергаются неоправданному риску при проведении диагностических процедур и получают неэффективное лечение. При диагностике следует учитывать многообразие клинических масок при отсутствии характерных патогномоничных симптомов заболевания. Знание эпидемиологии, особенностей диагностики и клинических проявлений токсокароза у детей позволит врачам-педиатрам назначать адекватную своевременную терапию.

76 36
Аннотация

Актуальность. Сгибательные контрактуры коленных суставов (СККС) на фоне ДЦП приводят к болевому синдрому, компенсаторным деформациям, регрессу двигательных навыков. Высокий риск осложнений хирургического лечения свидетельствует о необходимости развития мини-инвазивных технологий.

Цель исследования. Усовершенствовать тактику оперативного лечения детей со сгибательными контрактурами коленных суставов на фоне детского церебрального паралича.

Пациенты и методы. В группе ПГ (20 детей, 37 коленных суставов (КС)) проведен передний гемиэпифизиодез (ПГ) бедренной кости. В группе СГ (40 детей, 75 КС) проведено удлинение сгибателей голени (СГ). В группе ПГ определен задний дистальный бедренный угол (ЗДБУ), образуемый анатомической осью бедра и суставной линией. По динамике ЗДБУ до и после лечения определена скорость коррекции, доля мягкотканного (за счет реабилитации) и костного компонентов коррекции. Определены взаимосвязь дефицита разгибания и результата коррекции, тактика лечения.

Результаты. Результат коррекции методом ПГ не зависит от дефицита разгибания до операции (r = 0,27, p = 0,1) — в отличие от метода удлинения сгибателей голени (r = −0,95, p < 0,05). Так как в группе ПГ средняя доля коррекции за счет мягкотканного компонента составила 27%, в первую очередь следует использовать методы воздействия на сгибатели голени. При положительном хамстринг-тесте показано удлинение сгибателей голени. После выполнения сухожильно-мышечной пластики в случае остаточного дефицита разгибания до 10° (более 10° — риск нейропатии седалищного нерва) проводится этапное гипсование. Детям с открытыми зонами роста и дефицитом разгибания от 10° до 15° рекомендуется проводить ПГ без этапного гипсования, поскольку деформация небольшого объема будет корригироваться в среднем за 7 мес (средняя скорость коррекции — 1°/мес). При дефиците разгибания более 15° рекомендуется ПГ в сочетании с этапным гипсованием. Пациентам с закрытыми зонами роста при неэффективности удлинения сгибателей голени показано проведение заднего артролиза КС с этапным гипсованием. Если сохраняется дефицит разгибания более 10°, то показана корригирующая остеотомия бедренной кости в сочетании с низведением надколенника.

Заключение. Выбор метода оперативного лечения СККС на фоне ДЦП определяется выраженностью дефицита разгибания, степенью укорочения сгибателей голени, наличием артрогенной контрактуры, продолжающегося роста скелета. Планировать передний гемиэпифизиодез стоит после удлинения сгибателей голени с учетом скорости костной коррекции 1°/мес.

77 31
Аннотация

Актуальность. Для объективной оценки влияния различных вспомогательных репродуктивных технологий, в том числе метода переноса эмбрионов, на здоровье новорожденных необходимо проведение комплексных исследований с дальнейшим сопоставлением полученных результатов.

Цель исследования. Сравнить средние антропометрические показатели детей, родившихся от одноплодной беременности после переноса криоконсервированных эмбрионов и нативных эмбрионов, в зависимости от срока гестации.

Пациенты и методы. В исследование были включены 153 новорожденных, родившихся от одноплодной беременности после переноса криоконсервированных эмбрионов (ПКЭ), и 160 новорожденных, родившихся от одноплодной беременности после переноса нативных эмбрионов (ПНЭ). Масса тела, длина тела, окружности головы и грудной клетки новорожденных измерялись по стандартной методике.

Результаты. Средний показатель массы тела при рождении у детей, родившихся от одноплодной доношенной беременности (37–40 нед) после ПКЭ и ПНЭ, составлял 3433,85 ± 87,19 и 3212,40 ± 34,34 г соответственно (p = 0,047), средний показатель длины тела — 52,5 ± 0,46 и 51,4 ± 0,17 см соответственно (p = 0,049), средние показатели окружности головы и грудной клетки составили 35,0 ± 0,20 и 34,4 ± 0,11 см (р = 0,02) и 34,4 ± 0,28 и 32,4 ± 0,15 см соответственно (р = 0,001). Средний показатель массы тела при рождении у детей, родившихся от одноплодной беременности после ПКЭ и ПНЭ на сроке гестации 34–36 нед, составил 2615,0 ± 43,5 и 2533,3 ± 95,8 г соответственно (p > 0,05), средний показатель длины тела составил 48,0 ± 0,13 и 46,5 ± 0,43 см соответственно (p = 0,002), средний показатель окружности головы — 32,5 ± 0,5 и 32,5 ± 0,36 см соответственно, средний показатель окружности грудной клетки — 32,0 ± 0,5 и 30,4 ± 0,57 см соответственно (p = 0,01). У детей, родившихся после ПКЭ и ПНЭ на сроке гестации менее 34 нед, средние показатели массы тела, длины тела, окружности головы и грудной клетки при рождении достоверно не различались (p > 0,05).

Заключение. Средние антропометрические показатели детей, родившихся от одноплодной доношенной беременности после ПКЭ значимо выше, чем после ПНЭ. При рождении в сроке гестации менее 34 нед различий антропометрических показателей новорожденных в зависимости от метода ВРТ не выявлено.

78 33
Аннотация

Актуальность. Гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) заставляет вносить коррективы в пищевые привычки, может выступать в качестве стрессового события, порождать конфликты, сказываться на состоянии эмоциональной сферы.

Цель исследования. Выявить особенности эмоционально-личностной сферы детей с ГЭРБ.

Пациенты и методы. За 6 мес обследованы 20 детей в возрасте 6–15 лет с жалобами на изжогу (средний возраст — 11 ± 0,3 лет; девочек — 9 человек, мальчиков — 11). ГЭРБ верифицирована в результате эзофагогастродуоденоскопии (Olympus, Япония) и внутрипищеводной суточной pH-метрии («Гастроскан-24», Фрязино). Исследование эмоционально-личностной сферы проведено с помощью двух проективных методик — рисуночных тестов «Несуществующее животное» и «Дом. Человек. Дерево».

Результаты. Тест «Несуществующее животное» у 60% детей показал низкую энергию рисунка, подтверждающую наличие хронического соматического заболевания и общую астенизацию. В 55% случаев дети изображали нейтральное животное с большими глазами — символ присущего переживания страха. Прерывистые линии рисунка показали конфликтные черты характера у 50% пациентов с ГЭРБ. Анализ теста «Дом. Человек. Дерево» выявил чувство нехватки психологической теплоты в семье у 9 пациентов (45%); у 12 детей (60%) прослеживалась недостаточная детализация, т.е. тенденция к замкнутости. Каждый второй ребенок рисовал человека на весь лист с амбивалентным профилем, с широко расставленными ногами и сильно заштрихованными волосами, что свидетельствует о достаточно сильной фрустрации со стремлением избавиться от неприятной ситуации, неподчинении, игнорировании и незащищенности. В этом четко прослеживается тревога, сфера конфликтов. Повышенная внутренняя тревожность, подозрительность, боязнь быть покинутым, скрытая агрессия и избыточная эмоциональность присутствовали в 2/3 случаев — 14 человек (70%).

Заключение. Эмоционально-личностная сфера детей с ГЭРБ характеризуются внутренней тревогой, подозрительностью, конфликтными чертами характера, боязнью быть покинутым; скрытой агрессивностью, тенденцией к замкнутости. ГЭРБ, как хроническое рецидивирующее заболевание, способствует развитию патологических психологических реакций на болезнь, которые утяжеляют состояние пациентов и влияют на комплаентность в процессе терапии.

79 33
Аннотация

Актуальность. Ранняя диагностика острого почечного повреждения остается проблемой у детей с осложненными формами острых кишечных инфекций.

Цель исследования. Оценить показатели мочевого осадка и уровень NGAL плазмы крови у детей с острыми кишечными инфекциями (ОКИ), осложненными токсикозом с эксикозом II степени.

Пациенты и методы. В группу обследованных включен 51 ребенок в возрасте от 2 мес до 6 лет, находившийся на лечении с диагнозом ОКИ, осложненными токсикозом с эксикозом II степени, в реанимационном отделении КГБУЗ «Алтайский краевой клинический центр охраны материнства и детства» и инфекционном отделении КГБУЗ «Городская больница № 12, г. Барнаула».

Результаты. Дети с ОКИ, осложненными токсикозом с эксикозом II степени, поступали в стационар на 2,0 [2,0; 5,0] день болезни с острым дефицитом массы тела 6,8 [6,3; 7,4]%. Изучение мочевого осадка показало, что канальцевая протеинурия отмечалась у 22 (43%) детей. Протеинурия в группе детей до 1 года составила 0,41 [0,1265; 1,565] г/л и была зарегистрирована у 8 (57%) детей. В группе детей с 1 года до 3 лет канальцевая протеинурия составила 0,3 [0,065; 0,34] г/л и зарегистрирована у 5 (36%) детей. В группе детей с 3 до 6 лет в среднем по группе показатель составил 0,33 [0,16; 0,35] г/л и зарегистрирован у 9 (39%) обследованных детей. Микрогематурия была выявлена у 3 (6%) обследованных детей. Патологическая лейкоцитурия была зарегистрирована у 10 (20%) обследованных детей. Достоверно чаще патологическая лейкоцитурия отмечалась в группе детей до 1 года (р1-2 = 0,04130). Повышенный уровень креатинина плазмы крови был зарегистрирован у 16 (31%) обследованных детей с осложненными ОКИ. Проведенный сравнительный анализ показал достоверно значимое снижение СКФ в группе детей до 1 года (U1-2 = 31,0, р1-2 = 0,002247; U1-3 = 48,0, р1-3 = 0,000427). Анализ уровня NGAL плазмы крови у детей с осложненными ОКИ в возрастных группах показал, что в группе детей до 1 года он составил 10,62044 [6,773628; 15,92055] нг/мл и сопровождался достоверно частым повышением уровня креатинина плазмы крови (р1-2 = 0,0022; р1-3 = 0,0255). У детей в возрастной группе с 1 года до 3 лет в среднем по группе уровень NGAL плазмы крови составил 13,01718 [6,982001; 16,10525] нг/мл. В возрастной группе детей с 3 до 6 лет показатель NGAL плазмы крови в среднем по группе составил 11,47058 [6,524190; 17,97460] нг/мл.

Заключение. Мочевой синдром с преобладанием протеинурии у детей с ОКИ, осложненной токсикозом с эксикозом II степени, свидетельствует о вовлечении в патологический процесс почек и является основанием для оценки их функции. Определение показателя уровня NGAL плазмы крови для раннего прогностического критерия вовлечения в патологический процесс почек.

80 31
Аннотация

Актуальность. Изучение биомаркеров эндотелиальной и тубулярной дисфункции с оценкой их роли в формировании почечной патологии является перспективным для усовершенствования диагностики и прогнозирования исходов гемолитико-уремического синдрома (ГУС) у детей.

Цель исследования. Установить роль цистатина С у детей-реконвалесцентов ГУС.

Пациенты и методы. Обследовано 74 ребенка в возрасте от 3 мес до 17 лет: реконвалесценты ГУС с исходом в хронические заболевания почек (ХЗП) (n = 38), реконвалесценты ГУС с благоприятным исходом без признаков ХЗП (n = 36). Всем детям проведено комплексное обследование структурно-функционального состояния почек с оценкой уровня цистатина С крови и мочи с помощью ИФА (Cloud-Clone Corp., США).

Результаты. Выявлена обратная корреляция Цис С крови и мочи с показателем СКФ у детей-реконвалесцентов ГУС с исходом в ХЗП: снижение показателя СКФ ассоциирует с повышением уровня цистатина С мочи и крови (r = −0,663; −0,788, p < 0,05). Выявлено, что по меренарастанияМАУотмечаетсяповышениеуровнейЦис С мочи и крови (r = 0,710; 0,637, p < 0,05). Установлена обратная корреляция показателей внутрипочечной гемодинамики (Vs, Vd) и Цис С крови и мочи: у детей-реконвалесцентов ГУС с ХЗП уменьшение параметров внутрипочечной гемодинамики ассоциирует с увеличением продукции Цис С крови и мочи (Vs: r = −0,319, −0,527; Vd: r = −0,501, −0,49, соответственно). Частота артериальной гипертензии у детей-реконвалесцентов ГУС с формированием ХЗП ассоциирует с Цис С крови и мочи: по мере увеличения концентрации Цис С крови и мочи нарастает частота артериальной гипертензии (r = 0,461; 0,302). Установленная взаимосвязь уровня Цис С крови и мочи с показателями АД, параметрами внутрипочечного кровотока, СКФ, уровнем МАУ подтверждает патогенетическую роль Цис С в развитии патологии почек.

Заключение. Уровень цистатина С крови и мочи является информативным критерием поражения почек у детей-реконвалесцентов ГУС.

81 37
Аннотация

Актуальность. Пигментный виллонодулярный (ПВН) синовит является редким заболеванием с хроническим поражением одного сустава (чаще крупного) и проявляется разрастанием его синовиальной оболочки с образованием узловых или ворсинчатых выростов; сочетает признаки как воспалительного, так и опухолевого процесса.

Цель исследования. Повышение диагностической настороженности врачей-педиатров в отношении ПВН синовита у детей с моноартритом, учитывая его клиническое сходство с ювенильным идиопатическим артритом (ЮИА).

Пациенты и методы. Анализ медицинской документации пациентки А., 10 лет, с моноартритом длительностью > 6 нед, госпитализированной в ГБУЗ ТО ОКБ № 1 в ноябре 2021 г. с давностью заболевания 4 мес. В марте 2021 г. отмечалось падение на левое колено на уроке физкультуры, травматические повреждения были исключены. С августа 2021 г. жалобы на отек левого коленного сустава (КС) и боль при движениях; сустав увеличен в объеме. Терапия «артрита» нестероидными противовоспалительными препаратами без эффекта, заподозрено формирование ЮИА.

Результаты. При поступлении жалобы сохраняются, утренняя скованность 10 мин. Локально: левый КС значительно увеличен в объеме, теплый на ощупь, движения болезненны. При лабораторном исследовании исключены воспалительная иммунологическая активность, серологические маркеры инфекций. При сонографии, магнитно-резонансной томографии: признаки выраженного синовита с неравномерным утолщением синовиальной оболочки до 5–8 мм с выростами ворсин. При диагностической пункции сустава получено 90 мл жидкости по типу «крови». Цитология: на фоне эритроцитов скопления синовиоцитов, макрофагов, лимфоцитов. Посев жидкости на микобактерии и бактерии отрицательный. На междисциплинарном консилиуме с участием ревматологов, ортопеда-травматолога и онколога исключены ЮИА, опухоли, сосудистые мальформации левой нижней конечности. Заподозрен ПВН синовит. Переведена в федеральный центр РДКБ ФГАОУ ВО РНИМУ им. Н.И. Пирогова Минздрава России, где в хирургическом травматолого-ортопедическом отделении выполнена артроскопия левого КС, синовкапсулэктомия. Диагноз ПВН синовита верифицирован гистологически: синовиальная оболочка ворсинчатого строения с пролиферацией синовии, очагами продуктивного гранулематозного воспаления, скоплениями гемосидерофагов, клеток с атипией нет.

Заключение. Ювенильный идиопатический артрит в моноартикулярном варианте течения часто трудно отличим от ПВН синовита, в связи с чем пациент может продолжительное время получать противовоспалительную терапию без должного эффекта. Данный клинический случай демонстрирует важность проведения тщательного дифференциально-диагностического поиска при моноартрите на основе эффективного междисциплинарного взаимодействия врачей на региональном уровне и ведущую роль федерального центра в верификации редкого и сложного диагноза с согласованием дальнейшей тактики ведения пациентки.

82 31
Аннотация

Актуальность. В настоящее время дефицит и недостаточность витамина D признаны глобальной проблемой здравоохранения во всем мире. Дети с детским церебральным параличом (ДЦП), подвержены более высокому риску развития дефицита витамина D по сравнению со здоровыми детьми из общей популяции.

Цель исследования. Оценить статус обеспеченности витамином D детей с ДЦП в зависимости от пола и возраста.

Пациенты и методы. Исследование выполнялось в республиканском центре детского остеопороза, функционирующем на базе УЗ «Минская областная детская клиническая больница». В исследование включены 90 детей (45 девочек и 45 мальчиков) с ДЦП в возрасте от 2 до 18 лет. Медиана возраста детей составила 9,0 (6,1; 13,0) лет. Дети были разделены на возрастные группы: 2–6 лет (n = 26), 7–10 лет (n = 30), 11–13 лет (n = 14), 14–18 лет (n = 20). Определение уровня витамина D (25(OH)D) в сыворотке крови проводилось методом электрохемилюминесценции.

Результаты. Медиана сывороточной концентрации 25(OH)D в общей когорте обследованных детей находилась в диапазоне дефицита витамина D и составила 16,43 (12,08; 22,91) нг/мл, при этом суммарная распространенность дефицита (25(OH)D < 20 нг/мл) и недостаточности витамина D (25(OH)D — 20–29 нг/мл) составила 86,7%. Выявлены различия в показателях 25(OH)D и частоте регистрации дефицита и недостаточности витамина D в зависимости от возраста ребенка. Наиболее высокие уровни кальцидиола наблюдались у детей младшей возрастной группы 2–6 лет (23,81 (14,90; 35,91) нг/мл). С возрастом наблюдалась тенденция к снижению сывороточной концентрации 25(OH)D, достигнув в группах детей 11–13 и 14–18 лет статистически значимо более низких значений по сравнению с возрастной группой 2–6 лет — 15,38 (11,20; 17,29) нг/мл и 15,67 (10,19; 18,54) нг/мл соответственно (р < 0,05). Суммарная частота регистрации дефицита и недостаточности витамина D составила в возрастной группе 2–6 лет 73,1%, 7–10 лет — 86,7%, 11–13 лет — 92,9%, 14–18 лет — 100%. Не было выявлено статистически значимых различий в уровнях 25(OH)D и частоте регистрации дефицита и недостаточности витамина D в зависимости от пола ребенка.

Заключение. Выявлена высокая распространенность различной степени выраженности дефицита и недостаточности витамина D среди детей с ДЦП — суммарно до 86,7%. Установлено, что как сывороточная концентрация, так и частота выявления дефицита и недостаточности 25(OH)D ассоциированы с возрастом ребенка и не зависят от пола.

83 30
Аннотация

Актуальность. Низкая минеральная плотность костной ткани (МПКТ) — распространенное явление у пациентов с детским церебральным параличом (ДЦП), особенно у детей, не способных к самостоятельному передвижению, что приводит к повышенному риску переломов даже при незначительных травмах.

Цель исследования. Оценить состояние минеральной плотности костной ткани у детей с детским церебральным параличом, не способных к самостоятельному передвижению.

Пациенты и методы. В исследование приняли участие 42 ребенка с ДЦП, не способных к самостоятельному передвижению (IV–V уровни по GMFCS). Медиана возраста детей составила 9,5 (8,1; 13,1) лет. Определение МПКТ проводилось методом двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии (денситометр «Стратос», Франция) по педиатрическим программам исследования поясничного отдела позвоночника (L1-L4) и всего тела без включения костей черепа (total body less head; TBLH).

Результаты. По результатам двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии установлено, что показатель z-score МПКТ был статистически значимо ниже и отмечалась более высокая частота регистрации низкой МПКТ в поясничном отделе позвоночника, достигающая 76,2%, по сравнению с исследованием МПКТ всего скелета без включения костей черепа — 20,5% (p < 0,001). В обследованной когорте детей медиана z-score МПКТ L1-L4 соответствовала низкой МПКТ (z-score < −2,0 SD) и составила −2,6 (−3,5; −2,0) SD; медиана показателя МПКТ — 0,419 (0,361; 0,477) г/см2. В то же время, медиана z-score МПКТ при исследовании по программе TBLH находилась в пределах возрастной нормы и составила 0,4 (−1,7; 1,9) SD; медиана значения МПКТ — 0,520 (0,470; 0,605) г/см2. В анамнезе у 8 (19,0%) пациентов наблюдались низкоэнергетические переломы. Чаще наблюдались переломы костей нижних конечностей (переломы костей голени — 7 случаев, бедренной кости — 4 случая), а также встречались переломы плечевой кости — 2 случая, деформации и переломы позвонков — 2 случая. В соответствии с диагностическими критериями официальной позиции в педиатрии Международного общества клинической денситометрии (2019) у 6 (14,3%) детей верифицирован вторичный остеопороз.

Заключение. Установлена высокая частота регистрации низкой МПКТ у детей с ДЦП, не способных к самостоятельному передвижению (IV–V уровни по GMFCS), более выраженная в поясничном отделе позвоночника, достигающая 76,2%. Вторичный остеопороз верифицирован у 14,3% обследованных детей. В связи с вышеизложенным становится очевидным, что проблема остеопороза при ДЦП не только вызывает интерес с научной точки зрения, но и имеет большое практическое значение, требуя внимания врача-специалиста к данному аспекту в контексте мультидисциплинарного ведения таких пациентов.

84 40
Аннотация

Актуальность. Совершенствование лечения острых кишечных инфекций (ОКИ) актуально и в настоящее время. В качестве энтеросорбентов применяют средства, оказывающие мукопротективное и цитопротекторное действие, среди которых желатина таннат (ЖТ) занимает определенную нишу.

Цель исследования. Провести оценку клинических симптомов у детей при ОКИ водянистого типа и определить возможность использования ЖТ в лечении ОКИ у детей.

Пациенты и методы. Проведено открытое контролируемое сравнительное наблюдение за 63 детьми от 3 мес до 10 лет с клинической картиной водянистой ОКИ средней степени тяжести с давностью заболевания не более 48 ч. Основная группа (43 ребенка) получала ЖТ, группа сравнения (20 детей) получала смектит диоктаэдрический. Проведены оценка клинических проявлений, общеклинические исследования крови, мочи, ПЦР кала, ИФА кала на антиген ротавируса.

Результаты. Этиология ОКИ чаще была вирусная: у 65,1% — ротавирусы (в т.ч. у 2 детей в виде микстинфекции в сочетании со стафилококком, у 1 — с кампилобактером, у 1 — с аденовирусом), у 1 ребенка — с норовирусом. В 1 случае водянистая диарея вызвана Salm. enteritidis, ОКИ неустановленной этиологии — 31,7%. Длительность интоксикации (восстановление аппетита, улучшение активности) была несколько меньше в основной группе. Несмотря на отсутствие статистической достоверности, можно отметить, что при применении ЖТ проявления интоксикации и диареи прекращались несколько раньше, чем в группе сравнения: 1,5 и 2 дня, 1,9 и 2,2 дня соответственно. Длительность заболевания в основной группе составила 4 ± 1,6 дня в основной группе и 5 ± 2 дня в группе сравнения. Все дети хорошо переносили ЖТ, случаев индивидуальной непереносимости зарегистрировано не было. Прием ЖТ не вызывал рвоту у детей. Родители отмечали удобство применения ЖТ по объему разведения разовой дозы, органолептике. В группе сравнения отмечалось 2 случая аллергической реакции на прием энтеросорбента и 3 случая отказа от приема сорбента.

Заключение. Включение ЖТ в комплекс лечебных мероприятий при инфекционной диарее водянистого типа оказывает положительное действие на симптомы ОКИ: сокращение эпизодов диареи, длительности диареи, длительности интоксикации. Эффективность ЖТ с учетом мукопротективного действия позволяет рекомендовать его для включения в схемы лечения инфекционных диарей у детей. На первое место выступает удобная форма дозирования препарата (небольшой объем жидкости для разведения саше), повышающая комплаентность терапии.

85 30
Аннотация

Актуальность. Совершенствование работы по профессиональной ориентации молодежи является важной общегосударственной задачей. Помощь подростку в выборе будущей профессии, определение его профессиональной пригодности — один из путей сохранения и укрепления здоровья подрастающего поколения. Отечественными основоположниками разработки методов профориентации, врачебной профессиональной консультации (ВПК) и профотбора являлись В.М. Левин и Э.С. Рутенбург, опубликовавшие монографию по данному направлению «Профессиональная ориентация и врачебная профессиональная консультация подростков» (Ленинград, 1965).

Цель исследования. Показать возможности врачебной профессиональной консультации в реабилитации подростков с патологией мочевыделительной системы.

Пациенты и методы. Под нашим наблюдением в кабинете ВПК находились 136 подростков с патологией мочевыделительной системы. Наиболее часто за консультацией в кабинет ВПК обращались школьники с хроническим пиелонефритом (54,5%), циститом (18,8%), гломерулонефритом (15,6%) и пороками развития различных отделов МВС (11,1%). В качестве методического материала при проведении ВПК мы использовали Федеральный протокол РОШУМЗ-5-2014, Приказ МТ и СЗ РФ № 46 от 2018 г. и Методические рекомендации по ВПК, утвержденные УМО по медицинскому и фармацевтическому образованию вузов России.

Результаты. Всем подросткам, обратившимся в кабинет ВПК, были подобраны профессии и учебные заведения, где их можно получить. Даны рекомендации по ограничению производственных факторов, способствующих прогрессированию заболеваний МВС. Мы не рекомендовали подросткам, имеющим патологию МВС, работы в неблагоприятных метеорологических условиях, с токсическими веществами, в условиях вибрации, значительного физического напряжения и вынужденной рабочей позы, с частыми командировками и постоянными разъездами внутри и за пределами города.

Заключение. Таким образом, ВПК подростков с патологией МВС является одним из этапов медицинской, социальной и трудовой реабилитации, позволяет выбрать достойную профессию, способствующую улучшению качества их жизни. А проводимая нами врачебная профессиональная консультация является одним из направлений социальной педиатрии.

86 34
Аннотация

Актуальность. Врачебная профессиональная консультация (ВПК) подростков с заболеваниями нервной системы (НС) является одним из этапов медико-социальной и трудовой реабилитации. Россия является основоположником разработки научных и практических направлений по ВПК. Первая книга о влиянии профессионально-производственных факторов на организм подростков «Профессиональная гигиена умственного и физического труда» была опубликована Ф.Ф. Эрисманом в 1877 г.

Цель исследования. Изучение возможности подбора профессии и учебного заведения подросткам с патологией нервной системы при проведении ВПК.

Пациенты и методы. Под нашим наблюдением находились 97 подростков с различными поражениями НС, в т.ч. с детским церебральным параличом, энцефалорадикулоневритом, травматическими и инфекционными поражениями периферической нервной системы, эпилепсией, задержкой психического развития и девиантным поведением. В качестве методического материала использовали Приказ МТ и СЗ РФ № 46 от 2018 и Федеральный протокол ФПРОШУМЗ-5 от 2014.

Результаты. Всем подросткам в зависимости от функциональных возможностей нервной системы были рекомендованы ряд специальностей и учебные заведения, где эти специальности можно получить. Подросткам с патологией НС мы не рекомендовали такие профессионально-производственные факторы, которые в будущем затрудняли бы качественное выполнение служебных обязанностей и неблагоприятно воздействовали на состояние НС. В ряде случаев при проведении ВПК подросткам с задержкой психического развития и девиантным поведением, проживающим в школе-интернате, привлекались психологи, социальные педагоги и психиатры.

Заключение. Профориентация школьников с хроническими заболеваниями и детей-инвалидов является составной частью государственной программы по медицинской, психологической, социальной и трудовой реабилитации. Врачебная профессиональная консультация подростков с патологией НС является междисциплинарной проблемой и требует от специалистов, занимающихся их абилитацией и реабилитацией, полипрофильного взаимодействия.

87 31
Аннотация

Актуальность. Одной из проблем реаниматологии и интенсивной терапии недоношенных детей в критическом состоянии является обеспечение адекватного газообмена и оксигенации. Альвеолярно-артериальный кислородный градиент является одним из важнейших показателей газообменной функции легких.

Цель исследования. Определить диагностическую значимость альвеолярно-артериального градиента кислорода у недоношенных новорожденных в критическом состоянии.

Пациенты и методы. На основании ретроспективного анализа 100 историй болезни дети были разделены на 2 группы. В I группу вошли 45 недоношенных детей с респираторным дистресс-синдромом, во II группу — 55 недоношенных детей с пневмонией. Контрольную группу составили 20 недоношенных детей без признаков дыхательной недостаточности. Проводили клинико-лабораторные и инструментальные методы исследования, а также оценку газообмена и кислотно-основного состояния крови с определением альвеолярно-артериального градиента кислорода.

Результаты. На первые сутки госпитализации у всех детей I и II группы (100%) альвеолярно-артериальный градиент кислорода был повышен до 68,1 ± 10,4 мм рт. ст., в то время как у детей контрольной группы (при дыхании комнатным воздухом) A-a DO2 не превышал 25 мм рт. ст. (p < 0,05). В динамике на фоне проведения адекватной респираторной терапии у 37 (82,2%) детей I группы и 49 (89%) детей II группы A-a DO2 снизился до 36,9 ± 1,1 мм рт. ст. Улучшение показателей кислородного статуса у этих новорожденных сопровождалось более быстрым восстановлением эффективного газообмена и вентиляции легких. У 8 (17,7%) детей I группы и 6 (11%) детей II группынесмотря на повышение кислорода во вдыхаемой газовой смеси (FiO2) A-a DO2 оставался высоким, с ухудшением артериальной оксигенации и отрицательной рентгенологической динамикой, что, возможно, было связано с наличием у этих детей сброса крови «справа налево» и развитием легочной гипертензии. При эхокардиографии у этих детей были выявлены признаки перегрузки правых отделов сердца и легочная гипертензия различной степени выраженности, расчетное давление в легочной артерии в среднем составило 43–75 мм рт. ст. (норма до 35 мм рт. ст.).

Заключение. Таким образом, при госпитализации недоношенных новорожденных в отделение реанимации и интенсивной терапии необходимо установить у них наличие гипоксемии, и если это так, то, определив альвеолярно-артериальный кислородный градиент (A-a DO2), можно провести дифференциальную диагностику и оценить степень повреждения легких и нарушения транспорта кислорода, наличие сброса крови «справа налево», а также выбрать тактику респираторной терапии.

88 31
Аннотация

Актуальность. Одной из актуальных проблем современной ревматологии является изучение легочной патологии при системных заболеваниях соединительной ткани у детей, которая составляет в среднем 20–90% и отличается значительной вариабельностью. Особый интерес представляет определение данной патологии при системной красной волчанке.

Цель исследования. Изучение распространенности и особенностей легочной патологии при системной красной волчанке у детей в Азербайджанской Республике.

Пациенты и методы. Под нашим наблюдением находились 75 детей с подтвержденным диагнозом системной красной волчанки, имеющие различные легочные поражения, в возрасте 9–18 лет, из которых 56 (74,5%) были девочки, а 19 (25,4%) — мальчики. Для верификации диагноза наряду с общеклиническими методами проводили рентгенологическое исследование и КТВР. Результаты. В результате обследования у 57 (76%) был верифицирован волчаночный плеврит, у 9 (12%) пациентов наблюдалось интерстициальное поражение легких, у 6 (8%) имелся волчаночный пневмонит и у 3 (4%) были обнаружены диффузные альвеолярные геморрагии.

Заключение. Таким образом, одним из главных проявлений системной красной волчанки у детей, определяющих тяжесть и прогноз данного заболевания, является легочная патология, изучение которой требует более пристального внимания.

89 34
Аннотация

Актуальность. Язвенный колит является одной из социально значимых проблем современной гастроэнтерологии, причем почти в 50% случаев данная патология имеет разнообразные внекишечные проявления, определяющие тяжесть и прогноз заболевания.

Цель исследования. Изучение характера и частоты внекишечных проявлений язвенного колита у детей в Азербайджанской Республике.

Пациенты и методы. Под нашим наблюдением находились 40 детей в возрасте 10–18 лет с подтвержденным диагнозом язвенного колита, имеющие различные внекишечные проявления. Среди обследованных были 22 (55%) девочки и 8 (45%) мальчиков.

Результаты. В результате обследования наряду с классическими проявлениями язвенного колита у 16 (40%) пациентов имелись суставные проявления, причем у 12 (75%) из них были периферические артриты, у 3 (18,75%) — односторонний сакроилеит и у 1 (2,5%) — анкилозирующий спондилит. Также у 5 (12,5%) пациентов наблюдалась мышечная слабость различной степени интенсивности. Среди обследованных у 3 (7,5%) пациентов была диагностирована гангренозная пиодермия и у 2 (5%) — узловатая эритема. Помимо этого, у 11 (27,5%) больных имелись различные поражения глаз, у 2 (5%) — склерозирующий холангит и у 1 (2,5%) наблюдался аутоиммунный гепатит.

Заключение. Таким образом, язвенный колит у детей достаточно часто имеет внекишечные проявления, ухудшающие качество жизни пациентов и прогноз самого заболевания, что требует более тщательного подхода к ранней диагностике и своевременной терапии данной патологии.

90 29
Аннотация

Актуальность. Важный вклад в формирование пищевого поведения способна вносить тактика назначения прикорма, которая претерпела существенные изменения в последние годы. Однако вопросы влияния прикорма на формирование ожирения остаются противоречивыми. Изучение факторов риска формирования избыточной массы тела и ожирения, к числу которых относится нарушение пищевого поведения, представляет несомненный интерес.

Цель исследования. Ретроспективное изучение пищевого поведения детей в различных регионах РФ.

Пациенты и методы. Представлены результаты опроса 174 родителей детей дошкольного и школьного возраста, проживающих в Центральном ФО, 257 родителей детей 7–18 лет, проживающих в Сибирском ФО, 958 родителей детей дошкольного и школьного возраста, проживающих в Дальневосточном ФО. Оценку физического развития детей проводили с помощью программ WHO Anthro и WHO AnthroPlus 2007 с последующим расчетом z-scores ИМТ по возрасту.

Результаты. В ходе исследования было ретроспективно изучено формирование пищевого поведения детей в первые три года жизни, возраст которых различается на 8–10 лет (детей 3–6 лет, 7–10 лет и 11–18 лет). Установлено изменение средних сроков введения прикорма с 4,6 ± 2,1 мес до 5,3 ± 1,7 мес, ассортимента и последовательности введения продуктов и блюд прикорма; детей раньше (в среднем на 3 мес) начинают переводить на «общий стол», но навыками самостоятельной еды они овладевают позже (в среднем на 3 мес), позже обучаются пользоваться ложкой (в среднем на 5 мес). Отмечена тенденция к более раннему введению в рацион детей высокожировых кондитерских изделий, копченых продуктов, газированных напитков с добавленным сахаром. В то же время родители стали реже использовать кормление с усилиями (докармливание «до последней ложки») (p < 0,05).

Заключение. За последние 10 лет произошли изменения в организации питания детей раннего возраста в РФ, способные оказывать негативное влияние на формирование пищевого поведения: ранний перевод на «общий стол», позднее овладение навыками самостоятельного приема пищи, тенденция к более раннему введению в рацион детей кондитерских изделий, газированных напитков с добавленным сахаром; не нашла подтверждения зависимость z-score ИМТ ребенка в школьном возрасте от возраста назначения прикорма в целом, а также использования фруктовых соков в качестве первого прикорма.

91 34
Аннотация

Актуальность. Коронавирус-2019 принято называть SARS-CoV-2. Вспышка пневмонии в китайском городе Ухань началась в середине декабря 2019 г., возбудителем стал ранее неизвестный коронавирус. Статистика заражения в мире на 28 января 2022 г.: на первом месте США — 74067112 заболевших, на шестом месте Российская Федерация — 16157798 случаев, из них в Республике Крым 132036. Среди детей и подростков заболеваемость составила около 9 тыс. человек, что составило 0,2% от количества общей заболеваемости. На сентябрь 2020 г. в России заболело 47712 человек до 18 лет, что составляет 8,4%.

Цель исследования. По данным статистики заболеваемости Республиканской детской больницы Республики Крым, родильного дома № 1 проанализировать количество заразившихся новорожденных SARS-CoV-2 в г. Симферополе и указать на низкую частоту заболеваемости среди новорожденных детей.

Пациенты и методы. По статистическим данным родильного дома № 1 г. Симферополя и инфекционной больницы, за 6 мес прошлого года было зарегистрировано 497 беременных женщин с положительным тестом ПЦР. За это время родились 76 детей от 73 рожениц, 12 детей были рождены недоношенными. Из этого количества недоношенных детей 2 ребенка, рожденных соответственно на 27-й и 32-й нед беременности, были переведены в отделение недоношенных ДРКБ с разной патологией и подозрением на коронавирус, а также девочка, рожденная на 39-й нед, с положительным ПЦР и судорожным синдромом. Были проведены следующие исследования: рентгенография, УЗИ, аускультация, лабораторные методы. У доношенного ребенка проводилась компьютерная томография.

Результаты. В отделении патологии новорожденных и недоношенных новорожденных Республиканской детской клинической больницы в специальной бокс попали вышеуказанные дети с подтвержденнной коронавирусной инфекцией. При дальнейших исследованиях (рентгенография, УЗИ, аускультация, лабораторные методы исследования) у новорожденных подтверждается наличие разной сопутствующей патологии. У девочки, родившийся на 27-й нед массой 800 г, мать, болевшая коронавирусной инфекцией, умерла при родах. Поставлен диагноз: судорожный синдром, пневмония, перитонит, ВПС, бронхолегочная дисплазия, отслойка сетчатки, рекомендовано обследование генетика. Находилась в течение 3 мес на ИВЛ и набрала массу 2100 г. Находилась в реанимации 16 дней, затем в стационаре почти 4 мес. Двое остальных детей, судя по всему, заболели перинатально от матерей. Диагноз при обследовании: пневмония, перитонит у обоих. Далее сопутствующие заболевания разделились: мальчик 32 нед — синдром холестаза, анемия. У девочки 39 нед — ангиопатия. При лабораторных исследованиях у всех пациентов констатировалось повышение С-реактивного белка (СРБ) выше 36–55 мг/л при норме до 4 мг/л. Прокальцитонин в сыворотке крови у новорожденных должен составлять более 0,5 нг/мл, у данных больных превышение нормы было в 9–15 раз. Указанные показатели могут развиваться на различных стадиях системного инфекционного процесса, что подтверждается дополнительными исследованиями и наличием коронавируса у новорожденных пациентов. После проведенного лечения больные были выписаны через 2 мес.

Заключение. Новая коронавирусная инфекция у новорожденных детей имеет более благоприятное течение по сравнению со взрослыми. У детей наравне с заражением коронавирусом встречаются и сопутствующие заболевания, среди которых ведущее место занимают анемия, сердечно-сосудистая патология, заболевания брюшной полости, дисплазии, заболевания органов зрения. По данным литературы, среди вирусных заболеваний у детей первого месяца жизни в 5% случаев диагностирован COVID-19. Это может говорить о том, что у новорожденных нет врожденного иммунитета к данному заболеванию. Иммунная система у детей первых месяцев жизни слабая, несовершенная, в отличие от взрослых, и это вызывает другие заболевания, в том числе и респираторные вирусные инфекции. Некоторые ученые также высказывают версию, что ангиотензинпревращающего фермента 2 (АПФ2) у новорожденных в организме очень мало. АПФ2 у детей еще не развит и довольно жесткий. Именно через него вирус проникает в клетки. В случае с новорожденными SARS-Cov-2 не может прикрепиться к указанному ферменту своими шипами, что исключает возможность заражения. По опыту врачей можно предположить, что влиянию SARS-CoV-2 подвержены дети всех возрастов, а у новорожденных есть риск развития тяжелой формы заболевания, хотя это все еще достаточно редкие случаи, но присоединяется ряд сопутствующих заболеваний.

92 33
Аннотация

Актуальность. Гипоталамо-гипофизарные нарушения являются причиной возникновения многих патологических состояний организма. Распространенность гипоталамического синдрома пубертатного периода (ГСПП) составляет 82,4 на 1000, и артериальная гипертензия (АГ) — частая причина обращения к врачу.

Цель исследования. Определить патогенетические факторы возникновения артериальной гипертензии при ГСПП и методы ее коррекции.

Пациенты и методы. В основе развития АГ при ГСПП лежит гиперпродукция АКТГ, кортизола, повышение активности ренин-альдостероновой системы, а также гиперинсулинемия. Инсулин, стимулируя реабсорбцию натрия и воды в нефронах, повышает чувствительность коры надпочечников к ангиотензину II и увеличивает секрецию альдостерона, а также повышает катехоламиновую активность симпатической нервной системы.

Результаты. В наших наблюдениях АГ выявлялось у 84,4% подростков с ГСПП (n = 32). Для пациентов был характерным гипокинетический тип гемодинамики с низкими показателями сердечного выброса и высоким периферическим сосудистым сопротивлением. Помимо вышеуказанных звеньев патогенеза АГ, также необходимо учитывать действие на гладкомышечные клетки артериол инсулина, который повышает внутриклеточное содержание ионов кальция и стимулирует пролиферацию этого слоя. Все это приводит к увеличению ОЦК, росту периферического сосудистого сопротивления и к возникновению АГ.

Заключение. Общепринятый комплекс лечения ГСПП включает гипокалорийную диету, медикаментозную терапию, направленную на улучшение мозгового кровообращения и дегидратацию, ЛФК и физиотерапию. В терапии данной АГ зачастую необходима комбинация антигипертензивных средств, причем в более высоких дозах. Однако патогенетически обоснованным в лечении АГ при ГСПП является, по нашему мнению, использование препаратов, уменьшающих инсулинорезистентность.

93 34
Аннотация

Актуальность. Синдром Нунан (СН) обусловлен доминантными мутациями в генах PTPN11, SOS1, RAF1, KRAS, NRAS, BRAF. Частота 1 : 2500 новорожденных. Гетерогенность заболевания влияет на вариабельность фенотипа. Ранний верифицированный диагноз позволяет своевременно определить генетический прогноз.

Цель исследования. Выделить ведущие диагностические признаки СН у новорожденных для оптимизации ранней клинической диагностики. Определить критерии для ДНК-тестирования.

Пациенты и методы. Клинические данные новорожденного, пренатальные УЗ исследования (ретроспективный анализ), инструментальные данные, цитогенетическое (GTG-banding) обследование, тестирование активности лизосомальных ферментов, тандемная масс-спектрометрия аминокислот и ацилкарнитинов, ДНК-диагностика (тестирование образцов ДНК на наличие мутаций в гене PTPN11 методом секвенирования по Сэнгеру).

Результаты. Пренатально: в 12 нед воротниковое пространство не расширено. Роды в сроке 38 нед, мальчик, масса — 4300 г, окружность головы — 37 см. При рождении: нарушение дыхания (ИВЛ), отечный синдром, лицевые дисморфии (дисморфичные ушные раковины, антимонголоидный разрез глазных щелей, гипертелоризм, эпикант, нос с открытыми наружу ноздрями, высокое небо), широкий и высокий лоб, короткая шея, отечная кожная складка в области шеи, воронкообразная деформация грудной клетки, крипторхизм. ЭхоКГ: клапанный стеноз легочной артерии (СЛА), дефекты межпредсердной перегородки, открытое овальное окно, дилатация правого предсердия, гипертрофия правого желудочка. В неонатальном периоде: хилоторакс, гепатоспленомегалия, гипоплазия тимуса. ЦНС: мышечная гипотония, гипорефлексия. УЗИ мозга: расширение боковых желудочков, киста сосудистого сплетения. Аудиометрический скрининг без отклонений. Кариотип 46,XY. Маркеров наследственных болезней обмена не выявлено. В 1 мес: гипотрофия, задержка психомоторного развития. Заподозрен синдром Нунан, проведен ДНК-анализ, идентифицирована ранее описанная патогенная мутация с.1510А>G) (p.Met504Val) в экзоне 13 гена PTPN11 в гетерозиготном состоянии de novo.

Заключение. Анализ представленного и опубликованных случаев СН с мутациями в гене PTPN11 показал, что клинические проявления у пробанда соответствуют фенотипу СН. Ведущими диагностическими критериями являются: характерный порок сердца (СЛА), лимфедема, типичный паттерн лицевых дисморфий. Наличие характерных признаков ускорило адресную ДНК-диагностику. Диагноз пробанда позволил определить генетический прогноз и объем пренатальной диагностики: риск для сибсов популяционный, стандартный пренатальный скрининг; риск для потомства 50%, пренатальная ДНК диагностика.

94-95 32
Аннотация

Актуальность. Для гарантированного выявления всех случаев полиомиелита в любой возрастной группе ВОЗ рекомендует осуществлять активный эпидемиологический надзор за всеми острыми вялыми параличами (ОВП). Синдром ОВП может встречаться при многих инфекционных (острый паралитический полиомиелит, полинейропатии, миелиты) и неинфекционных патологиях (опухоли спинного мозга, мононейропатии, в том числе травматические).

Цель исследования. Продемонстрировать клинический случай вялого тетрапареза у ребенка 8 лет с энцефаломиелополирадикулонейропатией.

Пациенты и методы. Ребенок К., мальчик, возраст 8 лет, 14.06.2009 г.р., житель Крутинского района Омской области. Заболел остро 20.08.2017, находясь на отдыхе в Астраханской области, отмечалась фебрильная лихорадка, появилось двоение в глазах. Через 2 дня присоединились общая слабость, тошнота, неинтенсивная боль в животе, ходил самостоятельно. На 3-й день подъем температуры до 40,0 °C, появились сильный озноб, судороги, головная боль, невнятная речь. Мальчик был снят с поезда и доставлен бригадой скорой помощи в Сызраньскую ГБ № 2, а затем санавиацией — в ГБУЗ СО Тольяттинскую ГКБ№5 23.08.2017 в 23:30, где находился до 18.09.2017 с диагнозом: «Менингоэнцефалит неуточненной этиологии, возможно, вирусной. Отек головного мозга 2–3 ст. Кома 2–3 ст. Двусторонняя полисегментарная пневмония. Интерстициальный нефрит токсического генеза». До 30.08.2017 состояние оставалось крайне тяжелым, находился на ИВЛ. С 30.08.2017 в неврологическом статусе появилась небольшая положительная динамика. Стал реагировать на осмотр открыванием глаз. Движений в конечностях нет. Менингеальные знаки отрицательные. Корнеальный рефлекс вызывается, подкашливает, в том числе на санацию. Атония. Арефлексия. Судорог нет. Купировался гипертонус в стопах. С 01.09.2017 взгляд фиксирует, узнает маму, улыбается, выполняет команду «сжать руку доктора» слабым сжатием. 11.09.2017 выполнена трахеостомия. Данному ребенку проведено лечение: антибактериальная терапия (цефтриаксон, меропенем, эритромицин, линезолид, ко-тримоксазол, цефоперазон + сульбактам), инфузионная терапия, дексаметазон, преднизолон, иммуноглобулин человека нормальный № 5, ацикловир в/в 10 дней, интерферон альфа-2b ректально, пентоксифиллин, этилметилгидроксипиридина сукцинат, холина альфосцерат, тиамин, цианкоболамин, пробиотики, ЛФК, щадящий массаж.

Результаты. С 18.09.2017 по 03.10.2017 находился в Тольяттинской ГДБ № 1 с диагнозом: «Энцефаломиелополирадикулоневрит». При поступлении общемозговой и менингеальной симптоматики нет. Обоняние не нарушено. Острота зрения не нарушена. Зрачки D = S, фотореакции живые, движения глазных яблок в полном объеме. Лицо симметричное. Глотание нарушено. Глоточный рефлекс не вызывается. Язык по средней линии. Активные движения в конечностях практически отсутствуют, по просьбе может сжать кисть, но за счет спастичности и патологических дискинезий разжать ее не может. Спастика в голеностопных суставах и кистях рук. Сила мышц 0–1 балл. Мышечный тонус диффузно снижен, в дистальных отделах — спастичный, с формированием контрактур. Сухожильные рефлексы: ахилловы D = S, верхние брюшные справа +, остальные не вызываются. Патологические стопные знаки с обеих сторон. Патологические синкинезии. Нарушение терморегуляции. Дистальный гипергидроз. Функции тазовых органов не нарушены. Получал массаж, ЛФК, нейротропную терапию, антигипоксанты, сосудистые, антиспастическую терапию.

На фоне проводимого лечения состояние значительно улучшилось, средней тяжести. В сознании. Разговаривает. Адекватная реакция на окружающее. Глотает, кормится с ложки протертой пищей. Объем питания усваивает. Зрачки D = S, фотореакции живые, движения глазных яблок в полном объеме. Эмоции адекватные. Самостоятельные движения появляются в минимальном объеме. Голову не держит, не переворачивается. Трахеостома удалена 27.09.2017. Дыхание самостоятельное через естественные дыхательные пути. Для дальнейшего лечения 09.10.2017 переведен в БУЗОО ОДКБ г. Омска. Неоднократно (с октября 2017 по март 2021 г.) проводились курсы реабилитации (курсы массажа, ЛФК, физиолечение, нейропротекторы, витамины группы В) на базе психоневрологического отделения в ОДКБ с диагнозом: «Последствия перенесенного энцефаломиелополирадикулоневрита (август-сентябрь 2017 г.), период остаточных явлений. Вялый тетрапарез». С положительной динамикой.

В настоящее время сохраняются изменения в неврологическом статусе. Ходит самостоятельно, но объем активных движений ограничен, больше в нижних конечностях. Мышечный тонус снижен в нижних конечностях. Мышечная сила снижена в нижних конечностях до 4 баллов, в верхних конечностях — 5 баллов. Тугоподвижность в голеностопных суставах. Сухожильные рефлексы с верхних конечностей живые, D = S, с нижних конечностей снижены, D = S. Рефлекс Бабинского с двух сторон. На корточки у опоры не садится. Эквиноварусная левая стопа. Запинается, падает, подварачивается левая стопа, затруднена ходьба на пятках. Функции тазовых органов контролирует. Ребенокимеет статус инвалида. Прогноз дляжизни благоприятный.

Заключение. Данный клинический случай показывает, что реабилитационные мероприятия должны начинаться уже с острого периода или в периоде ранней реконвалесценции энцефаломиелополирадикулоневрита; объем и характер реабилитационных мероприятий определяется периодом заболевания, клиническим синдромом и его тяжестью; необходимо соблюдать последовательность и преемственность проводимых мероприятий, обеспечивающих непрерывность на различных этапах реабилитации и диспансеризации; комплексный характер восстановительных мероприятий с участием различных специалистов и с применением разнообразных методов воздействия; необходимо учитывать соответствие реабилитационно-восстановительных мероприятий и воздействий адаптационным и резервным возможностям реконвалесцента. При этом важны постепенность возрастания дозированных нагрузок, а также дифференцированное применение различных методов воздействия. Необходим постоянный контроль эффективности проводимых мероприятий.

96 34
Аннотация

Актуальность. Пандемия COVID-19 оказала отрицательное влияние на работу противотуберкулезных служб стран. В мире в 2020 г. по сравнению с 2019 г. отмечено увеличение числа умерших от туберкулеза на 7,5%. В 2020 г. дети младше 15 лет составили 11% среди всех заболевших туберкулезом в мире.

Цель исследования. Изучение в Республике Беларусь средней стоимости диагностики и превентивного лечения латентного туберкулеза, диагностики и лечения туберкулеза органов дыхания у одного ребенка.

Пациенты и методы. При расчетах использовались приказы Министерства здравоохранения Республики Беларусь по лечению туберкулеза у детей, цены на медицинские услуги государственного учреждения «Республиканский научно-практический центр пульмонологии и фтизиатрии» Министерства здравоохранения Республики Беларусь на дату 11 июня 2020 г. Расчет стоимости противотуберкулезных лекарственных средств проводился согласно ценам, указанным в Международном справочнике цен на медицинские изделия (2015 г.).

Результаты. На основании базы данных о 774 детях с туберкулезом органов дыхания вычислены средние возраст и масса тела ребенка, заболевшего туберкулезом. Средний возраст составил 14,2 года, масса тела — 50,8 килограмм. Средняя стоимость диагностики латентного туберкулеза у одного ребенка составила 123,6 доллара США. Стоимость превентивного лечения латентного туберкулеза у одного ребенка при 6-месячном курсе изониазидом составила 151,1 доллара США, при 4-месячном курсе рифампицином — 134,2 доллара США, при 3-месячном курсе изониазидом и рифампицином — 100,6 доллара США. Общая стоимость диагностики и превентивного лечения одного случая латентного туберкулеза изониазидом в течение 6 мес составила 274,7 доллара США, рифампицином в течение 4 мес — 257,8 доллара США, изониазидом и рифампицином в течение 3 мес — 224,2 доллара США. Стоимость диагностики туберкулеза органов дыхания у одного ребенка составила 500,6 доллара США, а лечения — 3600,4 доллара США. Общая стоимость диагностики и лечения туберкулеза органов дыхания у одного ребенка составила 4101,0 доллара США.

Заключение. Результаты проведенного исследования показывают, что у одного ребенка стоимость диагностики и превентивного лечения латентного туберкулеза в 14,9 – 15,9 – 18,3 раза ниже по сравнению со стоимостью диагностики и лечения туберкулеза органов дыхания. Это с экономической точки зрения доказывает значимость профилактики туберкулеза у детей. Полученные результаты могут быть использованы для планирования объемов финансирования противотуберкулезных мероприятий среди детского населения Республики Беларусь.

97 32
Аннотация

Актуальность. Реcпублика Молдова находится в топе стран, подверженных миграционным процессам. Более 25% экономически активных жителей страны находятся в трудовой миграции. Согласно данным Министерства здравоохранения Республики Молдова, на начало 2021 г. были зарегистрированы 29186 детей с родителями, находящимися в трудовой миграции.

Цель исследования. Определение качества жизни (КЖ) детей трудовых мигрантов в разных аспектах их жизни: физическое функционирование (ФФ); эмоциональное функционирование (ЭФ); социальное функционирование (СФ); школьное/ролевое функционирование (ШФ).

Пациенты и методы. Проведен анализ качества жизни детей из семей трудовых мигрантов. В исследуемую группу были включены 70 детей разных возрастных групп: 5–7 лет (26,7%); 8–12 лет (40%); 13–18 лет (33,3%), из семей трудовых мигрантов, и их родители, оставшиеся в стране. В группу контроля вошли 70 детей соответствующего возраста: 5–7 лет (26,7%); 8–12 лет (40%); 13–18 лет (33,3%), не имеющих опыта трудовой миграции родителей, и их родители. Инструментом исследования стал опросник Pediatric Quality of Life Inventory (PedsQL™ 4.0).

Результаты. Дети мигрантов всех возрастных групп во всех изучаемых аспектах имели очень низкий уровень КЖ (менее 70 баллов). Во всех возрастных группах детей мигрантов КЖ в аспекте физического функционирования имеет достоверно (р < 0,001) более низкий уровень показателей по сравнению с детьми из контрольной группы. Наибольший уровень КЖ был у детей 5–7 лет, а наименьший у детей в возрасте 13–18 лет. Был выявлен очень низкий уровень КЖ детей мигрантов (от 42,0 ± 25,32 до 43,7 ± 25,94), который достоверно отличался (р < 0,001) от среднего уровня КЖ детей из контрольной группы (от 85,0 ± 19,83 до 89,0 ± 20,82). Самые низкие показатели КЖ в эмоциональном аспекте у детей мигрантов 13–18 лет (42,0 ± 25,32) демонстрируют особенное эмоциональное, стрессовое состояние этих детей. Дети мигрантов имеют показатели очень низкого уровня КЖ в аспекте социального функционирования, которые достоверно отличались от среднего уровня КЖ детей из контрольной группы, что демонстрирует низкую способность к социальной адаптации детей после миграции родителей. Самые низкие показатели общего балла КЖ были выявлены в возрасте 13–18 лет, как в группе детей мигрантов (46,8 ± 24,19), так и в контрольной группе детей (82,7 ± 19,57). В то же время самые высокие показатели общего балла КЖ были выявлены в возрасте 5–7 лет, как в группе детей мигрантов (55,9 ± 30,85), так и у детей контрольной группы (85,9 ± 23,70).

Заключение. Одна из самых сложных медицинских, социальных, политических и экономических проблем, которым противостоит Молдова, это трудовая миграция. В настоящее время Республика Молдова находится в топе стран, подверженных миграционным процессам. Положительные и отрицательные эффекты миграции ощущают как мигранты, так и общество в целом, в том числе население, не вовлеченное в миграционные процессы: дети мигрантов и пожилые лица, ухаживающие за ними.

Представленные результаты являются убедительным фактом того, что дети мигрантов всех возрастных групп во всех изучаемых аспектах имели очень низкий уровень качества жизни (менее 70 баллов).

98 35
Аннотация

Актуальность. Информационные технологии прочно вошли в жизнь человека и вызвали изменения во всех сферах деятельности. Современное поколение детей начинает пользоваться гаджетами с самого раннего возраста. Тенденция к детской гаджет-зависимости нарастает, однако теме уделяется мало внимания.

Цель исследования. Узнать объективную картину пользования гаджетами среди детей; подтвердить гипотезу о склонности детей к раннему и чрезмерному пребыванию у экрана, что может быть причиной нарушений физического, психоречевого развития ребенка.

Пациенты и методы. Метод — анонимное анкетирование родителей. Пациенты: здоровые дети возрасте 2–3 лет и 6–7 лет, посещающие детские дошкольные учреждения общеобразовательного вида; дети 3–9 лет с задержкой психического и речевого развития, тяжелыми множественными нарушениями развития (ТМНР), аутизмом, ДЦП, посещающие детские дошкольные учреждения и группы компенсирующего вида; дети 3–7 лет с патологией зрения.

Результаты. Ежедневно пребывают за гаджетами более 71,8% детей. Возраст введения устройств в жизнь ребенка: до 1 года в группах здоровых детей — 17,1%, с 1–3 лет — 58,9%, старше 3 лет — 22,4%; в группах компенсирующего вида до 1 года — 14,5%, с 1–3 лет — 47,7%, старше 3 лет — 37,8%, в группе детей с патологией зрения до 1 года — 6,4%, с 1–3 лет — 55,2%, старше 3 лет — 38,4%. Время у экрана составляет от 30 до 60 мин в день (от 24,3 до 51,7%) без значимой разницы в показателях между группами. Дети из компенсирующих групп играют в компьютерные игры больше (86,4%), чем группы здоровых детей (44,2%). Появление признаков гаджет-зависимости после выключения устройства более выражено в группах компенсирующего вида — от 45,3 до 57,5%, нежели в группах здоровых детей. Неправильная пищевая привычка в виде употребления еды за просмотром гаджетов выше в группах компенсирующего вида (54,7%), чем в группе здоровых детей (48,7%), у детей с заболеванием органа зрения — 19,2%. Выявлено, что 59,2% детей с патологией находятся под воздействием фоновой работы гаджетов, группа здоровых детей — 40,8%. Более 64,2% родителей согласны, что проблема гаджет-зависимости есть, из них 81% отметили, что принимают меры профилактики по предупреждению последствий гаджет-зависимости.

Заключение. Информационные технологии, предназначенные для взрослого человека, сегодня прочно заняли свое место среди детей самого раннего возраста, о чем говорят показатели ежедневного, раннего и длительного пребывания у экрана. Профилактические меры по предупреждению зависимости включают информирование родителей о минусах влияния раннего и чрезмерного пользования гаджетами на развитие ребенка, формирование осознанного и здорового подхода. Взаимодействие специалистов и родителей поможет вырастить подрастающее поколение здоровым и психологически свободным от зависимости.

99 36
Аннотация

Актуальность. Инновации — ведущий фактор развития профилактического и лечебно-диагностического направлений в педиатрии, являющихся средствами реализации ее социальных задач в области охраны детства.

Цель исследования. Изучить развитие инновационных оздоровительных и лечебно-диагностических технологий для детей в Пресненском районе г. Москвы.

Пациенты и методы. Проведен историко-медицинский анализ деятельности медицинских, научных, образовательных, общественных организаций, органов власти, врачей и предпринимателей по внедрению передовых технологий в области охраны детства в XIX и XX вв. в районе проведения форумов Союза педиатров России.

Результаты. Развитие охраны детства в Пресненском районе проходило в уникальной социальной среде. С начала XIX в. Товарищество Прохоровской Трехгорной мануфактуры осуществляло охрану здоровья работников и членов их семей. В Софийской детской больнице, ныне носящей имя Н.Ф. Филатова, разрабатывались уникальные методики лечения и реабилитации детей, обобщенные главным врачом Д.Е. Гороховым (1863–1921) в монографии «Детская хирургия» (1910–1916). Больница стала центром Московского Общества борьбы с детской смертностью и Пресненского Общества попечения об учащихся детях. Они проводили научно-практическую разработку проблем школьного питания, санаторного лечения и оздоровления детей. Трудами Г.Н. Сперанского (1873–1969) и сотрудников стационара «Дом грудного ребенка» (1912) район стал инновационной площадкой по апробации различных типов детских учреждений. Здесь работали амбулатория, молочная кухня, ясли, «убежище» для беременных и матерей с грудными детьми, были организованы патронаж и вакцинация детей в консультации. Эти инновации получили широкое развитие в советский период. На Пресне трудились такие выдающиеся деятели охраны детства, как Ю.Ф. Домбровская, С.О. Дулицкий, Н.С. Назарова, Г.Е. Сухарева, Н.И. Озерецкий и многие другие.

Заключение. Район проведения конгрессов и съездов педиатров России исторически является территорией инноваций в охране детства. Форумы Союза педиатров России, проходящие на Пресне с 1994 г., продолжают традиции инновационного развития отечественной педиатрии.

100 32
Аннотация

Актуальность. Распространенность расстройств питания детского населения оказывает негативное влияние на уровень здоровья населения в целом. По данным ВОЗ, Россия — страна с высоким приростом числа подростков, имеющих избыточную массу тела и ожирение.

Цель исследования. Оценить гармоничность физического развития школьников, проживающих в различных регионах Российской Федерации.

Пациенты и методы. Обследованы 5923 школьника (2697 мальчиков и 3226 девочек) в возрасте 7–16 лет во Всероссийском детском центре «Орленок». Нутритивный статус оценивался по соответствию массо-ростового индекса (BMI) нормативам WHO Growth Reference 2007. Выделены варианты нутритивного статуса: гармоничное физическое развитие (ГФР), дефицит массы тела (ДМТ), недостаточность питания (НП), избыточная масса тела (ИзМТ) и ожирение.

Результаты. У 58,6 ± 0,6% было ГФР. Дисгармоничные варианты физического развития в равной мере были обусловлены как повышенным питанием (ИзМТ — 13,9 ± 0,4%; ожирение — 5,8 ± 0,4%), так и недостаточным питанием (ДМТ — 11,3 ± 0,4%; НП — 10,5%). У девочек чаще, чем у мальчиков регистрировались ГФР (р = 0,0037), ДМТ (р < 0,001) и НП (р = 0,0053). У мальчиков чаще, чем у сверстниц, регистрировались ИзМТ и ожирение (р < 0,001). У девочек в возрастной группе 12–16 лет реже выявлено ожирение, чем у младших школьниц (р = 0,0056); разницы в распространенности ИзМТ с возрастом не выявлено. НП чаще выявлялась у школьников из Южного и Уральского Федерального округа (ФО); ДМТ — у детей из Дальневосточного и Поволжского ФО; ИзМТ — у учащихся из Уральского, Сибирского, Центрального и Южного ФО. С ожирением школьников, приехавших из Уральского, Южного и Северо-Кавказского ФО, было больше, чем детей из других регионов страны.

Заключение. Мониторинг физического развития детей необходим для своевременного выявления негативного влияния на развивающийся организм биологических, географических, экологических и социальных факторов. В проведенном нами пилотном исследовании выявлена высокая распространенность дисгармоничных вариантов физического развития, связанных как с дефицитным, так и повышенным питанием, что является предпосылкой для более глубокого анализа причин и разработки региональных профилактических программ.

101 32
Аннотация

Актуальность. Неонатальные судороги являются наиболее тяжелыми неврологическими осложнениями у новорожденных. Определение нейропептидов в сыворотке крови дают ценную информацию о степени выраженности повреждений нейронов и нарушениях общей целостности гематоэнцефалического барьера.

Цель исследования. Изучение содержания нейронспецифической енолазы (NSE) и белка S-100 в сыворотке крови у доношенных детей с неонатальными судорогами.

Пациенты и методы. Проведено исследование 59 доношенных новорожденных с судорогами. Контрольную группу составили 25 условно здоровых новорожденных. С целью диагностики структурных церебральных поражений проводилось нейросонографическое, электроэнцефалографическое исследование. Определение содержания NSE, S-100 выполняли стандартным методом твердофазного иммуноферментного анализа (ИФА) с использованием диаг-ностических тест-систем производства «Вектор-Бест» (Новосибирск).

Результаты. Доношенные новорожденные в 47,3% случаев при рождении на 1-й мин оценивались в 6–7 баллов, в 14,5% — в 4–5 баллов, в 33,6% случаев — 0–3 балла. Согласно нейросонографическим исследованиям отек мозга регистрировался у 19 (32,2%), вентрикуломегалия — у 9 (15,2%), вентрикулит — у 10 (16,9%), внутрижелудочковые кровоизлияния — у 8 (13,5%) новорожденных. В результате электроэнцефалографических исследований было выявлено, что в большинстве случаев — у 17 (28,9%) новорожденных — отмечался полиморфный характер судорог, т.е. сочетание различных видов судорог. Анализ концентрации нейропептидов выявил, что уровень S-100 у новорожденных с судорогами был достоверно выше в 3,7 раза (F = 12,8; χ2 = 11,2; р < 0,001); NSE — в 3 раза (F = 38,8; χ2 = 29,4; р < 0,001) по сравнению со здоровыми новорожденными. Прямая средней силы корреляционная связь отмечалась между нейропептидами и морфологическими изменениями ЦНС (внутрижелудочковыми кровоизлияниями, церебральной ишемией, вентрикулитом, вентрикуломегалией). Отрицательная связь выявлена между экспрессией NSE, S-100 и низкой оценкой по шкале APGAR при рождении (τ = –0,186**, p = 0,001), С-реактивного белка (τ = –0,133**, p = 0,029), мультиорганной дисфункцией (τ = –0,132**, p = 0,032).

Заключение. Повышение уровня NSE, S-100 в сыворотке крови у доношенных детей характеризует степень поражения ЦНС и дает возможность использовать их как предикторы неврологического исхода. Таким образом, комплексный подход, включающий клинические, эходоплерографические, электроэнцефалографические, нейроиммунохимические исследования у новорожденных с судорогами позволяет своевременно прогнозировать, оценивать тяжесть поражения ЦНС и проводить раннюю коррекцию.

102 32
Аннотация

Актуальность. На протяжении многих лет детей, подростков, лиц молодого возраста традиционно относили к группе низкого риска сердечно-сосудистых заболеваний. Но за последние 7 лет в Российской Федерации в 2,1 раза возросла частота патологии органов кровообращения среди детей до 18 лет. Среди ­факторов риска развития сердечно-сосудистых заболеваний у детей и подростков преобладают гиперхолестеринемия, артериальная гипертензия, избыточная масса тела и ожирение, гипергликемия, низкая физическая активность, а особенности растущего организма делают влияние этих факторов еще более выраженным. В связи с этим возрастает и значимость кардиологической службы для оказания высококвалифицированной помощи детскому населению. На территории Омской области стационарная помощь областному детскому населению оказывается на базе Областной клинической больницы (ОДКБ). Ранее кардиологическая помощь детям (10 коек) оказывалась в структуре эндокринологического отделения, но в связи с высокой потребностью в январе 2021 г. в ОДКБ г. Омска было создано новое педиатрическое отделение для госпитализации пациентов кардиологического и педиатрического профиля.

Цель исследования. Провести анализ работы нового педиатрического отделения Областной клинической больницы г. Омска за 2021 г.

Пациенты и методы. Было проанализировано 562 истории болезни детей, находившихся на госпитализации в педиатрическомотделении в 2021 г.Оценивались пол, возраст госпитализированных детей, проведенное количество койко-дней в стационаре, профиль оказания помощи, исходы госпитализации. Для математической и статистической обработки данных использовались таблицы Exel 2016 г.

Результаты. В 2021 г. в новом педиатрическом отделении БУЗОО ОДКБ было 562 госпитализации, из них 76 оказались повторными (13,5%). На долю областного населения пришлось 86,3% госпитализаций, 13,7% госпитализированных — городские жители. Среди госпитализированных детей преобладали мальчики — 53,6%, девочек было 46,4%. Возрастные особенности госпитализированных: 9,8%—дети до года, 5,5%—дети 1–3 лет, 5,5%—дети 4–6 лет, 17,1% — дети 7–11 лет, 62,1% — дети 12–17 лет. Медиана возраста у детей до года составила 5 мес [1 мес; 11 мес], медиана возраста у детей старше года — 9 лет [1 год; 17 лет]. Количество проведенных койко-дней среди госпитализированных было весьма вариабельным — от 1 до 38, средняя продолжительность госпитализации составила 11,7 койко-дней. Распределение пациентов по профилю оказания помощи было следующим: кардиологический профиль — 70,1%, педиатрический профиль — 29,9%. В структуре заболеваний у детей, госпитализированных на педиатрические койки, преобладали следующие нозологии: 36% — эссенциальная артериальная гипертензия; 35,8% — нарушения сердечного ритма (дисфункция синусового узла, АВ-блокады, экстрасистолии, синдром WPW, пароксизмальные тахикардии); 20,1% — врожденные пороки сердца (из них на долю ранее оперированных ВПС приходится 48%); 3,6% — кардиомиопатии; 2,7% — малые аномалии развития сердца; 1,8% — воспалительные заболевания сердца. В структуре заболеваний у детей, госпитализированных на педиатрические койки, преобладали следующие нозологии: железодефицитная анемия тяжелая и средней степени тяжести — 40,1%, при этом 16 детям (23%) потребовалось проведение инъекционной ферротерапии; 17,3% — вегетативная дистония; 10,7% — перинатальное поражение ЦНС; 6,55% — белково-энергетическая недостаточность; 4,2% — функциональные нарушения ЖКТ; 3,6% — ревматологические заболевания (СКВ, склеродермия, ревматоидный артрит); 2,4% — инфекция мочевых путей; 15,2% другие, достаточно разрозненные, заболевания (нарушения обмена веществ, аномалии развития ЖКТ и мочевой системы, аллергические заболевания, неврологическая патология). Исходы госпитализации были преимущественно удовлетворительными у 97,5% детей (улучшение и выздоровление), 13 детей (3,3%) были направлены в федеральный центр г. Томска (НИИ кардиологии) для оказания ВМП (оперативное лечение ВПС и НСР), 1 случай закончился летальным исходом (легочное кровотечение у ребенка с неоперабельным ВПС (единственный желудочек сердца), осложненным высокой прогрессирующей легочной гипертензией).

Заключение. Анализ работы нового педиатрического отделения БУЗОО ОДКБ г. Омска за 2021 г. показал, что потребность в оказании кардиологической помощи детскому населению Омской области велика (70,1% всех госпитализированных). При этом необходимость стационарной помощи максимальна у лиц подросткового возраста (дети 12–17 лет) — 62,1%. В ходе исследования у госпитализированных в отделение детей и подростков было выявлено преобладание таких заболеваний, как артериальная гипертензия, нарушения сердечного ритма, железодефицитная анемия, развитие и прогрессирование которых напрямую зависят от образа жизни и питания, своевременной диагностики и качественной профилактики. Полученные удовлетворительные результаты госпитализации у 97,5% детей отражают высококвалифицированную и слаженную работу всего коллектива педиатрического отделения и позволяют отделению иметь право на дальнейшее оказание помощи детскому населению Омской области.

103 27
Аннотация

Актуальность. Одной из актуальных проблем современного здравоохранения является развитие перинатальной медицины и неонатологии и, в частности, предупреждение невынашиваемости, организация выхаживания преждевременно родившихся детей. Внедрение достижений науки в педиатрическую практику и прогресс медицинских технологий позволяют в настоящее время выхаживать детей с экстремально низкой массой тела (ЭНМТ) и очень низкой массой тела (ОНМТ) при рождении. Однако снижение летальности детей этой группы сопровождается ростом частоты отдаленных осложнений, инвалидизации. Поэтому основной задачей следует считать профилактику невынашивания, совершенствование методов интенсивной терапии с первых часов жизни и улучшения работы специализированных перинатальных центров, в том числе активное внедрение методов восстановительного лечения новорожденным. С июля 2009 г. и по настоящее время в Омске организована работа педиатрического блока перинатального центра БУЗОО «ОКБ», включая отделение патологии новорожденных и недоношенных детей (второй этап выхаживания).

Цель исследования. Оценить эффективность проводимых реабилитационных мероприятий новорожденным в отделении патологии новорожденных и недоношенных детей (второй этап выхаживания) (ОПН) областного перинатального центра, исходы лечения детей.

Пациенты и методы. За десять лет в ОПН пролечено 3483 ребенка, из них недоношенных — 1602 (46%), при этом детей с ЭНМТ — 206 чел. (5,9%), с ОНМТ — 327 (9,4%). В целом глубоконедоношенные новорожденные составили 533 чел. (15,3%). Использовались методы описательной статистики. Результаты. Ведущее место в структуре заболеваний новорожденных детей занимали перинатальные повреждения центральной нервной системы гипоксически-ишемического, постгеморрагического, токсико-метаболического, инфекционного генезов (37–39%). Для уточнения диагноза использовались современные методы диагностики: методы нейровизуализации (нейросонография, компьютерная томография, магнитно-резонансная томография, электроэнцефалография); биохимические, иммуноферментный анализ, метод полимеразной цепной реакции, люмбальная пункция. В лечении детей с поражением ЦНС учитывались современные подходы: поддержание адекватной оксигенации, коррекция гипогликемии, антиоксидантная терапия, по необходимости — нейротропные препараты после второй недели жизни. Среди немедикаментозных методов лечения новорожденных использовались физиотерапия и специальный массаж: электрофорез лекарственных препаратов, светотерапия аппаратом «Биоптрон», специальные фиксирующие укладки. Проводилось лечение методом «сухой иммерсии» на кровати «Сатурн» в среднем ежегодно 270–300 пациентам. В динамике за период 2010–2020гг. увеличилось количество детей, родившихся преждевременно (с 7,4 до 8,7%), включая детей с ОНМТ и ЭНМТ при рождении, прошедших реабилитацию на втором этапе выхаживания (с 10 до 18,2%). При развитии у них бронхолегочной дисплазии (1,6–1,9%) проводились мониторирование витальных функций, оценка сатурации, ингаляционная терапия препаратами гюкокортикостероидов. Выявляемость ретинопатий у недоношенных выросла: в 2015 г. — 19 детей (15,6%), в 2016 г. — 22 ребенка (16%), в 2017 г. — 21 (21%), в 2018 г. — 23 (18%), в 2019 г. — 22 (17%), в 2020 г. — 35 (22%), по поводу чего пациенты получали консервативное лечение. В коррекции ретинопатии с помощью транспупиллярной и транссклеральной коагуляции сетчатки нуждались 19 пациентов (2015 г. — 2; 2016 г. — 2; 2017 г. — 2; 2018 г. — 3; 2019 г. — 5; 2020 г. — 5 детей). К 2017–2020 гг. отмечался довольно высокий показатель исключительно грудного и смешанного вскармливания (до 68%) с обогащением белково-витаминноминеральными фортификаторами, что соответствовало внедрению политики поощрения грудного вскармливания в отделении. Более 88% детей выписались домой в удовлетворительном состоянии, в то же время около 10% детей нуждались в переводе в специализированные отделения других больниц.

Заключение. Итогом работы отделения явился показатель совместного пребывания новорожденных и матерей в палате «мать-дитя» (66–69%), что привело к повышению показателя исключительно грудного и смешанного вскармливания, отсутствию заболеваний гнойно-септической инфекции среди новорожденных. Приоритетными направлениями работы неонатальной службы явились совершенствование современных технологий выхаживания детей различных сроков гестации в соответствие с медико-экономическими стандартами, включая детей с ЭНМТ и ОНМТ; выполнение мероприятий по комплексной абилитации и реабилитации новорожденных в условиях второго этапа выхаживания; функциональное взаимодействие специалистов разного профиля (неонатологов, акушеров-гинекологов, генетиков, офтальмологов, неврологов и нейрохирургов, кардиохирургов, детских хирургов).

104 52
Аннотация

Актуальность. Острый лимфобластный лейкоз (ОЛЛ) остается наиболее частой онкологической патологией в детском возрасте. Выявление наиболее характерных симптомов на начальных этапах ОЛЛ играет ключевую роль в оптимизации ведения таких пациентов.

Цель исследования. Проанализировать комплекс клинико-лабораторных проявлений у детей с впервые выявленным ОЛЛ.

Пациенты и методы. Проведен ретроспективный анализ историй болезни пациентов с ОЛЛ, впервые поступивших в онкогематологическое отделение ГБУЗ СОДКБ им. Н.Н. Ивановой в период 2017–2019 гг. В исследование включено 37 детей, средний возраст — 6,5 года (мальчики — 56,8%). Преобладал В-линейный вариант, только у 4 детей (10,8%) был Т-клеточный лейкоз. Средняя продолжительность заболевания до поступления — 22,6 дня.

Результаты. Наиболее частой жалобой на момент поступления были изменения в ОАК — 97,3%, нарушение общего самочувствия — 94,6% и лихорадка — 86,5%. В клинике ожидаемо преобладали симптомы костномозговой недостаточности: анемический синдром — 94,6%, кожный геморрагический синдром — 51,4%. По результатам УЗИ увеличение печени и селезенки встречались одинаково часто — 75,5%, их комбинация — в 64,9% случаев, увеличение лимфоузлов любой локализации — в 40,5% случаев. Комбинация 5 опорных симптомов, подозрительных в отношении ОЛЛ, выявлена у 24,3% детей, 4 симптома — у 35,1%. Всего в 2 случаях (5,4%) у пациентов было только 2 симптома. В ОАК у большинства пациентов обнаружены типичные для ОЛЛ изменения: нормохромная нормоцитарная анемия (75,7%), тромбоцитопения (67,5%), лейкоцитоз (54,1%). Бласты в ОАК выявлены у 86,5% пациентов. Большинство детей были направлены врачами: 35,1% — участковым педиатром, 24,3% — узким специалистом, 13,5% доставлены бригадой СМП. Четверть пациентов поступили самотеком. Несмотря на типичную лабораторную и клиническую картину, лейкоз в качестве направительного диагноза установлен у 43,2% детей.

Заключение. Для большинства пациентов на момент манифестации характерны классические симптомы ОЛЛ с наличием более чем у половины 4 и более типичных клинических проявлений, всех лабораторных признаков — у трети пациентов, бластных клеток в ОАК — у абсолютного большинства. Выявлена низкая настороженность врачей в отношении ОЛЛ, особенно специалистов узкого профиля.

105 33
Аннотация

Актуальность. В структуре заболеваемости недоношенных новорожденных до 12% (Гнедько Т.В., 2021) занимает инфекционная патология, развитию которой способствует незрелость иммунной системы.

Цель исследования. Оценить показатели клеточного звена иммунитета недоношенных детей, родившихся в сроке гестации 24–32 нед.

Пациенты и методы. В исследование включены 34 ребенка, у которых проведен анализ показателей клеточного звена иммунитета. Средний гестационный возраст при рождении детей составил 28,4 ± 2,2 нед. Пациенты обследовались в возрасте 3 мес.

Результаты. При исследовании показателей клеточного звена иммунитета выявлено, что абсолютное число Т-лимфоцитов снижено у 29% младенцев, повышено — у 12%, находится в пределах нормы — у 59% недоношенных детей. Количество Т-хелперов/индукторов снижено в 38% случаев, повышено — в 9%, находится в пределах нормы — в 53% случаев. Число цитотоксических клеток снижено у 15% детей, повышено — у 18%, находится в пределах нормы — у 67% пациентов. Абсолютное число B-лимфоцитов повышено у 85% пациентов, у 15% находится в пределах нормы. Уровень естественных киллеров снижен у 62%, находится в пределах нормы — у 38% пациентов.

Заключение. Для 3-месячных детей, родившихся в сроке гестации 24–32 нед, характерны изменения клеточного звена иммунитета: повышение количества B-лимфоцитов, снижение уровня естественных киллеров, что требует динамического контроля показателей иммунограммы. Оценка показателей клеточного звена иммунитета детей позволяет оптимизировать подходы к лечению и профилактике инфекционно-воспалительных заболеваний у недоношенных детей.

106 35
Аннотация

Актуальность. В условиях пандемии COVID-19 наиболее уязвимыми оказались пациенты с сахарным диабетом (СД). В литературе представлены данные о течении СД на фоне COVID-19 преимущественно у взрослых пациентов. Отдельный интерес представляют особенности дебюта СД 1-го типа у детей в условиях COVID-19 (дельташтамм) ввиду широкого распространения данного штамма в настоящее время.

Цель исследования. Изучить особенности дебюта СД 1-го типа у детей в период неблагоприятной эпидемиологической ситуации, вызванной дельта-штаммом новой коронавирусной инфекции COVID-19

Пациенты и методы. Обследованы 82 пациента с впервые выявленным СД 1-го типа в возрасте от 1 года до 17 лет (8,5 [5,6–11,0]), госпитализированных в период пандемии COVID-19. Пациенты были распределены на 2 группы: 1-я — пациенты с дебютом СД 1-го типа в период распространения дельта-штамма (n = 39), 2-я — пациенты с дебютом СД 1-го типа в период распространения бета-штамма COVID-19 (n = 43). Статистическая обработка проводилась с помощью программы Statisticа 7.0 (StatSoft, 2009). Результаты представлены в виде медианы, 25-го и 75-го перцентилей (Ме [25; 75]).

Результаты. Пациенты обеих групп были сопоставимы (р > 0,05) по возрасту (1-я группа — 9 лет [5; 11], 2-я группа — 8 лет [7; 10]), полу (1-я группа: мужчины — 16 (41%), женщины — 23 (59%); 2-я группа: мужчины — 25 (58%), женщины — 18 (42%)), уровню гликемии (1-я группа — 19,6 ммоль/л [15,5; 25,7], 2-я группа — 20,9 ммоль/л [16,5; 25,7]) и уровню гликированного гемоглобина в дебюте заболевания (1-я группа — 12,7% [11,7; 13,9], 2-я группа — 12,0% [10,9; 13,5]). Симптомы ОРВИ отмечались с одинаковой частотой в обеих группах (9 (23%) и 16 (37%), р > 0,05), однако у 3 (8%) пациентов 1-й группы выявлена РНК вируса SARS-CoV-2 и у 3 (8%) IgG к SARS-CoV-2, тогда как во 2-й группе лишь у 2 (4%) выявлены IgG и IgМ к SARS-CoV-2. Кетоацидоз в дебюте заболевания чаще диагностировался у пациентов 1-й группы (33 (85%) и 27 (63%) соответственно, р = 0,044). В период нахождения в стационаре пациентам проводилось лечение согласно клиническим рекомендациям, диетотерапия с подсчетом хлебных единиц. Дети и их родители прошли обучение в Школе диабета, но целевых показателей гликемии удалось достичь лишь 20 (51%) пациентам 1-й группы, тогда как пациенты 2-й группы чаще достигали целевых значений гликемии (32 (74%), р = 0,030).

Заключение. Таким образом, в период неблагоприятной эпидемиологической ситуации, вызванной дельташтаммом новой коронавирусной инфекции COVID-19, у детей в дебюте сахарного диабета 1-го типа чаще отмечается кетоацидоз, пациенты хуже достигают целевых показателей гликемии, компенсации заболевания, что необходимо учитывать при ведении пациентов и дальнейшем амбулаторном наблюдении.

107 34
Аннотация

Актуальность. Несмотря на прогресс в лечении локализованных опухолей семейства саркомы Юинга (ОССЮ), результаты терапии пациентов с поражением аксиального скелета, диссеминированной формой и особенно с рецидивами остаются крайне неудовлетворительными. Высокодозная химиотерапия (ВХТ) с аутотрансплантацией гемопоэтических стволовых клеток (АТГСК) широко используется в этой группе пациентов для преодоления неблагоприятных биологических, клинических факторов и увеличения безрецидивной выживаемости.

Цель исследования. Повышение выживаемости детей с саркомой Юинга.

73 пациента (M/Д — 42/31) с ОССЮ высокого риска получили ВХТ. У 63 пациентов диагностирована первичная опухоль (локализованная — 37 (59%), метастатическая — 26 (41%) (только легочные метастазы — 10 (38%), комбинированные метастазы — 16)) и у 10 пациентов был диагностирован рецидив (5 с метастатическим и 5 с локализованным рецидивов). Средний объем первичной опухоли составил 739 см3. Для первичных пациентов программа ХТ состояла из 5 циклов: циклы 1, 3 и 5 включали циклофосфамид 2100 мг/м2 в день в 1-й, 2-й дни, доксорубицин 37,5 мг/м2 в виде 24-часовой инфузии в 1-й, 2-й дни и винкристин 1,5 мг/м2 в 1, 8 и 15-й дни. Циклы 2 и 4 состояли из ифосфамида 2400 мг/м2/сут в 1–5-й дни и VP-16 100 мг/м2/сут в 1–5-й дни. Между циклами Г-КСФ регулярно не вводился. ЛТ на первичную опухоль проводилась после пятого цикла ХТ в средней дозе 52 Гр (диапазон 50–56 Гр). Пациенты с поражением легких получали облучение легких после второго цикла ХТ в дозе 10,8–12 Гр. Для лечения рецидивов использовались персонализированные протоколы лечения. Кондиционирование, включающее Bu/Mel (16 мг/кг/140 мг/м2), Bu/Mel/VP (16 мг/кг/140 мг/м2/ 1400 мг/м2), Bu/Mel/TT (16 мг/кг/140 мг/м2/ 600–900 мг/м2) и Treo-Mel (36 000 мг/м2–140 мг/м2), получили 28 (38%), 24 (33%), 20 (27%) и 1 (2%) пациент соответственно. Периферические стволовые клетки были трансплантированы в 92% случаев. В 2% трансплантация проводилась с помощью клеток костного мозга, и в 6% случаев эти источники комбинировались.

Пациенты и методы. Среднее количество трансплантированных клеток составило 6,4 (1,9–25,3) × 106 CD34+ клеток/кг. Все пациенты восстановили гемопоэз. Среднее количество дней до уровня лейкоцитов > 1,0 × 109/л и тромбоцитов > 20 × 109/л составило 10 (8–26) и 15 (7–71) соответственно. Трансплантационная летальность в первые 30 дней и 100 дней составляла 6,7 и 14,5% соответственно. Основной причиной гибели пациентов явилась инфекция (67%). Средний срок наблюдения составил 8,2 года. Общая (ОВ) и бессобытийная (БСВ) 5-летняя выживаемость составили 49 и 48% среди всех пациентов, включенных в анализ. Пятилетняя БСВ у пациентов с первичной локализованной ОССЮ составила 55% против 36% при наличии метастазов. Пациенты с изолированными метастазами в легкие имели лучшую 5-летнюю БСВ, чем пациенты с комбинированными метастазами (40% против 15%). Шесть из 10 пациентов с рецидивирующей ОССЮ прожили более 5 лет (3 из них без рецидива заболевания). У одного пациента развился вторичный ОМЛ через 3,5 года после ВХТ, и он получил аллогенную гаплоидентичную трансплантацию от матери.

Результаты. ВХТ с последующей АТГСК остается привлекательной опцией для пациентов с ОССЮ высокого риска, в первую очередь с локализованными опухолями и изолированным метастатическим поражением легких. Относительно высокая летальность, вероятно, связанная с ранее полученной интенсивной ЛТ, не оказала негативного влияния на результаты ВХТ в целом при анализе долгосрочной ОВ и БСВ, но изменила структуру причин смерти пациентов.

108 33
Аннотация

Актуальность. В связи с широким внедрением электронных средств обучения (ЭСО) в учебный процесс важно знать влияние их использования на формирование болезней глаза и его придаточного аппарата, выявлять факторы риска нарушений зрения.

Цель исследования. Оценить влияние использования цифровых технологий в образовательном процессе на динамику формирования болезней глаза и его придаточного аппарата у школьников 1–11-х классов.

Пациенты и методы. Проведено анкетирование учеников 1-х классов —140 человек и 9–11-х классов — 204 человека для выявления интенсивности использования различных ЭСО и динамики частоты встречаемости заболеваний глаза и его придаточного аппарата в период школьного обучения. Диагностика нарушений зрения выполнена путем авторефрактометрии, визометрии, непрямой офтальмоскопии. Обработка данных проводилась методами вариационной статистики в пакете прикладных лицензионных программ Microsoft Office 2010, Statistica for Windows 6.0.

Результаты. Анкетирование показало, что первоклассники широко используют ЭСО. Чаще — компьютер, реже — планшет и ноутбук. По сравнению с первоклассниками старшеклассники в 2,7 раза больше тратят времени на использование ЭСО (р = 0,044). Наиболее часто подростки 9–11-х классов при обучении используют компьютер, значительно реже пользуются ноутбуком (p < 0,05) и планшетом (p < 0,001). Офтальмологическое обследование школьников показало, что за период школьного обучения (к 9–11 классам) в 2,1 раза увеличивается число детей с миопией (p = 0,0098), в 2,5 раза увеличивается частота астигматизма, в 1,4 раза — частота нарушений аккомодации.

Заключение. Увеличение к старшим классам обучения частоты встречаемости болезней глаза и его придаточного аппарата при удлинении времени использования электронных средств обучения в учебном процессе свидетельствует о том, что использование различных цифровых устройств является фактором риска развития нарушений зрения у школьников.

109 33
Аннотация

Актуальность. Нейронспецифическая енолаза (НСЕ) — внутриклеточный фермент, встречается во всех тканях и органах человека, выполняет ряд важнейших функций: ферментативную, рецепторную, регуляторную, транспортную.

Цель исследования. Оценить изменения уровня нейронспецифической енолазы (НСЕ) у детей I–II групп здоровья в возрасте 8–14 лет в зависимости от фактора половой принадлежности и показателей физического развития.

Пациенты и методы. Обследованы 28 детей 8–14 лет I–II групп здоровья. 8 детей имели средние показатели физического развития (1-я группа), 10 — выше среднего (2-я группа), 4 ребенка — высокие показатели физического развития (3-я группа) и 6 детей — очень высокие показатели физического развития (4-я группа). Исследование НСЕ в сыворотке крови пациентов определяли методом иммуноферментного анализа наборами фирмы CanAg Diagnostics (Швеция).

Результаты. Выявлены наименьшие значения НСЕ: 7,175 (7,1–7,35) мкг/л, 10 (9,65–10,225) мкг/л, 9,64 (9–11,37) мкг/л, 11,2 (11,2–11,95) мкг/л в 4, 1, 2, 3-й группах соответственно (р ≤ 0,01). Также установлены более высокие значения показателя у мальчиков в сравнении с девочками: 9,65 (8,96–11,2) мкг/л и 9,0 (7,8–10,0) мкг/л соответственно (p ≤ 0,05) и наличие прямой корреляции между изменениями НСЕ и ИМТ у мальчиков (r = 0,5; р ≤ 0,05).

Заключение. Выявлены наименьшие показатели уровня НСЕ в крови у детей с очень высокими показателями физического развития. Доказанная прямая корреляция между НСЕ и ИМТ у мальчиков, что указывает на зависимость изменений НСЕ от фактора половой принадлежности.

110 33
Аннотация

Актуальность. Исследование эпидемиологических особенностей муковисцидоза (МВ) у детей на территории ХМАО с помощью регионального регистра имеет важное практическое значение в улучшении организации специализированной медицинской помощи пациентам.

Цель исследования. Выявление основных эпидемиологических показателей МВ в динамике у детей ХМАО по данным регионального регистра в условиях внедрения массового неонатального скрининга МВ.

Пациенты и методы. Проведено сплошное когортное ретроспективное исследование — анализ клинико-эпидемиологических показателей МВ на территории ХМАО — Югры за период ведения регистра заболевания (2012–2021 гг.). Оценивалась динамика заболеваемости, распространенности, смертности, среднемноголетние уровни этих показателей и их прирост (убыль), динамика гендерно-возрастной структуры, среднего возраста пациентов и среднего возраста постановки диагноза с 2012 до 2021 г.

Результаты. Были рассчитаны средне-многолетние показатели: 1) числа пациентов с МВ (48,6); 2) числа вновь выявленных случаев (2,9); 3) числа умерших от МВ (0,14); 4) распространенности на 100 тыс. населения (3,00); 5) заболеваемости (0,18); 6) частоты МВ (1 : 9025); 7) смертности на 100 тыс. населения (0,009). Выявлен факт значительных колебаний частоты рождения детей с МВ в разрезе каждого года (от 0,0 в 2014-м до 1 случая на 5560 живорожденных в 2012 г.). Вероятно, это связано с относительно малым числом новорожденных на отдельно взятой территории и редкостью самого заболевания. Показатель частоты МВ соответствует таковому в Российской Федерации. За период ведения регистра был один случай летального исхода от МВ в 2012 г. у подростка. Среди детей с МВ 0–14 лет летальных исходов не было. Также были установлены положительные сильные связи между рождаемостью в регионах УрФО и распространенностью МВ (r = 0,80), удельным весом детей в структуре населения и распространенностью МВ (r = 0,70; < 0,05 в обоих случаях методом ранговой корреляции).

Заключение. В ХМАО — Югре, в сравнении с другими субъектами УрФО, установлен наиболее высокий уровень распространенности МВ, в первую очередь — среди детей 0–14 лет, что связано с наиболее высоким уровнем рождаемости на этой территории и эффектом «накопления» больных в когорте детей. Установленные нами эпидемиологические показатели МВ в Югре могут быть использованы при планировании ресурсов здравоохранения для оказания медицинской помощи больным МВ на территории округа.

111 37
Аннотация

Актуальность. Учитывая определенную вероятность сочетания альбинизма и поражения органа зрения с нарушением фагоцитарного звена иммунитета (синдром Чедиака – Хигаси), встает вопрос о необходимости изучения данной категории пациентов с мультидисциплинарной точки зрения. В доступной научной литературе мы не нашли работ, посвященных мультидисциплинарному подходу к диагностике данных пациентов с позиции офтальмологов, дерматологов, педиатров.

Цель исследования. Провести пилотное исследование клинико-статистического анализа детей с альбинизмом, проживающих в Тюменском регионе, с позиции офтальмолога и педиатра.

Пациенты и методы. Ретроспективно проведен анализ 33 медицинских карт пациентов с врожденной патологией органа зрения, альбинизмом, получающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях в ГАУЗ ТО «Областной офтальмологический диспансер».

Результаты. По данным нашего исследования, мальчиков 20 (60,6%), девочек — 13 (39,4%). Медиана возраста указанной группы пациентов составляет 9,8 года (1мес; 18 лет). Глазокожная форма заболевания выявлена у 27 (81,8%), изолированная глазная форма — у 6 (18,2%) пациентов. Офтальмологическая патология заключалась в следующем. Горизонтальный нистагм диагностируется в 100% случаев. Трансиллюминация радужки отмечена у 25 (75,8%) пациентов, из которых 15 мальчиков (60%) и 10 девочек (40%). Имеют косоглазие 18 (54,5%) пациентов, из них 10 (55,6%) мальчиков и 8 (44,4%) девочек. При этом расходящееся косоглазие у 10 пациентов (4 (40%) мальчика, 6 (60%) девочек), сходящееся косоглазие — у 8 пациентов (6 (75%) мальчиков, 2 (25%) девочки). Соответственно не имеют косоглазия 15 (45,5%) пациентов, из них 10 мальчиков (66,7%), 5 девочек (33,3%). Все пациенты имеют снижение остроты зрения на оба глаза. Нарушение рефракции: гиперметропия у 27 пациентов (81,8%), миопия у 6 пациентов (18,2%).

Заключение. Результаты нашего исследования показали преобладание глазокожной формы заболевания (81,8%), в структуре офтальмологической патологии нистагм выявлен в 100% наблюдений, трансиллюминация радужки — в (75,8%), косоглазие — в 54,5% наблюдений. Необходимо дальнейшее исследование данной категории пациентов с позиции коморбидности.

112 31
Аннотация

Актуальность. В связи с тем, что при врожденной аниридии могут наблюдаться наследственные синдромы, включающие в себя полиорганные поражения и врожденные аномалии, ассоциированные с мутациями и хромосомными перестройками, вовлекающими как локус гена PAX6, так и другие гены, встает вопрос о необходимости изучения данной категории пациентов с мультидисциплинарной точки зрения. В доступной научной литературе мы не нашли работ, посвященных мультидисциплинарному подходу к диагностике данных пациентов с позиции офтальмолога и педиатра.

Цель исследования. Провести пилотное исследование клинико-статистического анализа детей с аниридией, проживающих в Тюменском регионе с позиции офтальмолога и педиатра.

Пациенты и методы. Ретроспективно проведен анализ 10 медицинских карт пациентов с врожденной патологией органа зрения, аниридией, получающих медицинскую помощь в амбулаторных условиях в ГАУЗ ТО «Областной офтальмологический диспансер».

Результаты. По данным нашего исследования, мальчиков 1 (10%), девочек — 9 (90%). Медиана возраста указанной группы пациентов составляет 4,5 лет (10 мес; 16 лет). Изолированная врожденная аниридия — у 10 (100%) пациентов. Офтальмологическая патология заключалась в следующем. Полная аниридия выявлена у 8 пациентов (80%), из которых 8 девочек (100%). Неполная аниридия — у 2 пациентов (20%), из которых 1 девочка (50%) и 1 мальчик (50%). Горизонтальный нистагм — у 5 пациентов (50%), из которых 5 девочек (100%). Бессосудистый паннус роговицы — у 3 пациентов (30%), из которых 1 мальчик (10%) и 2 девочки (90%). Изменение диска зрительного нерва наблюдалось у 5 пациентов (50%), из которых 5 девочек (100%). Косоглазие имеют 5 детей (50%), из которых 5 девочек (100%). При этом сходящееся косоглазие — у 3 пациентов, девочек (80%) и расходящееся косоглазие — у 2 пациентов девочек (20%). Соответственно не имеют косоглазия 5 пациентов, 4 из которых девочки (90%) и 1 мальчик (10%). Все пациенты имеют снижение остроты зрения на оба глаза. Нарушение рефракции: миопия — у 5 пациентов (50%), гиперметропия — у 5 пациентов (50%).

Заключение. Результаты нашего исследования показали наличие только изолированной формы заболевания (100%), в структуре офтальмологической патологии полная аниридия выявлена в 80% случаев, нистагм — в 50%, бессосудистый паннус — в 30%, косоглазие — в 50%, нистагм — в 50%, изменение диска зрительного нерва — в 50%. Необходимо дальнейшее исследование данной категории пациентов с позиции коморбидности.

113 30
Аннотация

Актуальность. Известно, что под педагогическими инновациями подразумевают нововведения в педагогической системе, улучшающие течение и результаты учебно-воспитательного процесса. Такой инновацией в системе медицинского образования в период пандемии COVID-19 стало дистанционное обучение.

Цель исследования. Ознакомить преподавателей с особенностями обучения слушателей и студентов на кафедре педиатрии № 3 с использованием электронных ресурсов во время пандемии COVID-19.

Пациенты и методы. В нашем университете за время пандемии COVID-19 площадкой для дистанционного обучения стала информационно-образовательная среда. Преподавателями кафедры были существенно дополнены курсы для ординаторов специальностей «Педиатрия», «Детская кардиология», студентов 5-го курса медико-профилактического отделения медико-фармацевтического факультета по дисциплине «Педиатрия». Для слушателей последипломного образования созданы новые курсы тематического усовершенствования «Актуальные вопросы детской гематологии», «Актуальные вопросы детской нефрологии».

Результаты. Изучаемый курс на нашей кафедре включает информационный блок, в котором размещены календарно-тематические планы лекций, практических занятий, электронные адреса преподавателей для осуществления обратной связи с обучающимися, чат и др. Лекционный раздел представлен лекциями в виде презентаций, а также в текстовом формате с интерактивным блоком. Материалы для подготовки к практическим занятиям включают методические указания с определением актуальности, цели занятия, перечня литературы, теоретических вопросов, тестовых заданий для самоконтроля, графов и алгоритмов. В материалах для подготовки к практическим занятиям представлены видеофильмы для отработки практических навыков, учебные пособия, разработанные сотрудниками кафедры. Наиболее значимые темы рассматривались на вебинарах. В начале вебинара преподаватель кратко представлял теоретический материал в виде мультимедийной презентации. Затем вместе с обучающимися подробно разбирались ситуационные задачи, которые имитировали конкретные клинические ситуации. В конце каждого цикла преподавателями осуществлялся итоговый тестовый контроль.

Заключение. В заключение следует отметить, что, безусловно, дистанционное обучение в медицине не может заменить очное. Однако в период современной пандемии COVID-19 использование дистанционных технологий явилось хорошим подспорьем для продолжения образования, а улучшенный контент курсов помог обогатить новыми знаниями обучающихся.

114 36
Аннотация

Актуальность. Исследования последних лет продемонстрировали взаимосвязь бронхиальной астмы (БА) и ожирения. Однако до настоящего времени нет объективных критериев целесообразности проведения диетической коррекции ожирения как коморбидного состояния у детей с БА.

Цель исследования. Определить удельный вес больных бронхиальной астмой с коморбидным ожирением и обосновать целесообразность диетической коррекции на этапе реабилитации.

Пациенты и методы. На базе БУЗ Орловской области Детский санаторий «Орловчанка» у детей 6–18 лет с соматической патологией (рецидивирующий бронхит, БА, атопический дерматит, поллиноз, хронический пиелонефрит, оперированные ВПС, сахарный диабет 1-го типа, состояния после COVID-19 и др.) в стадии ремиссии рассчитывался z-score SDS ИМТ по WHO AnthroPlus 2007. У 32 больных БА определялось относительное содержание жировой массы (%ЖМ) методом биоимпедансометрии (БИМ).

Результаты. Из 1268 детей ожирение в качестве самостоятельной патологии в направительном диагнозе указывалось у 12 (0,9%), в качестве коморбидного состояния — у 13 (1,0%), в том числе у 7 из 62 детей с БА (11,3%). При расчете ИМТ ожирение (SDS ИМТ > 2.0 z-score) определилось у 42 детей (15,7%), включая пациентов с БА. У 32 детей с БА и жалобами на расстройство пищевого поведения, имеющих нормальный показатель (SDS ИМТ −1–+1 z-score) — в 34,4% случаев (n = 11), ниже нормы (SDS ИМТ < −1) — в 12,5% случаев (n = 4) и превышающий норму (SDS ИМТ > 2.0 z-score) в 31,2% случаев (n = 10), определялся %ЖМ с ­помощью БИМ. В результате показатель %ЖМ, превышающий норму, выявлен у 20 из 32 детей с БА (62,5%), т.е. у 10 детей выявлено «латентное» ожирение.

Заключение. Таким образом, на стадии реабилитации больных БА для диетической коррекции нутритивного статуса целесообразно уточнять показатель SDS ИМТ расчетом относительной (%) жировой массы.

115 37
Аннотация

Актуальность. Сердечно-сосудистые заболевания остаются по-прежнему главной причиной инвалидизации и смертности на планете, унося ежегодно 17 млн жизней. В последние годы появились работы, обращающие внимание на тромботические и тромбоэмболические эпизоды как непосредственную причину развития таких заболеваний, как инфаркт миокарда и инсульт. Все это заставляет и клиницистов уделять особое внимание прогнозированию риска тромботических и тромбоэмболических эпизодов. В настоящее время наиболее актуальным является исследование генетических факторов, детерминирующих развитие наследственных тромбофилий.

Цель исследования. Определить частоты протромботических полиморфных генов-кандидатов при обследовании детей в центре здоровья.

Пациенты и методы. Проведен генетический анализ 12 протромботических полиморфных вариантов геновкандидатов (метилентетрагидрофолатредуктазы MTHFR (C677T), метилентетрагидрофолатредуктазы MTHFR (A1298C), метионинсинтазы MTR (A2756G), метионинсинтазыредуктазы MTRR (A66G), фактора II протромбина (G20210A); фактора V Лейден (G1691А); коагуляционного фактора VII — проконвертина (F7) (G10976A), фактора XIII свертывания крови (G226A); фибриногена G(-455)А; гликопротеина (интегрин альфа-2) ITGA2 С(807Т), тромбоцитарного рецептора фибриногена ITGB-b интегрин (Т1565С), ингибитора активатора плазминогена PAI-1 4G(-675)5G) у 396 детей в центре здоровья. Из них было 177 (43%) мальчиков и 219 (56,7%) девочек. Основную группу детей с факторами тромбогенного риска составили 27 человек, из них 110 мальчиков и 17 девочек. В группу сравнения вошли 396 подростков, из которых 167 мальчиков и 202 девочки.

Результаты. Исследование генетических полиморфизмов генов факторов свертывания крови и генов фолатного обмена в центре здоровья детей показало, что частота аллеля А2756G гена MTR (р = 0,032) и аллеля С1565 гена ITGB3 (р = 0,012) у девочек существенно повышена по сравнению с мальчиками. Доля аллеля 4G(-675) гена PAI-1 (р = 0,028) значительно чаще выявлялась у мальчиков, в то время как доля аллеля 5G гена PAI-1 (р = 0,032) с большей частотой была выявлена у девочек. Распределение частот аллелей и генотипов в изученных генах факторов свертывания крови и фолатного обмена было проверено на соответствие равновесию Харди – Вайнберга. В группу детей с факторами тромбогенного риска вошли 27 больных. У детей данной группы в 64,3% случаев была определена мутация генотипа GA гена фактора V Лейден, а 37,5% детей были с компаундами из гомозиготного аллеля ТТ генотипа С677 MTHFR и гомозиготного аллеля АА генотипа G(-455)А гена фибриногена FBG.

Заключение. Анализ генетических полиморфизмов генов факторов свертывания крови и генов фолатного обмена показал, что применение этих исследований позволяет выявить детей с высоким риском развития тромбозов и проводить среди них первичную профилактику посредством нефармакологических мер, когда еще не сложился далекий от здорового образа жизни стиль поведения. Проведение персонализированной профилактики в группе тромбогенного риска на базе центра здоровья детей позволит успешно предупредить тромбогенные осложнения у детей и взрослых.

116 38
Аннотация

Актуальность. Муковисцидоз (МВ) — тяжелое генетическое заболевание, поражающее экзокринные железы, приводящее к формированию обезвоженного вязкого секрета. Применение ингаляционного маннитола способствует восстановлению у больных мукоцилиарного клиренса.

Цель исследования. Оценить клиническую эффективность препарата ингаляционный маннитол у детей Ставропольского края (СК), страдающих муковисцидозом.

Пациенты и методы. Исследование проводилось в Региональном центре МВ на базе пульмонологического отделения ГБУЗ СК КДКБ в 2020 г. В исследование включены 4 подростка 14–17 лет, получавшие ингаляционный маннитол 2–3 нед в дозе 400 мг 2 раза в день. Контрольной группой служили 4 подростка, больные МВ, такого же возраста, не получавшие препарат. Оценка исследования проводилась по результатам динамического наблюдения в условиях стационара.

Результаты. Клинические изменения отмечены на 4–5-й день наблюдения за больными, получавшими препарат, в виде увеличения продуктивности кашля и улучшения отхождения мокроты. Динамика показателей функции внешнего дыхания (ОФВ1 и ЖЕЛ) на фоне терапии ингаляционным маннитолом имела тенденцию к увеличению ОФВ1 и ЖЕЛ в основной группе (до лечения: ОФВ1—58,7%, ЖЕЛ — 71,0%, после: ОФВ1 — 70,2%, ЖЕЛ — 89,0%). В контрольной группе клинические данные оставались без динамики, показатели ОФВ1 и ЖЕЛ — стабильно низкими(исходно:ОФВ1—72,0%,ЖЕЛ—75,0%,на10-йдень: ОФВ1 — 70,0%, ЖЕЛ — 74,7%).

Заключение. В ходе исследования препарат ингаляционный маннитол показал клиническую эффективность и может рекомендоваться в качестве муколитической терапии для улучшения отхождения мокроты у пациентов с муковисцидозом.

117 33
Аннотация

Актуальность. COVID-19 впервые зарегистрирован в России в январе 2020 г. Подвержены все группы населения, спектр осложнений — обширный, постковидный период продолжают изучать. В данной статье описан клинический случай дебюта СД 1 у ребенка после перенесенного COVID-19.

Цель исследования. Подтвердить манифестацию сахарного диабета вследствие перенесенного COVID-19.

Пациенты и методы. Пациентка А., 17 лет. Анамнез жизни без особенностей, хронических заболеваний до COVID-19 не имела. В семье нет случаев сахарного диабета у родственников. Использовался метод анализа медицинской документации и последующего описания полученных данных.

Результаты. В ноябре 2020 г. перенесла COVID-19, спустя 1 мес начала отмечать у себя слабость, вялость, утомляемость, полидипсию. Спустя еще 2 мес, 3 февраля 2021 г., обратилась к педиатру, был проведен анализ капиллярной крови на гликемию. Результат — 16,1 ммоль/л. Ребенок экстренно был госпитализирован. Диагноз подтвержден также следующими лабораторными методами. Определение глюкозыот 04.02.2021: 4:00— 8,00 ммоль/л; 6:00 — 7,6 ммоль/л; 8:00 — 10,8 ммоль/л; 12:00 — 17,8 ммоль/л. Определение гликированного гемоглобина (08.02.2021) — 11,2%. Проводилась инсулинотерапия, которая была начата с 05.02.2021: глулизин — перед приемом пищи 7–8 ед; гларгин — перед завтраком 5 ед. (После выписки: Туджео — 5 ед. утром; Апидра — 7–8 ед. перед едой.) На фоне инсулинотерапии были купированы симптомы заболевания и достигнута нормализация лабораторных показателей. По результатам регулярного самоконтроля через 2 мес достигнуты следующие показатели гликемии: утро — 6–8 ммоль/л, перед приемом пищи — 6–8 ммоль/л, через 2 ч после еды — 6–9 ммоль/л, перед сном — до 8 ммоль/л.

Заключение. Представленный клинический случай демонстрирует вероятную тропность вируса SARS-CoV-2 к клеткам поджелудочной железы. Важно фиксировать и описывать такие клинические случаи для систематизации данных и разработки критериев диагностики осложнений постковидного периода.

118 28
Аннотация

Актуальность. Вопросы изучения и совершенствования профилактической работы в педиатрии, в частности повышение качества диспансеризации детей, сохраняют свою значимость до настоящего времени.

Цель исследования. Разработка и апробация критериев оценки качества диспансерного наблюдения детей в условиях клинико-диагностического центра.

Пациенты и методы. В проспективное исследование включены дети раннего возраста (1-й год жизни, 2-й год жизни, 3-й год жизни) с дебютом инфекции мочевыводящих путей (n = 54). В первую группу наблюдения были включены дети в возрасте 1 года (n = 28); во вторую группу — дети в возрасте 2 лет (n = 13); в третью группу — дети в возрасте 3 лет (n = 13). Продолжительность диспансерного наблюдения — 5 лет. Содержание профилактических мероприятий составлено на основе клинических рекомендаций «Инфекции мочевыводящих путей у детей», год утверждения Минздравом России — 2021; год окончания действия — 2023. Математический аппарат: методы когортных исследований по частоте наблюдений.

Результаты. Из 28 детей первого года жизни, включенных в исследование, полное выздоровление и снятие с диспансерного учета зарегистрированы у 5 пациентов, у остальных детей этой группы окончательный диагноз — инфекция мочевыводящих путей (n = 9) и хронический пиелонефрит (n = 14). Из 13 детей второго года жизни полное выздоровление и снятие с диспансерного учета зарегистрированы у 2 детей. У 11 детей этой группы окончательные клинические диагнозы — инфекция мочевыводящих путей (n = 5) и хронический пиелонефрит (n = 6). В группе детей, вступивших в исследование, в возрасте 3 лет (n = 13) полная ремиссия и снятие с диспансерного учета отмечены у 1 ребенка; у остальных детей окончательные клинические диагнозы — инфекция мочевыводящих путей (n = 5) и хронический пиелонефрит (n = 7). По данным математического анализа осмотры педиатра и нефролога, выполненные в неполном объеме по инициативе родителей, формируют относительный риск перехода заболевания в хроническую форму. В случае выполнения полного объема диспансерного наблюдения увеличивается вероятность ремиссии заболевания в два раза.

Заключение. Методы когортных исследований по частоте наблюдений могут быть эффективно применены для повышения мотивации пациентов и их родителей к выполнению полного объема профилактических мероприятий в диспансеризации курируемых пациентов.

119 31
Аннотация

Актуальность. К факторам риска причин рождения недоношенных детей относят заболевания матери и токсические влияния во время беременности. Одним из грозных причин развития слабовидения и слепоты недоношенных детей является ретинопатия (РН) — сосудистопролиферативное заболевание детей первых месяцев жизни, в тяжелых случаях приводящее к слабовидению и слепоте.

Цель исследования. Выявить структуру акушерской и экстрагенитальной патологии матерей, родивших недоношенных детей с угрозой развития ретинопатии.

Пациенты и методы. Ретроспективно проведен клинико-статистический анализ 638 амбулаторных карт недоношенных детей консультативно-диагностического кабинета для выявления и наблюдения детей с ретинопатией недоношенных в ГБУЗ ТО ОКБ 2 Детского стационара города Тюмени, из них мальчиков 329 (51,57%), девочек — 309 (48,43%).

Результаты. Течение беременности у женщин осложнялось патологией плаценты в 256 (40,13%) случаях (дисфункцией плаценты и низкой плацентацией — 29,16/10,97% соответственно). Угроза выкидыша отмечена в 149 (23,35%) случаях. Истмико-цервикальная недостаточность выявлена в 116 (18,18%) случаях, кольпит — в 83 (13,00%) случаях, преэклампсия — в 80 (12,53%) случаях, гестационный сахарный диабет — в 79 (12,38%) случаях, гипоксия плода — в 53 (8,30%) случаях, преждевременный разрыв плодных оболочек — в 46 (7,21%) случаях. У 64 (10,03%) женщин отмечен рубец на матке. Экстрагенитальная патология была представлена следующим образом: анемия — в 292 (45,76%) случаях, субклинический гипотиреоз — в 80 (12,53%) случаях, вегетососудистая дистония — в 127 (19,90%) случаях, резус-отрицательная кровь — в 44 (6,89%) случаях, никотинозависимость — в 42 (6,58%) случаях. ЭКО было выполнено в 76 (11,9%) случаях, в результате чего были рождены двойни в 49 (64,47%) случаях и тройни в 12 (15,78%) случаях.

Заключение. К наиболее часто встречающимся причинам рождения недоношенных детей с угрозой формирования ретинопатии недоношенных относятся патология плаценты (40,13%) и анемия (45,76%). ЭКО является одним из факторов многоплодной беременности, приводящей к преждевременным родам (11,9%).

120 29
Аннотация

Актуальность. Пациенты с муковисцидозом (МВ) являются группой риска по снижению минеральной плотности костной ткани (МПК) и развитию остеопороза. По данным исследования 2006 г., остеопороз встречался у более чем 40% пациентов с муковисцидозом, остеопения — у трети детей с МВ.

Цель исследования. Определить частоту снижения МПК и оценить содержание минеральных веществ в костной ткани (BMC) у здоровых детей и пациентов с МВ Московской области.

Пациенты и методы. В 2021 г. на базе ГБУЗ «НИКИ детства МЗ МО» были обследованы 40 детей с МВ (28 девочек, 12 мальчиков в возрасте 13,6 ± 2,4 года) и 35 здоровых детей (24 девочки, 11 мальчиков в возрасте 14,2 ± 2,2 года). Содержание минеральных веществ в BMC и МПК измерялось в поясничном отделе позвоночника (L1-L4) с помощью двухэнергетической рентгеновской абсорбциометрии на денсито-метре DEXXUM. Результаты. Остеопороз был выявлен у одного ребенка с МВ (z-score МПК < −2,5), остеопения — у 10 (25%) детей (z-score МПК < −1). Все здоровые дети имеют нормальную МПК. Средняя МПК у пациентов с МВ была ниже (0,26 ± 1,3) показателей здоровых детей (0,74 ± 0,7; р = 0,000). Средний уровень BMC у пациентов с МВ также был ниже — 39,6 ± 13,0 против 50,4 ± 14,8 (р = 0,000) у здоровых.

Заключение. Новые подходы к антибактериальной, ферментной и витаминотерапии позволили значительно улучшить состояние минеральной плотности у пациентов с МВ. Однако эти показатели все еще не достигают уровня здоровых детей.

Работа выполнена в рамках НИР «Закономерности и механизмы снижения минеральной плотности кости у здоровых детей и при различных моделях воспаления (микробно-воспалительной, аллергической, метаболической и аутоиммунной). Совершенствование профилактики и терапии в реальной клинической практике». №  21122200169-1.

121 32
Аннотация

Актуальность. В Беларуси отмечается рост общего числа детей с сахарным диабетом (СД) 1-го типа. Известно, что дефицит витамина D увеличивает риск данного аутоиммунного заболевания, а аскорбиновая кислота активирует синтез антител.

Цель исследования. Установить особенности преморбидного анамнеза (прием витаминов D и С) у детей с СД 1-го типа.

Пациенты и методы. Методом анкетирования опрошены семьи 70 детей с СД 1-го типа, проживающих в Гродно и Гродненской области. Для выявления возможного неблагоприятного влияния приема витамина С на поджелудочную железу у 38 пациентов в качестве неинвазивного теста было апробировано исследование уровня диастазы мочи до и после приема препарата в дозе 3 мг на кг массы тела.

Результаты. Особенностью опрошенных пациентов был тот факт, что ни один ребенок не получал на первом году жизни профилактическую дозу витамина D в постоянном режиме. Среди детей старше года лишь 7 человек принимали витамин D в зимнее время года. У 28 пациентов был определен уровень витамина D в крови. У всех обследованных он был ниже 30 нг/мл. У 5 человек (17,9%) концентрация была меньше 10 нг/мл, у 10 (35,7%) — > 10 – ≤ 20 нг/мл и у 20 (71,4%) — > 20 – ≤ 30 нг/мл. Витамин С до манифестации диабета не получал лишь один ребенок. Целью приема, по результатам анкетирования родителей, было «укрепление иммунитета». Контролировали соответствие принимаемой ребенком дозы, указанной в инструкции, лишь 14,3% опрошенных родителей. Исходный уровень диастазы в моче у всех детей был в пределах референсных значений. Сопоставление содержания диастазы в моче больных детей с СД 1-го типа до и после приема аскорбиновой кислоты выявило повышение ее уровня более чем на 50% по сравнению с исходным у 18 детей (47%). У 12 пациентов (31,5%) содержание диастазы в моче превысило нормальный уровень.

Заключение. Согласно полученным данным, к особенностям преморбидного анамнеза, а значит, к возможным факторам риска по СД 1-го типа у детей можно отнести не только некорректную профилактику дефицита витамина D на первом году жизни и дефицит витамина D, но и, возможно, неконтролируемый прием аскорбиновой кислоты. Установлено, что доза аскорбиновой кислоты 3 мг на кг массы тела у детей с СД 1-го типа не является абсолютно безопасной.

122 33
Аннотация

Актуальность. Серьезной проблемой современных женщин является распространение заболеваний, связанных с употреблением психоактивных средств, преодолевающих плацентарный барьер, что отражающееся на развитии плода, исходе беременности и здоровье будущей матери.

Цель исследования. Оценить состояние здоровья детей, рожденных от матерей, страдающих зависимостью от психоактивных веществ.

Пациенты и методы. Обследовано 37 детей (1 мес – 3 года), находящихся в стационаре, рожденных от матерей, страдающих зависимостью от психоактивных веществ. 48,6% женщин употребляли наркотики, 37,8% — алкоголь, 13,5% — и то и другое, 94,6% отметили табакокурение. 54,1% женщин встали на учет в женскую консультацию позже 12 нед, 10,8% — не наблюдались. Всем детям проведены физикальное, лабораторно-инструментальное обследование, консультации специалистов.

Результаты. 78,4% родились в срок путем естественного родоразрешения, остальные — на сроке 31–37 нед (из них 13,5% родились в асфиксии). Нормальные физические показатели имели 24,3% обследованных, у остальных отмечалось дисгармоничное (48,6%) и резко дисгармоничное (27,1%) развитие. 97,3% детей поставлен диагноз «перинатальное поражение центральной нервной системы в виде диффузной мышечной гипотонии, гипертензионно-гидроцефального синдрома». 8,1% имели ретинопатию недоношенных, 21,6% — абстинентный синдром, 35,1% — конъюгационную гипербилирубинемию, 51,3% — гипотрофию 1–3-й степени. 59,5% детей поставлен атопический дерматит, 24,3% имели опрелости. Кандидозное поражение полости рта и половых органов отмечалось у 56,8%. Подавляющее большинство детей (81,1%) переносили респираторные инфекции до 10 раз в год. По данным анамнеза инфекции нижних дыхательных путей выявлены у 62,1% (бронхиты — у 45,9%, пневмонии — у 16,2%). Острые кишечные инфекции отмечены в анамнезе у 21,6%. Пиодермии были у 18,9%, конъюнктивит — у 27,0%.

Заключение. Дети от матерей, употребляющих психоактивные вещества, должны быть отнесены к социально опасной группе. У них наиболее высок риск возникновения рекуррентных респираторных заболеваний, отставаний в физическом и психомоторном развитии, формирования неврологических синдромов, алкогольной и наркотической эмбриофетопатии. В случае высокой вероятности реализации последствий внутриутробной алкогольной и наркотической интоксикации рекомендуется своевременная абилитация таких детей.

123 38
Аннотация

Актуальность. Острые респираторные инфекции наиболее часто встречаются у детей в мире. Внебольничная пневмония (ВП) — полиэтиологично-полисиндромное заболевание нижних дыхательных путей. Сохраняющийся высокий уровень смертности, обусловливает актуальность проблемы.

Цель исследования. Оценить клинико-рентгенологические особенности течения внебольничных пневмоний у современных школьников.

Пациенты и методы. Обследовано 83 школьника с ВП (7–15 лет), находящихся на стационарном лечении. Всем проведены физикальное, рентгенологическое, лабораторное обследование, консультация специалистов. У 90,3% отмечено пропорциональное гармоничное физическое развитие, дисгармоничное и резко диспропорциональное выявлено у 6,0 и 3,7% соответственно. Все обследованные ежегодно переносят более 8 эпизодов рекуррентных респираторных заболеваний.

Результаты. У 45,8% отягощен аллергологический анамнез, 9,6% находятся на диспансерном учете у аллерголога-иммунолога. Сопутствующая патология: у 19,2% — гастроэнтерологические, у 25,3 — оториноларингологические, у 7,2% — уронефрологические заболевания. Синдром вегетативной дисфункции — у 13,2% школьника. В течение заболевания у 85,5% отмечалась субфебрильная температура, редко — фебрильная (9,7%), у 4,8% — без подъема температурной реакции. Кашель был влажный у 56,6%, сухой — у 31,3%, у остальных (12,1) — с обструктивным компонентом. Дыхательная недостаточность 1-й степени была у 57,8% пациентов с сегментарной и очаговой формами, 2-й степени — у всех пациентов с крупозной формой. Притупление перкуторного звука имели 46,9% детей, влажные мелкопузырчатые хрипы — 61,4% ребенка, ослабление дыхания — 33,7%, крепитацию — 8,4% обследованных. У всех детей пневмония подтверждена рентгенологически (65,1% очаговая инфильтрация, 32,5% — сегментарная, 2,4% — нижне- и среднедолевая). В общем анализе крови повышены показатели скорости оседания эритроцитов — у 96,3%, лейкоцитов — у 74,7%, нейтрофилов — 51,8%.

Заключение. Клиническо-рентгенологические особенности внебольничных пневмоний у современных школьников сопряжены с патологическими лабораторными сдвигами и обусловлены отягощенным преморбидным фоном.

124 36
Аннотация

Актуальность. В последнее время на смену консервативному поколению приходит молодежь, самовыражающаяся за счет необычного внешнего вида. Готовы ли к этому родители несовершеннолетних пациентов, смогут ли они так же доверять такому врачу свое здоровье и здоровье своих детей?

Цель исследования. Изучение восприятия, ожидания и предпочтений родителей несовершеннолетних пациентов относительно внешнего вида медицинских работников.

Пациенты и методы. Анализ литературы, разработка дизайна исследования, разработка стандартизированной онлайн-анкеты, проведение онлайн-анкетирования, статистическая обработка результатов. Опрошено 175 родителей в возрасте 21–57 лет: 60% — 30–40 лет, 23% — 41–50 лет, 17% — 20–30 лет. 91,4% респондентов-родителей — мамы.

Результаты. 74,3% родителей имели высшее образование.Помнению родителей, пол и национальность врача не являются принципиальными. 57% опрошенных выбрали бы врача в возрасте 25–40 лет, 41% — 41–55 лет. Для 82% родителей внешний вид врача является очень важным. Медицинский халат должен быть обязательным атрибутом для 70% родителей. Цвет медицинской одежды не имел значения. Медицинская шапочка, по мнению большинства респондентов, не важна, однако убранные волосы для 62% родителей и натуральный цвет волос для 60% должны быть в обязательном порядке. 73% родителей допускают наличие бороды у врача-мужчины. Для 47% родителей недопустимы татуировки и для 65% — пирсинг на открытых частях тела у врача. 75% из опрошенных предпочитают видеть у врача коротко подстриженные ногти, 20% из них считают этот вариант единственным приемлемым. 65% родителей полагают, что ношение крупных украшений недопустимо для медработника. По мнению 59% респондентов, наличие яркого макияжа также непозволительно для медработника, 38% не нравится наличие аромата парфюма у врача. 84% родителей считают, что у врача должна быть удобная и комфортная обувь.

Заключение. Полученные данные о дресс-коде медицинских работников говорят о том, что консервативный вид врача является предпочтительным для родителей маленьких пациентов. Образ врача с психологической точки зрения — это инструмент для установления с пациентами и их родителями доверия и взаимопонимания, которые очень важны для удовлетворенности и исхода лечения.

125 45
Аннотация

Актуальность. Паллиативная помощь детям (ППД) представляет собой быстро развивающееся направление здравоохранения в России. Для планирования организационной структуры и финансирования ППД необходима информация о количестве пациентов и структуре болезней, ведущих потребностях пациентов.

Цель исследования. Проанализировать структуру сформированного регистра детей, нуждающихся в паллиативной помощи, по Тюменской области, выделить ведущие потребности детей, получающих данный вид медицинской помощи.

Пациенты и методы. Регистр детей, нуждающихся в паллиативной помощи, создан в региональной медицинской информационной системе и на 01 января 2022 г. включает 523 ребенка. Выполнен анализ структуры регистра по 4 группам заболеваний согласно классификации European Association of Palliative Care (2009). Проанализирована частота хронических расстройств питания, энтерального питания через гастростому, канюленосительства трахеостомы, искусственной вентиляции легких (ИВЛ) на дому. Описание данных приводится в абсолютных величинах и в процентах.

Результаты. Из 523 пациентов, включенных в региональный регистр детей, нуждающихся в ППД, большинство (390 детей — 74,6%) отнесены к «4-й группе» и имеют необратимые, но не прогрессирующие состояния, вызывающие тяжелую инвалидность и подверженность заболеваниям, приводящим к преждевременной смерти (большую часть составил детский церебральный паралич). Другие группы представлены в регистре: 1-я — 6 детей, 2-я — 59 детей, 3-я — 68 детей. На момент включения в регистр хронические расстройства питания являются одной из самых частых проблем, отмечаясь практически у каждого второго ребенка: из них по степени белково-энергетической недостаточности (БЭН) 1-й степени — 23,7%, 2-й степени — 25,5%, 3-й степени — 50,8%. Энтеральное питание через гастростому получают 13 детей, запланирована установка гастростомы еще у 46 детей. Канюленосителями трахеостомы являются 36 детей. ИВЛ на дому проводится у 29 детей, из них 22 — с прогрессирующим нервно-мышечным заболеванием и 7 — с непрогрессирующими заболеваниями нервной системы. Инвазивную ИВЛ 24 ч в сутки получают 5 детей, неинвазивную ИВЛ менее 12 ч в сутки — 24 ребенка.

Заключение. Региональный регистр обеспечивает всесторонний информационный ресурс по пациентам для лечащих врачей и является действенным инструментом планирования финансирования паллиативной помощи детям, поступательного развития службы с созданием мультипрофессиональной команды для покрытия комплексных медицинских и психосоциальных нужд неизлечимого ребенка и его семьи с последующим мониторингом эффективности медицинских и немедицинских вмешательств.

126 34
Аннотация

Актуальность. Синдром Костелло (СК) — редкий моногенный синдром, проявляющийся множественными врожденными аномалиями, нарушениями психомоторного и физического развития. Особенностью СК являются наличие множественных папиллом и повышенный риск развития злокачественных новообразований.

Цель исследования. Описание клинического наблюдения пациента с синдромом Костелло, обусловленного патогенным вариантом с.34G>A гена HRAS и эмбриональной рабдомиосаркомой (РМС).

Пациенты и методы. Пациент — девочка в возрасте 2 лет 2 мес, с множественными аномалиями, задержкой психоречевого, моторного развития и эмбриональной рабдомиосаркомой. Диагноз установлен по результатам генеалогического анализа, клинического осмотра, ультразвуковых данных, магнитно-резонансной томографии органов брюшной полости и малого таза, гистологического исследования опухоли и данных молекулярно-генетического исследования.

Результаты. Пробанд — девочка от 3-й беременности у здоровых родителей. Старшие брат и сестра здоровы. Ребенок родился в сроке гестации 40 нед с массой 3980,0 г, длинной тела 53,0 см, окружностью головы 35,0 см. С рождения определялись сложности вскармливания, мышечная гипотония. При осмотре в возрасте 2 лет и 2 мес отмечались задержка психоречевого развития, лицевые дисморфии: макроцефалия, редкие волосы и брови, широкий лоб, сходящееся косоглазие, пухлые щеки и губы, большой рот, диспластичные ушные раковины. Показатели физического развития соответствовали 3–10-му перцентилю для данного возраста. Определялись смуглый цвет кожных покровов, папилломы в проекции правого коленного сустава, глубокие ладонные и подошвенные складки; короткая шея, гипермобильность мелких суставов. При ЭхоКГ установлен стеноз легочной артерии. При УЗИ органов малого таза диагностировано образование левого яичника. Послеоперационное гистологическое исследование определило тип опухоли: эмбриональная РМС. Молекулярно-генетическое исследование установило наличие патогенного варианта с.34G>A (p.G12S) гена HRAS, обусловливающего развитие СК.

Заключение. Риск развития злокачественных образований у пациентов с СК оценивается в 17%. Наиболее частой опухолью является РМС, в более редких случаях регистрируются нейробластома и карцинома мочевого пузыря. Представленное наблюдение показывает необходимость соблюдения рекомендованного протокола УЗ-скрининга каждые 3–6 мес до 8–10 лет жизни ребенка на наличие РМС для возможности назначения своевременной терапии.

127 33
Аннотация

Актуальность. Врожденная диафрагмальная грыжа (ВДГ) — это редкий врожденный порок развития, которым страдает примерно 1 из 2500 живорожденных и который составляет 8% всех врожденных аномалий. Несмотря на улучшения как в дородовой, так и в послеродовой медицинской помощи, эта патология новорожденного по-прежнему связана со значительной неонатальной смертностью, уровень которой колеблется от 30 до 50%, и большинство смертей приходится на первый месяц жизни. ВДГ характеризуется аномальным перемещением органов из брюшной в грудную полость и нарушением развития легких в период гестации, их гипоплазии с формированием легочной гипертензии, что является основной причиной тяжести постнатального периода и увеличивает частоту формирования тяжелой соматической патологии среди выживших, обусловливает развитие хронических заболеваний.

Цель исследования. Оценить значимость анамнестических данных, выявить особенности течения антеи перинатального периода у матерей, родивших детей с ВДГ, изучить некоторые аспекты их статуса.

Пациенты и методы. Проведен ретроспективный анализ 38 историй болезни детей, оперированных по поводу врожденной диафрагмальной грыжи за период с 2015 по 2019 г. В I группу (основная) включены новорожденные с ложной ВДГ (n = 27), во II группу — с истинной ВДГ (n = 11). Основной критерий различия групп — более выраженные тяжесть состояния и степень гипоплазии легкого у детей с ложной ВДГ.

Результаты. Среди детей, исследуемых 2 групп по гендерной принадлежности было больше мальчиков, чем девочек (в I группе 59% (n = 16), 41% (n = 11), а во II группе 73% (n = 8), 27% (n = 3)). Беременность матерей детей из I группы приходилась на женщин со средним возрастом — 31,4 ± 6,2, среднее количество беременностей у матерей составляло 3,18 ± 2,20, количество родов — 2,18 ± 1,0, что достоверно не отличалось от матерей из II группы (р ≤ 0,21). Отягощенный акушерский анамнез (ОАА) — 73,7% (n = 28) (искусственное прерывание беременности, выкидыши на ранних сроках), осложненное течение беременности (гестоз — 29% (n = 11), анемии — 47,% (n = 18), гестационный сахарный диабет — 29% (n = 11), ОФПН — 15,8% (n = 6) и ХФПН — 29% (n = 11), а также сопутствующий ВПР у внутриутробного ребенка — 34,2% (n = 13) (сердца: ОАП, ФОО, ДМЖП, аномалия внутригрудного расположения сердца, аномалия развития вен левой теменной и височной области, ЦНС, ОДА — артрогрипоз верхней правой и нижних конечностей) во время настоящей беременности встречались одинаково часто у матерей детей обеих групп. У всех матерей, родивших детей с ВДГ, трижды был проведен стандартный пренатальный скрининг по триместрам (перинатальный консилиум). У большей части детей — 60,5% (n = 23), оперированных по поводу ВДГ, порок развития был установлен во II и III триместре. В I группе детей диагноз был установлен внутриутробно: у 3,7% (n = 1) — на 20–21-й нед, у 14,81% (n = 4) — на 25–27 нед, у 40,74% (n = 11) — в III триместре на 30–37-й нед беременности. Тогда как у II группы детей диагноз был установлен в 63,64% (n = 7) внутриутробно: у 18,18% (n = 2) — на 20–21-й нед, у 45,45% (n = 5) — на 30–37-й нед беременности. При рождении ВПР: ложная ВДГ была выявлена у 29% (n = 11), а истинная ВДГ — у 10,5% (n = 4). При оценке перинатального и антенатального периода у матерей, родивших детей с ВДГ, достоверных отличий нет. У матерей, родивших детей с ложной ВДГ, самостоятельные роды наблюдались у 85,19% (n = 23), оперативные — у 14,81%, (n = 4). Во II группе самостоятельные роды составили 81,82% (n = 9) р ≤ 0,797, оперативные 18,18% (n = 2) р ≤ 0,797. Гестационный возраст оперированных детей по поводу ВДГ из I группы: 30–36 нед (недоношенные) — 15%, 37–42 нед (доношенные) — 85%. Во II группе: 30–36 нед — 27% и 37–42 нед — 73%. В целом дети с ВДГ имели нормальную массу при рождении. При оценке уровня гипоксии по шкале APGAR на 1-й мин с тяжелой гипоксией было 2 ребенка с ложными и 2 ребенка с истинными ВДГ, которые были скомпенсированы и на 5-й мин перешли в группу среднетяжелой степени. Оперативное лечение у детей с ВДГ было проведено лапаротомическим и торокоскопическим методами в зависимости от клинической формы ВДГ на 2–4-е сут после предоперационной подготовки. При оценке по антропометрическим данным группы сопоставимы (p ≤ 0,245). Гипотрофический вариант задержки развития выявлен у 1 ребенка из каждой группы. Достоверных различий не выявлено.

Заключение. Таким образом, среди детей исследуемых двух групп по гендерной принадлежности преобладали мальчики, что сопоставимо с литературными данными. Матери, родившие детей с ВДГ, в 73% случаев имели отягощенный акушерский анамнез во время беременности, что является фактором риска развития ВПР. Несмотря на ОАА, большинство детей родились доношенными и не имели отставания по оценке антропометрических данных. Раннее проведение перинатального консилиума при антенатальной диагностике данного ВПР позволяет рационально маршрутизировать беременную женщину в региональный перинатальный центр, избрать обоснованную тактику родоразрешения (самостоятельные роды), оказывать реанимационную и хирургическую помощь новорожденному с первых минут жизни и таким образом снизить летальность при ВДГ.

128 38
Аннотация

Актуальность. В современных исследованиях показана вовлеченность иммунных механизмов в патогенез перинатальных поражений ЦНС. Генетически обусловленная интенсивная продукция провоспалительных цитокинов может модифицировать иммунный ответ, способствовать апоптозу олигодендроцитов, дегенерации нейронов и прогрессированию заболевания.

Цель исследования. Определить содержание провоспалительных цитокинов IL-6, IL-8, IL-17 в сыворотке крови новорожденных детей с церебральной ишемией (ЦИ) II-III степени.

Пациенты и методы. Обследованы 26 детей. Определение цитокинов (IL-6, IL-8, IL-17) в сыворотке крови новорожденных проводили на 2–4-е сут жизни методом твердофазного иммуноферментного анализа с использованием коммерческих тест-систем «ВекторБест» в соответствии с инструкцией производителя. Для оценки межгрупповых различий применяли непараметрический критерий Манна – Уитни. Контрольную группу составили 25 здоровых новорожденных.

Результаты. Дети с ЦИ III степени рождались в состоянии тяжелой гипоксии (38,5%), ЗВУР (34,6%). В неврологическом статусе отмечались признаки угнетения (снижение двигательной активности, мышечная гипотония, гипорефлексия) или возбуждения (беспокойство, тремор, повышение мышечного тонуса), симптомы вегетовисцеральных нарушений. При НСГ у всех 26 (100%) новорожденных выявлены очаговые отеки, у 4 (15,4%) новорожденных — дилатация желудочков. Псевдокисты размерами 1,8–3,1 мм установлены у 9 (34,6%) новорожденных детей. У 7 (26,9%) новорожденных определялись КТ-признаки последствий гипоксически-ишемического поражения мозга в стадии порэнцефалической дегенерации. У новорожденных с ЦИ определялось статистически значимое увеличение уровня IL-6 — 65,1 ± 1,95 пг/мл с достоверными отличиями от контрольной группы — 3,7 ± 0,60 пг/мл, p < 0,05. Уровень IL-17 в контрольной группе составил 1,6 ± 0,15 пг/мл, при церебральной ишемии — 8,99 ± 0,76 пг/мл, p < 0,05. Показатели IL-8 характеризовались той же закономерностью. Отмечалось существенное увеличение сывороточного IL-8 у больных детей (35,6 ± 1,62 пг/мл) по сравнению с контрольной группой (8,3 ± 0,57 пг/мл), p < 0,05.

Заключение. Данные нашего исследования свидетельствуют об участии цитокинов (IL-6, IL-8, IL-17) в патогенезе церебральной ишемии, патологическими звеньями которой являются воспаление и нейродегенерация, что открывает возможные перспективы для диагностики и терапии церебральной ишемии и гипоксически-ишемической энцефалопатии у новорожденных детей.

129 36
Аннотация

Актуальность. Расстройства вегетативной нервной системы являются актуальной проблемой в педиатрической практике из-за широкой распространенности и полиморфизма клинических симптомов. Проявления вегетативной дисфункции ухудшают качество жизни детей и подростков, могут приводить к психологической и социальной дезадаптации.

Цель исследования. Изучить уровень тревожности у детей с вегетативными расстройствами.

Пациенты и методы. Нами были обследованы 45 детей с проявлениями вегетативной дисфункции в возрасте от 12 до 17 лет, находившихся на амбулаторном наблюдении в ФГБУ «ФНКЦ детей и подростков» ФМБА России. Обследование включало общеклинические методы, для оценки уровня тревожности применяли клинико-психологические методики А.М. Прихожан (Прихожан А.М. Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. М.: Московский психолого-социальный институт; 2000. 304 с.).

Результаты. У наблюдаемых детей в ходе обследования были исключены соматические заболевания, которые могут давать похожую симптоматику. Нами были выявлены гендерные различия: преобладание женского пола над мужским (32 против 13, p < 0, 05). Однако статистически значимой разницы по уровню тревожности среди мальчиков и девочек выявлено не было. У большинства детей (71,1% — 32) отмечен высокий уровень тревожности, у 17,7% (8) — средний уровень тревожности, у 11,1% (5) детей — низкий уровень тревожности (p < 0,05).

Заключение. Учитывая высокий уровень тревожности у детей и подростков с вегетативными расстройствами (71,1%), в комплекс реабилитационных мероприятий таким детям и подросткам необходимо включение консультации медицинского психолога, что позволит улучшить их качество жизни.

130 31
Аннотация

Актуальность. Хроническая артериальная гипертензия беременной женщины или повышение артериального давления при преэклампсии оказывают влияние как на состояние внутриутробного ребенка, так и на последующее течение периода ранней неонатальной адаптации.

Цель исследования. Оценить клиническое состояние новорожденных детей, рожденных от матерей с артериальной гипертензией в неонатальном периоде.

Пациенты и методы. Нами было обследовано 50 новорожденных в неонатальном периоде, из них I группу (основную) составили 35 новорожденных, рожденных от матерей с артериальной гипертензией и II группу (сравнения) — 15 детей, рожденных от матерей без артериальной гипертензии. Проведено клинико-функциональное обследование детей в неонатальном периоде, использовались клинические методы исследования.

Результаты. Наши исследования показали, что новорожденные дети, родившиеся от матерей с АГ, рождались недоношенными чаще (77,2%), чем дети в группе сравнения (13,3%) (р < 0,001). Новорожденные основной группы имели достоверно меньшую массу — 2944,02 ± 94,02 г и длину тела — 48,44 ± 0,51 см при рождении по сравнению с детьми группы сравнения — 3527,85 ± 56,52 г и 51,54 ± 0,26 см (р < 0,001) соответственно. Средний балл по шкале APGAR в основной группе составил 6,12 ± 0,24 балла на 1-й минуте и 7,24 ± 0,25 балла — на 5-й, тогда как у детей группы сравнения эти показатели составили 8,33 ± 0,38 и 9,56 ± 0,4 балла соответственно. Из этого следует, что новорожденные основной группы чаще рождались в асфиксии умеренной степени. Наблюдение за детьми в динамике показало, что в основной группе число родившихся с гипоксическиишемической энцефалопатией составило более половины (51,4 ± 6,8%), что было в 3,9 раза больше, чем среди новорожденных группы сравнения (13,3 ± 4,9%). Синдром дыхательных расстройств также в основной группе встречался в 3,2 раза чаще (42,9 ± 6,7%), чем в группе сравнения (13,3 ± 4,9%). Состояние новорожденных в неонатальном периоде также усугублялось такими сопутствующими заболеваниями, как анемия, конъюгационная желтуха, гипотрофия, желудочно-кишечная дисфункция с явным превалированием в основной группе. У 11,4 ± 4,3% новорожденных основной группы наблюдались признаки ДВС-синдрома, что проявлялось повышенной кровоточивостью из мест инъекции, мелкоточечными кожными кровоизлияниями. В группе сравнения данный синдром не наблюдался.

Заключение. Установлено, что новорожденные дети от матерей с артериальной гипертензией чаще имеют меньший гестационный возраст при рождении, меньшую массу и длину тела, более высокую частоту заболеваемости, чем дети группы сравнения.

131-132 37
Аннотация

Актуальность. При обследовании пациентов с признаками аллергии важно выявить сенсибилизацию к специфическим аллергенам, что не только повышает информативность обследования, но и позволяет в дальнейшем персонализированно подбирать способы лечения и профилактики развития осложнений, прогнозировать развитие заболевания в долгосрочном периоде.

Цель исследования. Ранее оценка профиля сенсибилизации у детей к отдельным молекулярным компонентам на территории Узбекистана не проводилась.

Пациенты и методы. Сыворотки детей в возрасте 4–18 лет с респираторными симптомами аллергии были протестированы на наличие sIgE к 282 различным аллергенным молекулам при помощи исследовательского аллерготеста ALEX (Macro Array Diagnostics), положительным считался уровень sIgE не менее 0,3 kU/L. Анализ профилей IgE-сенсибилизации к аллергенным молекулам и статистический анализ полученных данных проведены с использованием IBM SPSS 20 и Microsoft Excel.

Результаты. Для анализа структуры сенсибилизации были отобраны результаты 318 детей с выявленной чувствительностью хотя бы к одному аллергену. Соотношение мальчик : девочка составило 1 : 1,5.

Анализ сенсибилизации к сезонным аллергенным молекулам показал, что сенсибилизация отмечается ко всем молекулам-аллергенам пыльцы трав, представленным на панели чипа (к 11 из 14 представленных компонентов чувствительность была больше чем у 10% обследованных детей), при этом наиболее распространенная чувствительность выявлена к молекуле плевела многолетнего Lol p1 — у 35,53% всех обследованных детей; чувствительность к тимофеевке луговой по сенсибилизации к молекуле Phl p1 отмечена в 33,7% случаев, а чувствительность к молекуле Phl p12 — в 19,5% случаев, сенсибилизация к Phl p 5.0101 отмечается в 11,6%, а к молекулам Phl p6 и Phl p2 сенсибилизация находится практически на одинаковом уровне — 8,2 и 7,6% соответственно, наименее характерной оказалась чувствительность к молекуле Phl p7 — значимые показатели отмечались у 2,2% обследованных детей. К другим злаковым травам чувствительность более чем у 20% выявлена к пыльце ржи — у 24%, у 22,3% — к свинорою пальчатому, в 21% случаев — к пыльце сорго. И несколько реже — в 19–20% случаев — выявлялась сенсибилизация к пыльце тростника и кукурузы, 16% детей были сенсибилизированы к пыльце паспалума.

Чувствительность к пыльце деревьев была менее характерна — из представленных на чипе 30 компонентов наличие сенсибилизации более чем в 10% случаев наблюдалась только к 9. Лидирующим компонентом оказалась молекула кипариса Cup a1 — к ней было сенсибилизировано 27% детей. На уровне 24–25% отмечалась сенсибилизация к молекуле финиковой пальмы Pho d2 и экстракту платана, при этом сенсибилизация к чистой молекуле Pla a1 отмечалась в 19%. Так же на уровне 19,5% отмечалась сенсибилизация к пыльце грецкого ореха, а к экстракту березы были сенсибилизированы 16,7% детей, при этом сенсибилизация к молекуле пыльцы березы Bet v2 отмечалась несколько чаще — в 18,2% случаев, а вот к молекуле Bet v6 значимая сенсибилизация была обнаружена только у 3 детей, что составляет 0,94%. Также следует отметить наличие сенсибилизации к молекуле оливы Ole e2 у 13% детей. К остальным потенциальным молекулам-аллергенам встречаемость сенсибилизации не превышала 10%, а к орешнику практически отсутствовала вовсе (отмечалась только у 3 детей, при этом и сами значения находились на очень низком уровне).

Профиль сенсибилизации к пыльце сорняков был представлен 17 аллергокомпонентами, из них к 7 отмечена значимая чувствительность у более чем 10% детей. Наиболее распространенной была сенсибилизация к экстракту солянки — 36% случаев; часто встречалась сенсибилизация к амаранту — в 29,6% случаев, к молекуле полыни Art v1 — в 25,5%. На уровне 10–13% встречаемости отмечалась сенсибилизация к подорожнику (13,2%) и его молекуле Pla l1 (10,4%), а также к щавелю (12%). В то же время для постенницы, пролесника, мари белой и крапивы частота встречаемости аллергосенсибилизации составляла 1% и менее.

Анализ чувствительности к круглогодичным аллергенам показал, что среди компонентов плесневых дрожжевых грибов наиболее часто отмечалась сенсибилизация к молекуле Alternaria alternata Alt a1 — в 34,6% случаев, вторым наиболее вероятным триггером аллергии оказалась молекула аспергилла дымящего Asp f3 (18,2%), к другим молекулярным компонентам (Asp f, Asp f4, Asp f6) чувствительность отмечена менее чем у 1% обследованных детей.

При анализе уровня эпидермальной сенсибилизации выявлена существенная распространенность сенсибилизации к Fel d1 компоненту кошки — 35,2% случаев, к молекулам Fel d2 и Fel d4 — 5,7 и 4,1% соответственно.

Сенсибилизация к яду насекомых отмечалась менее чем в 5% случаев, к аллергенам клещей и тараканов была еще менее выражена, за исключением чувствительности к американскому клещу домашней пыли — 5,4%.

Распространенность сенсибилизации на компоненты продуктов питания находилась на уровне 10%, а во многих случаях не превышала 5%. Исключением явилась молекула арахиса Ara h8, для которой распространенность сенсибилизации составила 18,2%, при этом для других молекул арахиса встречаемость составила менее 1%. Так же менее чем в 1% случаев отмечалась сенсибилизация к компонентам фундука, сои, а к бразильскому ореху и ореху макадамии отсутствовала вообще.

Для зерновых, специй, морепродуктов, мяса, яиц и молока сенсибилизации к аллергокомпонентам была на уровне менее 4,5–5% и полностью отсутствовала к верблюжьему молоку, анисакису (паразит рыб), северной креветке, тунцу, петрушке, курятине и индюшатине.

Сенсибилизация к аллергокомпонентам овощей встречалась менее чем в 8% случаев, при этом практически гипоаллергенными явились оливки (несмотря на наличие чувствительности к аллергокомпонентам пыльцы оливы), морковь, латук и пекарские дрожжи. На фрукты реакция встречалась несколько чаще — на уровне 8,5% и меньше, за исключением вишни, для которой частота аллергосенсибилизации находилась на уровне 11,3%; практически гипоаллергенными оказались апельсин, дыня, манго, киви, инжир, черника, яблоко, а полностью отсутствовала чувствительность к клубнике, банану и папайе.

Среди других вероятных аллергокомпонентов следует отметить молекулу латекса Hev b8, сенсибилизация к которой отмечалась в 19,2% случаев, в то время как на другой компонент, Hev b6, чувствительности обнаружено не было. Также не было выявлено реакции на бромелайн, получаемый из ананасов.

Заключение. Полученные данные позволяют определить наиболее востребованные вакцины для АСИТ, а также разработать наиболее эффективные меры профилактики марша аллергосенсибилизации и рекомендации по подбору гипоаллергенной диеты.

133 38
Аннотация

Актуальность. По опубликованным данным, у детей новая коронавирусная инфекция протекает в более легкой форме в сравнении со взрослыми. Симптомы заболевания малоспецифичны. Трудно определиться с показаниями для проведения МСКТ органов дыхания.

Цель исследования. Выявить особенности течения COVID-19 у детей по данным стационарного наблюдения в моноинфекционном госпитале г. Тюмени за 2020 г.

Пациенты и методы. Изучено 93 стационарные карты детей от месяца до 17 лет с подтвержденной инфекцией. Дети были госпитализированы в среднем на 5-й день заболевания. КТ грудной клетки проведено в 78,5%. Пневмония выявлена у 43%. Выделили 2 группы: без пневмонии — 53 ребенка и с пневмонией — 40. Объем поражения: КТ1 (72,5), КТ2 (22,5). В группах детей разделили по возрасту: до года — 20 детей; с 1 года до 7 лет — 12; от 7 до 12 лет — 14; старше 12 лет — 7 детей.

Результаты. Гендерная структура в группах: мальчики — 54%, девочки — 46%. Субфебрильная температура была у детей 1-й группы в основном до года — 79,2%. Фебрильная — у 40,0% детей 2-й группы, чаще старше 7 лет. Сухой кашель наблюдался в обеих группах с равной частотой — 32,1 и 35,0%. Проявления насморка в 1-й группе — 45,5%, аносмия у 13,2% против 10,0 и 7,5% 2-й группы, у детей старше 7 лет. Интоксикация наблюдалась в обеих группах: в 1-й группе — слабость у 35,8%, а во 2-й слабость и снижение аппетита — у 17,5% детей. Одышки и снижения сатурации кислорода не было. На жидкий стул жаловались 3 детей: 2 ребенка в 1-й и 1 ребенок 2-й группах. 21,9% детей имели коморбидную патологию, не влияющую на течение инфекции. Анемия легкой степени наблюдалась у 13,2% детей в 1-й группе. Во 2-й — у 12,5% легкая, у 1 ребенка — средней степени тяжести. Лейкопения — у 24,5% детей 1-й группы и у 10,0% из 2-й. Другие показатели крови значимо не менялись. Диагностического повышения СРБ не было ни в одной группе. Ферритин 1,5–2 нормы наблюдался у 3 детей, ЛДГ до 3 норм — у 1 ребенка из 2-й группы.

Заключение. Клинические симптомы ОРЗ у детей при новой коронавирусной инфекции COVID-19 не имеют типичных для этого заболевания признаков (выраженная слабость, миалгии, артралгии, головная боль, фебрильная лихорадка) и наблюдались у пациентов обеих групп. Изменения в ОАК у детей также не специфичны. Достаточно сложно определить с клинико-лабораторных позиций наличие поражения легочной ткани и четких показаний для проведения МСКТ органов дыхания.

134 41
Аннотация

Актуальность. Целиакия — аутоиммунное заболевание, характеризующееся определенными серологическими и гистологическими изменениями, вызванными употреблением в пищу глютена у генетически предрасположенных лиц [1]. Секреция антимикробных пептидов клетками кишечной стенки направлена на активацию врожденных иммунных механизмов, однако их значимость для течения ряда заболеваний кишечника, проявляющихся мальабсорбцией, неясна, что обеспечивает актуальность работ в этом направлении.

Цель исследования. Определение концентрации антимикробных пептидов фекального β-дефензина 2 и фекального кальпротектина и их связь с кишечной проницаемостью у детей с целиакией.

Пациенты и методы. Обследованы 28 детей в возрасте от 2 до 10 лет с впервые выявленной целиакией, из них 15 девочек (83%) и 3 мальчика (17%). Контрольную группу составили 12 детей аналогичного возраста. Средний возраст детей составил 7,7 ± 1,7 года. Определение уровня фекального кальпротектина проводили с помощью Human Fecal Calprotectin (Hycult Biotech, Нидерланды). Определение фекального β-дефензина 2 проводили с помощью набора иммуноферментного сорбента производства Immundiagnostik (Германия). Оценку проницаемости кишечной стенки проводили с помощью неинвазивного метода Петрова [2]. Корреляционный анализ — используя критерий Пирсона.

Результаты. Значения уровня β-дефензина 2 в копрофильтратах у больных целиакией составили 99,6 ± 15,5 нг/мл при норме 64,3 ± 2,4 нг/мл (р < 0,05). Значения фекального кальпротектина были недостоверно повышены: 35,4 ± 12,1 мкг/г у детей (19,95 ± 2,1 мкг/г, р>0,05).Соотношение маннитаилактулозы у пациентов с целиакией имело отрицательное значение (−0,1 ± 0,004 ед.) по сравнению с контрольной группой (0,3 ± 0,02 ед., р < 0,05), что свидетельствует о значительном нарушении целостности кишечного барьера. Значения фекального кальпротектина обратно коррелировали с проницаемостью кишечника. Прямая корреляция установлена между значениями фекального β-дефензина 2 и фекального кальпротектина.

135 33
Аннотация

Актуальность. У здоровых лиц окислительно-восстановительные процессы являются важной частью любого звена метаболизма и необходимы как для пополнения энергетических потребностей, так и для доставки и утилизации кислорода в тканях.

Цель исследования. Анализ показателей липопероксидации при бронхитах у детей.

Пациенты и методы. Изучались уровни малонового диальдегида (МДА) и суммарной антиокислительной активности у детей старше 7 лет с диагнозом «острой бронхит». Уровень малонового диальдегида определялся по реакции малонового диальдегида в сыворотке крови при высокой температуре в кислой среде с 2-тиобарбитуровой кислотой, а определение антиоксидантной активности основывалось на ТБК-активности в модельной системе с желточными липопротеидами.

Результаты. Минимальные значения уровня МДА и максимальные значения антиокислительной активности (АОА) отмечены у здоровых детей. Это, на наш взгляд, отражает стабильность перекисного гомеостаза в физиологических условиях. В острый период течения бронхита, напротив, выявлено повышение МДА до максимальных показателей и резкое понижение АОА, что свидетельствует о развитии окислительного стресса и дисбаланса в системе «прооксиданты – антиоксиданты» в сторону преобладания первых. К моменту клинического выздоровления отмечена тенденция к стабилизации липопероксидации, что нашло отражение в умеренном снижении уровня МДА до 4,04 ± 0,13 мкмоль/л (р > 0,05) и повышении АОА до 3,88 ± 0,51% (р > 0,05).

Заключение. Проведенное исследование показало, что у детей на фоне течения бронхита отмечаются дефицит уровня антиоксидантной защиты и избыточный рост конечных продуктов перикисного окисления липидов, что делает их группой риска по развитию декомпенсации перекисного гомеостаза.

136 30
Аннотация

Актуальность. Детский церебральный паралич — самая частая причина инвалидности в детском возрасте. Учитывая ограниченное время амбулаторного приема, врач может использовать шкалы и опросники для качественной оценки состояния пациента, выявления актуальных проблем.

Цель исследования. Предоставить информацию об актуальных шкалах и опросниках, использующихся при работе с детьми с церебральным параличом в ГАУЗ ТО «Городская поликлиника № 5» и результаты собственного исследования.

Пациенты и методы. Группу исследуемых составили 52 ребенка обоих полов с диагнозом «церебральный паралич», наблюдаемых в ГАУЗ ТО «Городская поликлиника № 5». Все дети были обследованы по шкалам GMFCS, MACS, CFCS, EDACS, также детям и их родителям проведена оценка качества жизни по опроснику PedsQL 3.0, модуль «Церебральный паралич».

Результаты. По результатам исследования больше половины, 53,85% (n = 29), детей с ДЦП относятся к уровню GMFCS I. К уровню GMFCS V относятся 9,62% (n = 5). По шкале MACS 46,15% (n = 24) относятся к I уровню, 7,69% (n = 4) — к уровню V. По шкале CFCS 59,62% (n = 31) относятся к I уровню, 11,54% (n = 6) — к уровню V. У большинства детей не было отмечено проблем с приемом пищи, уровень EDACS I — 73,08% (n = 38). При оценке качества жизни пациенты чаще всего отмечали проблемы в блоке «Усталость» и меньше всего — в блоке «Речь и общение». Родители пациентов отмечали больше проблем в «Повседневной деятельности» и меньше всего — в «Приеме пищи». Жалобы на боль по опроснику качества жизни предъявили 80% пациентов.

Заключение. Использование шкал и опросников позволяет объективизировать состояние пациента с ДЦП, выявить те жалобы и проблемы, о которых пациент и его родители могут не сообщить самостоятельно. Стандартизированные международные шкалы не занимают много времени для их использования на амбулаторном приеме и помогают врачу адекватно оценить состояние пациента и своевременно оказать необходимую помощь.

137 37
Аннотация

Актуальность. Врожденные пороки сердца (ВПС) в России являются одной из самых частых форм пороков развития. Своевременная помощь больным с ВПС возможна только при ранней диагностике ­заболевания.

Цель исследования. Проанализировать характеристику постнатального выявления ВПС у детей Ставропольского края (СК).

Пациенты и методы. Исследовано 459 детей с ВПС в отделении кардиологии и ревматологии на базе ГБУЗ СК КДКБ за период с 2017 по 2020 г. (2017 г. — 120 больных; 2018 и 2019 гг. — по 106 пациентов соответственно, 2020 г. — 127 детей). Данные обработаны при помощи пакета прикладной программы Microsoft Excel 2010.

Результаты. По данным Информационно-аналитического центра Министерства здравоохранения СК выявлено, что частота заболеваемости ВПС в крае увеличилась в период с 2017 по 2020 г. Наибольшее количество случаев ВПС было в СК в 2020 г. — 33,5%, в то время как в РФ в 2020 г. — 30,0%. Из 459 обследованных в СК у 48 больных (10,5%) выявлены критические пороки, у 411 (89,5%) — некритические; мальчиков было 259 (56,5%), девочек—200 (43,4%); городских жителей — 58 (12,6%), сельских — 401 (87,4%). Впервые ВПС был выявлен до 1 мес жизни больного у 358 (89,5%), от 1 до 6 мес — у 85 (21,3%), после 6 мес — у 16 (10,8%). При осмотре таких больных были установлены стадии хронической сердечной недостаточности (ХСН) до оперативной коррекции по поводу ВПС (для детей раннего возраста использовалась классификация, предложенная Н.А. Белоконь, для детей школьного и подросткового возраста использовалась классификация, предложенная В.Х. Василенко и Н.Д. Стражеско, взятые из клинических рекомендаций Минздрава России): I стадия — 241 (52,5%), IIА стадия — 124 (27,0%), IIБ стадия — 94 (20,5%), III ст. — не выявлено. Была проведена оперативная коррекция порока: паллиативная (первые 6 мес жизни) — 61 (13,3%); радикальные (от 1 года до 3 лет) — 214 (46,6%), радикальные (от 3 до 6 лет) — 170 (37,1%), радикальные (старше 6 лет) — 14 (3,0). Медикаментозное лечение было проведено перед операцией всем исследованным детям.

Заключение. За последние 5 лет доля ВПС в СК увеличивается. Впервые ВПС постнатально диагностируются в основном до 1 мес жизни, преимущественно у мальчиков, проживающих в селе. При объективном осмотре превалировала I стадия (52,5%) ХСН. Оперативная коррекция проводилась преимущественно радикальная в возрасте от 1 года до 3 лет, всем больным осуществлялось предоперационное медикаментозное лечение.

138 33
Аннотация

Актуальность. Иммунологические исследования доказывают, что антитела являются эффективными молекулами для санации организма от вирусов. Формирование мутаций приводит к снижению эффективности вакцин и фокусирует внимание на создании антител с перекрестной реактивностью. Антитела содержатся также в молоке женщин, перенесших COVID-19 или вакцинированных. Пассивная иммунизация рассматривается как вариант протекции групп лиц, вакцинация которых невозможна и в отношении которых нет доказательств безопасного использования имеющихся вакцин против SARS-CoV-2, в том числе детей.

Цель исследования. Изучение вируснейтрализующей активности сыворотки и молока коровы, активно иммунизированной против SARS-CоV-2.

Пациенты и методы. Вакцинация здоровой отелившейся коровы проводилась рекомбинантной вакциной Zifivax (ZF2001) против вируса SARS-CoV-2 из расчета 1 доза вакцины на 70 кг животного. Ревакцинацию проводили через 28 и 56 дней. Сыворотка крови и молоко вакцинированного животного оценивались на степень ингибиции связывания RBD вируса с рецептором АПФ2 человека методом хемилюминесцентного анализа MAGLUMI® SARS-CoV-2 Neutralizing Antibody, в тесте Molecular Inhibition Аssay, в прямом тесте нейтрализации с использованием живого вируса SARS-CoV-2 и клеток Vero E6. Изотипы антител определялись методом ИФА.

Результаты. Нейтрализующие антитела к RBDдомену и S-протеину SARS-CoV-2 в сыворотке крови и молоке вакцинированного животного обнаруживаются через 2 нед после первой вакцинации. Ревакцинация способствовала увеличению эффекта ингибиции. Пик нейтрализации сыворотки и молока отмечен на 77-й день со дня первой вакцинации и составил 100 и 40% соответственно. Полная нейтрализация цитопатического действия вируса на клетки Vero E6 обнаруживалась даже при 120-кратной титрации сыворотки. Сыворотка крови и молоко вакцинированного животного содержали специфические IgG к RBD-домену и S-белку SARS-CoV-2, коррелирующие друг с другом в динамике вакцинации.

Заключение. Кровь и молоко сельскохозяйственного животного после иммунизации вакциной Zifivax содержат антитела IgG к RBD и S-белку SARS-CoV-2 и обладают способностью ингибировать связывание RBD SARS-CoV-2 с рецептором AПФ2 человека. Исследование выполнено по гранту Министерства инновационного развития РУ М-2021-1. Результаты защищены Агентством по интеллектуальной собственности РУ № IAP 2021 0365.

139 29
Аннотация

Актуальность. Одним из ключевых звеньев патогенеза атопического дерматита (АтД) является сенсибилизация к аллергенам и энтеротоксинам золотистого стафилококка, что влияет на тяжесть течения заболевания. Ряд исследователей демонстрирует ассоциацию сенсибилизации к аллергенам и энтеротоксинам золотистого стафилококка со степенью тяжести АтД, однако данные противоречивы.

Цель исследования. Оценить ассоциацию степени тяжести АтД с уровнем специфических IgE к аллергенам и энтеротоксинам золотистого стафилококка.

Пациенты и методы. Работа выполнена в дизайне одномоментного проспективного исследования среди детей 3–6 лет с АтД (n = 146). Диагноз АтД верифицирован на основании критериев J.M. Hainifin и G. Rajka. Степень тяжести оценивалась по объективному индексу SCORAD. Определяли уровень специфических IgE к ингаляционным и пищевым аллергенам (Dermatophagoides pteronyssinus, Dermatophagoides farinae, эпителий кошки, коровье молоко, куриное яйцо) методом иммунофлуоресценции на трехмерной твердой пористой фазе на автоматическом анализаторе ImmunoCAP 250 (Phadia АВ, Thermo Fisher Scientific, Швеция). Специфические IgE к энтеротоксинам золотистого стафилококка типа А и В определяли хемилюминесцентным иммуноанализом на автоматическом анализаторе Immulite 2000 (SIEMENS, США). Для оценки ассоциации использовали коэффициент корреляции Спирмена.

Результаты. Из 146 детей 41,0% мальчиков и 59,0% девочек. Средний возраст составил 4,4 ± 1,2 года. У детей 3–6 лет с АтД отмечалась сенсибилизация к эпителию кошки — 34,2%, к клещу D. pteronyssinus — 16,4%, D. farinae — 6,2%, к белкам коровьего молока — 20,5%, куриного яйца — 19,8%. Сенсибилизация к энтеротоксинам типа А и В золотистого стафилококка выявлена у 8,2% детей. Обнаружена сильная положительная ассоциация степени тяжести АтД с уровнем специфических IgE к D. farinae (r = 0,718; р = 0,019), умеренная положительная ассоциация с IgE к эпителию кошки (r = 0,410; р = 0,016) и умеренная положительная ассоциация с IgE к куриному яйцу (r = 0,420; р = 0,015). Не выявлено ассоциации степени тяжести АтД с IgE к энтеротоксинам золотистого стафилококка, коровьему молоку, D. pteronyssinus.

Заключение. Степень тяжести АтД у детей 3–6 лет коррелирует с уровнем специфических IgE к клещу D. farinae, эпителию кошки и куриному яйцу.

140 29
Аннотация

Актуальность. Нутритивная поддержка — ключевой элемент паллиативной помощи. Если пациент не может есть сам, используют зонд (до 4 нед). Для профилактики осложнений кормления через зонд (воспалительный процесс, пролежни, кровотечения) применяют гастростому.

Цель исследования. Охарактеризовать когорту детей, находящихся под паллиативным наблюдением, и получающих энтеральное питание через гастростому в Минской области (Республика Беларусь).

Пациенты и методы. В ретроспективное исследование включены 328 пациентов, находящихся под паллиативным наблюдением, проживающих в Минской области. Проанализированы данные республиканского регистра детей, нуждающихся в паллиативной помощи в Минской области. В Минской области под паллиативным наблюдением на 01 января 2022 г. состояли 328 детей. Из них 4,6% (15/328) получают энтеральное питание через гастростому.

Результаты. В структуре заболеваний этих пациентов лидирует неврологическая патология: детский церебральный паралич (G80) — 33% (5/15), спинальная мышечная атрофия I типа (G12.0) — 13% (2/15), нейродегенеративные заболевания (G32.0) — 6,7% (1/15), эпилепсия (G40) — 6,7% (1/15), последствия перенесенной нейроинфекции (G09) — 13% (2/15), последствия гипоксической энцефалопатии с некурабельными органическими поражениями ЦНС (G93.4) — 6,7% (1/15), внутримозговое кровоизлияние внутрижелудочковое (I61.5) — 6,7% (1/15). У 13% (2/15) выявлены различные врожденные пороки развития (Q25, Q39). Возрастная структура пациентов следующая: 13% (2/15)—детираннеговозраста(3года),33%(5/15)—дети в возрасте 6–10 лет, 33% (8/15) — 12–17 лет. По половому признаку структура следующая: 53% (8/15) — мальчики, 47% (7/15) — девочки. Треть пациентов (5/15) являются воспитанниками специализированных интернатных учреждений Минской области, 67% (10/15) воспитываются в семьях. Средняя длительность энтерального питания через гастростому — 4,1 года (минимум 1 мес, максимум 12 лет). На фоне кормления через гастростому отмечена положительная динамика массы и длины тела.

Заключение. У анализируемых пациентов ведущим является неврологическое заболевание, проявления которого делают самостоятельное кормление неэффективным или невозможным. Энтеральное питание через гастростому является безопасным и эффективным способом кормления пациента, который не способен есть самостоятельно. Необходимо дальнейшее проведение информационной кампании среди медицинских работников первичного звена и родителей пациентов о технике такого кормления, уходе за ­гастростомой.

141 29
Аннотация

Актуальность. Современные научные работы 2019– 2021 гг., посвященные изучению проявлений новой коронавирусной инфекции, остаются актуальными и отмечают ухудшение показателей кровотока практически во всех органах и системах, приводящего к формированию дополнительных факторов риска и причин рождения недоношенных детей.

Цель исследования. Представить статус недоношенного ребенка, рожденного от матери, перенесшей COVID-19 во время беременности.

Пациенты и методы. Проведен клинический анализ амбулаторной карты недоношенного ребенка (оценка по Ballard — 34 нед), рожденного мамой, перенесшей новую коронавирусную инфекцию в 26 нед беременности, затем в 29 нед — острую респираторную вирусную инфекцию (ОРВИ). Беременность первая, желанная, хронических заболеваний у мамы не было.

Результаты. Преждевременные роды начались с излития околоплодных вод, протекали с длительным безводным периодом (около 23 часов). Мальчик родился с весом 2331 г, рост — 45 см, оценка по шкале APGAR — 8/8 баллов, с ишемическими нарушениями мышечного тонуса, перинатальным поражением нервной системы (ППНС), дефектом межпредсердной перегородки, пиелоэктазией слева, неонатальной желтухой. При осмотре офтальмологом выявлены симметричные двусторонние изменения глазного дна. Паравазальный диффузный отек сетчатки сосудов 3-го калибра по ходу нижнего сосудистого пучка (расположенный в 1-й зоне). На границе 1–2-й зоны — локальный мягкий экссудат, вытянутой формы (1 pd), с точечными кровоизлияниями на нем, извитость сосуда и фрагментарность кровотока в артериях, вена «утопает» в отечной сетчатке. Макулярная область при этом не изменена. В динамике через неделю отмечено ухудшение картины глазного дна, появляется заинтересованность артерии второго порядка по ходу верхнего сосудистого пучка (легкая извитость сосуда и фрагментарный кровоток), но уменьшается в размере мягкий экссудат. При осмотре через 3 мес на глазном дне выявлено только перераспределение пигмента по заднему полюсу глазного яблока. Ребенок фокусирует взгляд при перемещении предмета.

Заключение. Недоношенный ребенок от мамы, перенесшей новую коронавирусную инфекцию в 26 нед, ОРВИ — в 29 нед беременности, имеет неврологическую, соматическую и офтальмологическую патологию. Необходим мультидисциплинарный подход к реабилитации новорожденного.

142 34
Аннотация

Актуальность. Формирование вооруженных сил здоровым пополнением — актуальная проблема. Одна из основных причин в структуре заболеваний среди призывных ресурсов, являющихся основанием для освобождения от призыва, — болезни системы кровообращения.

Цель исследования. Изучение и оценка распространения болезней органов кровообращения среди юношей 15 и 16 лет в зависимости от медико-социальных и территориальных факторов в Санкт-Петербурге, крупном промышленном центре.

Пациенты и методы. Проведено исследование, направленное на ретроспективное изучение официальных отчетных данных о нуждаемости в лечебных и оздоровительных мероприятиях юношей 15 и 16 лет в динамике за 2016–2021 гг. (число единиц наблюдений более 240 тыс.). Анализ проводился сплошным методом в зависимости от районов проживания, объединенных в 4 группы (спальные, промышленные, центральные и пригородные), а также от их социально-экономических характеристик.

Результаты. Получены убедительные данные, указывающие на существенные различия социально-экономических и медико-социальных характеристик групп районов: особенность центральной группы (исторический центр) — высокая плотность населения, низкая обеспеченность жильем на 1 жителя и 3-е место по укомплектованности врачами-педиатрами. Наибольший уровень обеспеченности врачами-педиатрами отмечен в спальных и промышленных районах, минимальный — в группе пригородных районов. В ходе исследования выявлена незначительная тенденция к снижению нуждаемости в лечении и оздоровлении юношей 15 и 16 лет. В центральных районах отмечено наибольшее распространение болезней системы кровообращения, наименьшее — в спальных районах, различия признаны статистически достоверными. Во всех анализируемых группах динамика носит разнонаправленный характер, при этом наибольшие отличия зафиксированы в 2018 г., когда наибольшие величины фиксировались в группе центральных районов (37,13 на 1000 чел.), а наименьшие — в промышленных районах (31,29 на 1000 чел.).

Заключение. 1. Имеются существенные различия в уровнях нуждаемости в лечении и оздоровлении юношей 15 и 16 лет с болезнями системы кровообращения в зависимости от медико-экономических и медико-социальных характеристик районов проживания. 2. Изучение медико-экономических и медико-социальных характеристик районов проживания позволит определить пути оптимизации работы детской сети по раннему выявлению болезней системы кровообращения и формированию комплекса профилактических и лечебно-оздоровительных мероприятий.

143 39
Аннотация

Актуальность. Инфекционная заболеваемость представляет собой серьезную общественную проблему и является показателем национальной безопасности. Особенностью 2020 г. стало эпидемическое распространение новой коронавирусной инфекции (COVID-19).

Цель исследования. Провести анализ инфекционной заболеваемости детей 0–17 лет, оценить ее распространенность в зависимости от медико-экономических и медико-социальных характеристик района проживания в Санкт-Петербурге.

Пациенты и методы. Проведен анализ инфекционной заболеваемости детей Санкт-Петербурга в 2016– 2020 гг., особенностей распространения инфекционной заболеваемости в группах районов проживания, показаны принципы группировки районов проживания детей и отражены медико-социальные и медико-экономические особенности характеристики групп районов, дана оценка инфекционной заболеваемости в период пандемии новой коронавирусной инфекции.

Результаты. Санкт-Петербург — крупный мегаполис, административно разделенный на 18 районов. Проведенное условное картографическое деление города позволило выделить 4 группы территорий, объединенных в зависимости от медико-экономических и медикосоциальных характеристик района: спальные районы, промышленные, центральные и пригородные. В городе в целом отмечен рост детского населения 0–17 лет, максимальный прирост отмечен в спальных районах и пригородных (на 16,4 и 21,6% соответственно). Во всех группах районов города в 2020 г. по сравнению с 2019 г. отмечается рост заболеваемости вирусной пневмонией, наиболее значимый в промышленных — с 1,50 до 34,8 на 100000 детского населения и пригородных районах — с 3,24 до 33,85. В трех группах районов — спальных, промышленных и центральных — регистрировался рост заболеваемости гонококковой инфекцией. Наиболее значимый в промышленных районах города — с 0,75 в 2019 г. до 6,96 на 100000 детского населения в 2020 г. Во всех группах районов отмечается значительное снижение заболеваемости кишечными инфекциями, а также ОРВИ, скарлатиной, коклюшем и другими.

Заключение. 1. Во всех группах районов отмечается тенденция по снижению заболеваемости с сохранением нозологического состава регистрируемой инфекционной заболеваемости. 2. Мероприятия организационного и противоэпидемического характера возможно решать с учетом условного деления города на группы районов, объединенных по ряду характеристик. 3. Изучение инфекционной заболеваемости в период пандемии новой коронавирусной инфекции будет способствовать оптимизации организационных и противоэпидемических мероприятий.

144 35
Аннотация

Актуальность. Проблема некротизирующего энтероколита (НЭК) определяется высокой частотой патологии, тяжестью состояния пациентов, высокой летальностью. В настоящее время отсутствует единое представление о профилактике, ранней диагностике, хирургической тактике и тактике послеоперационного ведения.

Цель исследования. Проанализировать результаты лечения НЭК новорожденных детей в Томской области в период с 2011 по 2021 гг.

Пациенты и методы. Проведен ретроспективный анализ 129 случаев НЭК у новорожденных детей, находившихся в ОГАУЗ «Областной перинатальный центр им. И.Д. Евтушенко» в период с 2011 по 2021 г. Пациенты разделены на 3 группы соответственно стадиям НЭК по классификации Bell. Выполнен анализ лабораторных показателей, данных анамнеза, динамики течения заболевания и исходов. Полученные результаты подвергались статистическому анализу в программе SPSS Statistics.

Результаты. Более половины детей (68%) с НЭК родились недоношенными, при этом у 46 детей (36%) вес был менее 1500 г, преобладали мальчики (56%). В результате анализа лабораторных данных достоверных различий со стороны лейкоцитов по сравнению с нормой не выявлено. Однако у детей с НЭК отмечена стойкая тромбоцитопения (87,31 ± 33,12). Установлена корреляция между резким уменьшением количества тромбоцитов, отрицательной динамикой состояния пациента и протяженностью некроза кишки. При анализе кислотно-щелочного состояния пациентов с НЭК обнаружены метаболический ацидоз и следующее за ним в течение нескольких часов снижение ионов Na в сыворотке. Было отмечено, что летальность возрастает в 4 раза в группе детей с НЭК III стадии, что обусловлено наличием осложнений заболевания, таких как перфорация кишки, перитонит и сепсис.

Заключение. НЭК — это тяжелое заболевание, которое приводит к смерти почти трети недоношенных новорожденных. Несмотря на многочисленные исследования, результаты лечения НЭК существенно не улучшились за последние три десятилетия. Современные исследования должны быть направлены на поиск ранних диагностических биомаркеров НЭК. При этом диагностические методы должны быть неинвазивными ввиду крайне тяжелого состояния недоношенных новорожденных. Обнаружение данных биомаркеров, несомненно, приведет к увеличению выживаемости и улучшению качества жизни детей.

145 33
Аннотация

Актуальность. В 2018 г. начал свою деятельность Европейский Альянс детских онкологов (ЕврАДО), объединяющий специалистов детских онкологов и гематологов, организаторов здравоохранения, представителей благотворительных организаций и других заинтересованных лиц из республик — Азербайджанской, Армении, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, Таджикистана, Узбекистана и стран — Монголии, Российской Федерации, Украины. Одной из приоритетных задач работы ЕврАДО стал проект по разработке паспортов служб детской онкологии-гематологии для получения данных о ресурсах служб оказания медицинской помощи детям с онкологическими заболеваниями, обоснования организационных решений и разработки единого стратегического подхода для улучшения качества оказания медицинской помощи детям со злокачественными новообразованиями (ЗНО). Ведь известно, что в странах с высоким уровнем дохода, где доступны комплексные услуги оказания медицинской помощи, от онкологических заболеваний излечиваются более 80% детей, а в странах с низким и средним уровнем дохода излечение наступает только в 15–45% случаев.

Цель исследования. Разработка паспортов служб детской онкологии-гематологии стран СНГ в формате карт для оценки, анализа и определения приоритетных шагов для оптимизации их деятельности.

Пациенты и методы. В качестве инструмента паспортизации были использованы инфографические карты как один из эффективных способов визуального отображения большого объема информации в разрезе территорий и в едином формате. Паспорта были созданы в MS Power Point с сохранением результатов в формате PDF.

Результаты. В ходе исследования была разработана единая карта служб детской онкологии и гематологии стран СНГ на русском и английском языках с указанием уровня заболеваемости ЗНО среди детей от 0 до 17 лет включительно на 100000 населения; месторасположения ведущих научно-клинических центров в каждой из стран; путей маршрутизации детей с редкими формами рака; наличия телемедицинской сети в медицинских организациях страны. Структура служб разнообразна в каждой из представленных стран и имела уникальные составляющие. Чаще всего служба в странах с численностью детского население от 2 до 5 млн человек представлена двумя национальными медицинскими центрами детской онкологии и гематологии, которые расположены в административном центре. В России 11 национальных медицинских центров, в Узбекистане и на Украине по три НМИЦ. На Украине, в республиках Беларусь, Казахстан и Узбекистан достаточно хорошо развита региональная сеть медицинских учреждений с наличием врачей — детских онкологов и гематологов на местах. Существуют некоторые ограничения в отношении врачебного персонала службы детской гематологии-онкологии, особенно в странах Центральной Азии — 3 страны сообщают о 0,4–0,7 детских онкологов и гематологов на 100000 детей. При оценке оснащенности было выявлено, что только у пациентов 5 стран из 11 есть доступ ко всем основным диагностическим средствам и лечению. 6 сран отметили, что позитронно-эмиссионная томография или недоступна, или доступна только в частных клиниках, платно. Централизация службы в столице, расстояние до профильных коек более 1000 км (в 3 странах из 11) ограничивают равный доступ детей к специализированной помощи и должны побуждать организаторов службы на развитие телемедицинских технологий и повышение уровня знаний врачей-педиатров амбулаторной сети для выявления первых симптомов детского рака. Большинство стран-участников используют в своей практике, помимо региональных клинических рекомендаций, международные протоколы лечения ЗНО. Редкие формы рака чаще всего лечат за рубежом, на платной основе и/или на основании налаженных договорных отношений.

Заключение. Во время проекта были разработаны 11 паспортов служб, содержащих статистические показатели деятельности и данные по ресурсному обеспечению медицинских организаций, оказывающих помощь детям со ЗНО в странах СНГ. Службы детской онкологии и гематологии в представленных странах изначально имели различный уровень ресурсов, а также экономико-организационные особенности развития системы здравоохранения в целом. Выявленные финансовые, кадровые и медико-организационные барьеры побудили к действиям по совершенствованию организации служб, которые стали возможны благодаря партнерству специалистов ЕврАДО и путем привлечения внимания к проблемам представителей министерств и департаментов здравоохранения каждой из стран.

146 38
Аннотация

Актуальность. Гипербилирубинемия, являясь наиболее частым синдромом у новорожденных и детей раннего возраста, остается наиболее актуальной проблемой в педиатрии. Зачастую под маской «физиологической желтухи» могут скрываться серьезные заболевания.

Цель исследования. Изучить клинико-анамнестические особенности новорожденных и детей раннего возраста с синдромом гипербилирубинемии для оптимизации диагностики и тактики ведения.

Пациенты и методы. Проведен анализ 141 истории болезни детей с синдромом гипербилирубинемии в возрасте от 0 до 58 дней (средний возраст — 13 ± 7), находившихся в отделении патологии новорожденных ГБУЗ ЯО ОДКБ за период с июля по декабрь 2019 г. Пациенты были разделены на 2 группы. В 1-ю группу («прямая» гипербилирубинемия) вошли 38 (27%) детей; 2-ю группу («непрямая» гипербилирубинемия) составили 103 (73%) больных.

Результаты. При анализе перинатального анамнеза выявлено, что в 1-й группе патологическое течение беременности регистрировалось в 86% случаев, во 2-й группе — в 73% (p < 0,05), При этом наиболее частыми отклонениями в течении беременности у матерей в группе «прямых» гипербилирубинемий были анемия (44%), ОРВИ (26%), угроза прерывания (24%). Основным клиническим синдромом у детей и в 1-й, и во 2-й группах явился синдром желтухи, причем в группе «непрямых» гипербилирубинемий в первые дни заболевания он составил большую часть по сравнению с группой «прямых» желтух (78% против 32% соответственно). Но ко 2-му мес жизни соотношение составило 18% против 28% соответственно. У детей этой группы также были зарегистрированы эпизоды ахоличного стула (11%). Гамма-глютамилтранспептидаза (ГГТ) достоверно чаще регистрировалась в 1-й группе детей и составила 85% (средний показатель ГГТ — 146 ± 16 Ед) против 73% во 2-й группе (средний показатель 89 ± 11 Ед). При этом достоверных различий по уровню щелочной фосфатазы получено не было. Обращает на себя внимание тот факт, что при УЗИ в половине случаев был зарегистрирован сокращенный желчный пузырь, что дает «ложную» картину и затрудняет диагностику. При повторных исследованиях натощак в группе «прямых» желтух у 4 детей были зафиксированы пороки желчного пузыря.

Заключение. Синдром гипербилирубинемии у новорожденных и детей раннего возраста требует четкого дифференциального подхода. «Прямая» гипербилирубинемия может явиться симптомом тяжелой патологии печени с неблагоприятным исходом. В дебюте у этих детей наиболее значимыми клиническими проявлениями явились затяжная желтуха в неонатальном периоде и ахолия стула. Важнейшим маркером холестаза является ГГТ. Необходимо обратить внимание на проведение УЗИ гепатобилиарной системы: для четкой визуализации желчных путей исследование должно проводиться строго натощак. Это позволит вовремя установить причину гипербилирубинемии и определить дальнейшую лечебную тактику

147 32
Аннотация

Актуальность. Мутации генов фолатного цикла, нарушающие репарацию и метилирование ДНК, являются предрасполагающим фактором развития некоторых заболеваний.

Цель исследования. Изучение полиморфизмов генов фолатного цикла у детей с пищевой аллергией.

Пациенты и методы. Обследованы 56 детей раннего возраста с пищевой аллергией и 30 здоровых детей. В крови методом полимеразной цепной реакции изучались полиморфные варианты генов фолатного цикла — генотипы С677Т и А1298С гена MTHFR, генотип A66G гена MTRR и генотип А2756G гена MTR. Для статистической обработки данных использовали непараметрические методы.

Результаты. Установлено, что наличие гомозиготного варианта аллели ТТ полиморфного маркера С677Т гена MTHFR увеличивает риск развития пищевой гиперчувствительности у детей более чем в 2 раза, в 1,5 раза увеличивает риск развития пищевой аллергии наличие гомозиготного варианта АА генотипа А1298С гена MTHFR, гетерозиготного варианта АС этого гена — в 1,3 раза. Регистрация аллели СС повышает риск патологии в 2 раза. Носительство гомозиготного варианта аллели GG полиморфного маркера А66G гена MTRR увеличивает вероятность пищевой аллергии в 2,8 раза, гетерозиготный вариант АG этого гена — в 1,2 раза. Выявление неблагоприятной аллели G генотипа А2756G гена MTR увеличивает риск пищевой гиперчувствительности в 3,4 раза, гетерозиготного варианта АG гена — в 1,2 раза.

Заключение. В результате проведенного исследования выявлена ассоциация ряда полиморфных маркеров генов фолатного цикла с развитием пищевой аллергии у детей, полученные данные могут быть использованы в клинической практике.

148 30
Аннотация

Актуальность. Доля пациентов с патологией тазобедренного сустава в структуре заболеваемости опорно-двигательного аппарата у детей очень высока. Проведение своевременного и адекватного лечения этих заболеваний с предотвращением прогрессирования процесса и восстановлением нормальной анатомии является обязательным условием восстановления функции сустава и залогом профилактики развития раннего коксартроза.

Цель исследования. Оценить результаты хирургического лечения детей с патологией тазобедренного сустава, у которых предоперационную подготовку оптимизировали за счет использования комплекса современных методов диагностики.

Пациенты и методы. За последние 10 лет (2012– 2021 гг.) в отделении детской ортопедии ФГБУ «НМИЦ ТО им. Н.Н. Приорова» проведено лечение 1215 пациентов с заболеваниями тазобедренных суставов в возрасте от 5 мес до 18 лет. Распределение пациентов по заболеваниям следующее: врожденный вывих бедра — 873 пациента, болезнь Легга – Кальве – Пертеса — 117, юношеский эпифизеолиз головки бедра — 34, последствия инфекционного поражения тазобедренного сустава—55, асептический некроз головки бедра — 56, врожденная варусная деформация шейки бедра — 5, поражение тазобедренного сустава при наследственных системных заболеваниях (артрогрипоз, синдром Ларсена, синдром Прадера – Вилли, синдром Билса, синдром Марфана, и др.) — 69, другие — 6. С целью интерпретации состояния тазобедренных суставов применялись следующие методы исследования: клинический, рентгенологический, компьютерная томография. На основании проведенных обследований определялась тактика хирургического лечения. В большинстве случаев из-за выраженных патологических изменений тазобедренного сустава пациентам было показано проведение нескольких видов реконструктивных вмешательств в разном их сочетании. В каждом конкретном случае выстраивался наиболее рациональный план оперативного лечения, при этом учитывались многочисленные факторы, такие как обще- и психосоматическое состояние ребенка, наличие сопутствующей патологии, реабилитационный потенциал и др. В некоторых случаях, оценив все составляющие, находили возможным проведение комплексного оперативного лечения с необходимым количеством этапов. Выполнялись следующие виды оперативных вмешательств: открытое вправление головки бедра во впадину (в ряде случаев с моделирующей резекцией головки бедра), корригирующие остеотомии проксимального отдела бедренной кости (варизирующие, вальгизирующие, деторсионные, укорачивающие, передне-ротационные), остеотомия таза по Солтеру, тройная остеотомия таза с транспозицией вертлужной впадины, остеотомия таза в сочетании с ацетабулопластикой, резекция с транспозицией большого вертела, декомпрессия сустава в системе демпферной разгрузки, эпифизиодез головки бедра винтами, использование дистракционного спице-стержневого аппарата «таз – бедро», контролируемое блокирование зон роста (гемиэпифизиодез).

Результаты. Оценка функционального состояния нижней конечности до и после лечения проводилась на основании интегральной системы оценки функции нижней конечности. Сроки наблюдения составили от 1 года до 9 лет. Полная компенсация функции тазобедренного сустава достигнута у 85% пациентов, субкомпенсация функции — у 10%. По всем показателям был отмечен прирост, выявлены значительные положительные сдвиги при выполнении функциональных тестов и заданий, уменьшились или исчезли боли в суставе, улучшилась походка; на рентгенограммах — улучшилась конгруэнтность суставных поверхностей, прогрессирования дегенеративно-дистрофических проявлений не выявлено. У пациентов с признаками ювенильного коксартроза произошел регресс костных кист, снизилась зона распространенности субхондрального склероза. В группу декомпенсации функции по результатам тестов отнесено 5% пациентов. Ее составили дети с недостаточным сроком реабилитации (около 1 года после операции), у которых сохранялись ограничения амплитуды движений в суставе, укорочение конечности. В ряде случаев отмечались признаки дистрофических процессов в головке бедра.

Заключение. Многолетний опыт лечения детей разных возрастных групп с патологией тазобедренного сустава позволил нам разработать комплекс последовательного этапного лечения, обеспечивающий благоприятные отдаленные результаты. В основу лечения положены отказ от грубых одномоментных манипуляций и как можно более раннее устранение нестабильности тазобедренного сустава. Использование современных методов диагностики, составление хирургического лечения, владение техникой оперативных вмешательств, а также наличие адекватных средств остеосинтеза обеспечивает достижение хороших отдаленных анатомо-рентгенологических результатов.

149 33
Аннотация

Актуальность. Миофибробластическая опухоль легкого — новообразование мезенхимальной природы, характеризуется пролиферацией миофибробластных клеток с миксоидной или коллагеновой стромой, крайне редкая патология, составляющая 0,04–1% всех новообразований легких.

Цель исследования. Оценить результаты оперативного лечения детей с воспалительной миофибробластической опухолью легкого.

Пациенты и методы. Проведен ретроспективный анализ историй болезни 2 пациентов клиники детской хирургии Алтайского края с гистологически подтвержденным диагнозом воспалительной миофибробластической опухоли легкого за 2020–2021 гг. Больными были 1 девочка 7 лет и 1 мальчик 5 лет. У обоих детей до выявления новообразования легкого в анамнезе отмечалась перенесенная инфекция COVID-19. До настоящего заболевания оба ребенка здоровы, наследственность не отягощена.

Результаты. Жалобы при поступлении в ДХО на субфебрилитет, слабость, общее недомогание. Ранее дети находились в педиатрических отделениях, получали консервативное лечение по поводу ОРВИ. Выявлено ускорение СОЭ, на рентгенограммах легких у девочки — образование шаровидной формы S 2–3 справа, у мальчика — аналогичное образование слева. По УЗИ грудной клетки у девочки выявлены эхографические признаки гигантского кистозно-солидного образования правой половины грудной клетки 90 × 65 × 75 мм. Эхографически точно определить топику данного образования затруднительно. Предположительная локализация: 1) ребро, 2) средостение, 3) правое легкое. У мальчика УЗ-признаки образований верхней доли левого легкого (32,2 × 30 мм и 29,9 × 21 мм) при ЦДК с кровотоком. МСКТ легких: признаки объемного образования верхней доли правого легкого, воспалительных изменений S 1 правого легкого (вторичного характера?) и образования верхней доли левого легкого (бронхогенные кисты с высокобелковым содержимым? нельзя исключить их инфицированность) соответственно. Обоим пациентам выполнена боковая торакотомия, удаление опухоли.

Заключение. Оба ребенка после оперативного удаления опухоли легких и результатов гистологического исследования были с выздоровлением выписаны домой. В контрольных обследованиях в динамике (УЗИ, рентгенография, МСКТ легких) через 1, 3 и 6 мес патологических новообразований нет, другой патологии не обнаружено.

150 33
Аннотация

Актуальность. Анемия является наиболее распространенным заболеванием крови у детей. Наиболее частой в детской популяции является железодефицитная анемия (ЖДА), распространенность которой у детей раннего возраста в отдельных регионах РФ достигает 50–73%.

Цель исследования. Выявить особенности этиологии и клинических проявлений анемий тяжелой степени у детей грудного и раннего возраста.

Пациенты и методы. Выполнен ретроспективный анализ историй болезни 36 детей грудного (n = 6) и раннего возраста (n = 30) от 0 до 3 лет, находившихся на лечении по поводу анемии тяжелой степени в детском отделении ОКБ № 1 г. Тюмени. У всех пациентов уточнялись перинатальные и постнатальные факторы риска формирования анемии, оценивалась клиническая картина заболевания, данные лабораторно-инструментальных методов обследования.

Результаты. При поступлении состояние всех детей расценено как тяжелое за счет гипоксемического и сидеропенического синдромов; гематологическая картина соответствовала тяжелой степени анемии: гемоглобин — 65,3 г/л, эритроциты — 3,1 × 1012/л, ферритин — 3,5 нг/мл, сывороточное железо — 3,46 ммоль/л, трансферрин — 3,66 нг/мл. Всем детям с заместительной целью была выполнена гемотрансфузия ЭМОЛТ и назначена медикаментозная пероральная терапия препаратами трехвалентного железа в дозе 4–5 мг/кг массы тела. Средний койко-день пребывания в стационаре составил 10 сут. В группе исследования в 83% случаев диагностирована железодефицитная анемия (n = 30), наследственный микросфероцитоз — в 5,6% (n = 2), анемия Даймонда – Блекфена — в 2,8% (n = 1), анемия вследствие перенесенного гемолитико-уремического синдрома — в 8,3% (n = 3). У 37% пациентов отмечалась анемия у матери во время беременности, из них в 13% — анемия тяжелой степени. У 84,6% пациентов выявлено нерациональное питание: кормление коровьим молоком или неадаптированными молочными смесями (75,2%), манной кашей, печеньем с молоком (9,0%), несвоевременное введение мясных блюд (15,8%), а также низкая приверженность терапии препаратами железа в семьях детей, которым ранее были назначены препараты железа (15,4%).

Заключение. У детей грудного и раннего возраста ведущим этиологическим фактором развития анемии тяжелой степени является дефицит железа. Грубые ошибки в организации питания детей раннего возраста, несвоевременная диагностика латентного дефицита железа на поликлиническом этапе и низкая приверженность к терапии анемии со стороны родителей являются важными постнатальными факторами риска ЖДА, требующей оказания неотложной помощи на госпитальном этапе.

151 30
Аннотация

Актуальность. Известно, что в детском возрасте большинство острых респираторных инфекций имеют вирусную этиологию, но являются при этом самой частой причиной назначения антибиотиков в амбулаторной практике. Один из вопросов, который врач решает при работе с таким пациентом, — является ли эта инфекция самоограничивающейся или той, при которой необходимо назначать антибактериальную терапию. Экспресс-определение С-реактивного белка (СРБ) помогает врачам первичного звена в преодолении диагностической неопределенности и оперативном принятии решения назначения антибактериальной терапии.

Цель исследования. Оценить эффективность использования экспресс-теста на СРБ у амбулаторных пациентов с респираторными инфекциями.

Пациенты и методы. С декабря 2020 г. в практику работы детской поликлиники внедрено экспресс-определение уровня СРБ (аппарат NycoCard Reader II), которое используется как часть алгоритма клинического исследования при обследовании детей с острой респираторной патологией, фебрильной лихорадкой. Проведен сравнительный анализ частоты назначения антибактериальной терапии детям с респираторными инфекциями при амбулаторном лечении до (2020 г. — 1-я группа) и после (2021 г. — 2-я группа) внедрения метода экспресс-диагностики. 1-я группа — 102 случая; 2-я группа — 112. Средняя продолжительность фебрильной лихорадки до момента обращения (вызов на дом, обращение в кабинет неотложной помощи) — 3–4 дня.

Результаты. В течение 2021 г. всего проведено 732 экспресс-исследования СРБ. Из них в 300 пробах (48%) отмечено повышение уровня более 60 мг/л. В 1-й группе антибактериальная терапия была назначена 37 пациентам (36%). Пациентам 2-й группы при обращении и проведении экспресс-диагностики антибактериальная терапия была назначена в 16,9% случаев (19 пациентам).

Заключение. Таким образом, проведение экспресс-определения уровня СРБ как часть алгоритма клинического исследования при обследовании детей с острой респираторной патологией дает возможность оперативно исключить серьезные инфекции у маленьких пациентов в условиях первичной медицинской помощи, дифференцированно подходить к назначению антибактериальной терапии у детей. Ненужное назначение антибиотиков подвергает пациентов рискам потенциальных побочных эффектов, имеет причинно-следственную связь с развитием антибиотикорезистентности.

152 33
Аннотация

Актуальность. Инфекция мочевой системы (ИМС) является одной из актуальных проблем современной педиатрии. Клиническая картина данной патологии у детей полиморфна, может быть достаточно стертой именяться с возрастом. Классические проявления у детей раннего возраста нередко протекают ­субклинически.

Цель исследования. Определить особенности клинической картины и лабораторных показателей у детей с ИМС, проживающих в г. Гомеле и Гомельской области.

Пациенты и методы. Проведен ретроспективный анализ 500 историй болезни пациентов, находившихся на лечении в детском нефрологическом отделении Гомельской областной клинической больницы и Гомельской областной детской клинической больницы в 2015–2019 гг. Среди обследованных детей было 166 мальчиков и 334 девочки. Дети 1–3 лет составили 11,8%, 4–5 лет — 13,6%, 6–11 лет — 39,4%, 12–16 лет — 35,2%.

Результаты. ИМС у детей школьного возраста встречалась достоверно чаще, чем у дошкольников (74,6 и 25,4% соответственно; р < 0,001). У девочек 6–16 лет данная патология диагностировалась чаще, чем у мальчиков (р < 0,001). Клиническая картина заболевания у детей 1–3 лет представлена преимущественно интоксикацией (40,7%), диспептическими проявлениями (37,3%), лихорадкой (35,6%) и признаками эксикоза (20,3%); у детей 4–5 лет — дизурическими проявлениями (44,1%), раздражительностью (36,8%), болями в животе (26,5%), лихорадкой (14,7%). Наиболее распространенными проявлениями ИМС у мальчиков школьного возраста были дизурические явления (33,3%), боли внизу живота и в поясничной области (23,4%), лихорадка (15,3%); у девочек — боли в животе и поясничной области (37,4%), дизурия (31,7%), дневное и/или ночное недержание мочи (19,1%). У 57,4% пациентов отмечались патологические изменения в гемограмме: увеличенная СОЭ (55,1%), лейкоцитоз (54,4%), анемия (10,1%). Изменения в общем анализе мочи выявлены у 87,4% детей: лейкоцитурия (100,0%), бактериурия (36,6%), протеинурия (20,1%). Основными возбудителями ИМС являлись Escherichia coli — 57,0%, Enterococcus faecalis и Pseudomonas aeruginosa — по 12,7%, Staphylococcus saprophyticus, Staphylococcus aureus и грибы рода Candida — по 5,6%.

Заключение. Инфекция мочевых путей в 2 раза чаще встречается у девочек по сравнению с мальчиками. Наиболее типичным клиническим синдромом заболевания у детей раннего возраста является интоксикационный, в возрасте 45 лет — дизурический, у девочек школьного возраста — болевой, у мальчиков — дизурический. Патологические изменения в общеклинических анализах крови и мочи выявляются при ИМС в 57,4 и 87,4% случаев соответственно. Бактериологическое исследование мочи лишь в 1/3 случаев позволяет выявить рост аэробной и факультативно-анаэробной флоры.

153 32
Аннотация

Актуальность. Динамическое наблюдение за состоянием здоровья детей является обязательным методом контроля процесса роста и формирования организма. Особенно значимо оно в школьном возрасте в связи с возрастающей учебной нагрузкой, снижением двигательной активности, нарушением режима дня и ­питания.

Цель исследования. Провести комплексную оценку состояния здоровья учащихся общеобразовательной школы.

Пациенты и методы. Всего был обследован 641 школьник 1–11-х классов в возрасте от 6 до 17 лет, из них 316 мальчиков (49,3%) и 325 девочек (50,7%). Оценка состояния здоровья детей проведена в результате изучения анамнеза жизни и заболевания, физического и нервно-психического развития ребенка, данных клинического осмотра, лабораторных исследований и заключения узких специалистов. Группа здоровья определена в соответствии с Инструкцией о порядке проведения диспансеризации, утвержденной постановлением МЗ РБ № 96 от 12.08.2016.

Результаты. Группа здоровья наиболее объективно характеризует состояние здоровья каждого ребенка и контингента детей в целом. К I группе здоровья отнесены 99 школьников (15,4%), ко II — 459 детей (71,6%), к III — 77 человек (12,0%), к IV — 6 школьников (1,0%). Установлено, что к I группе здоровья относились преимущественно школьники 2, 3 и 4-х классов (25,0, 28,3 и 20,0% соответственно) и в меньшей степени — школьники 8–10-х классов (по 6,7%) и 11-х классов (2,4%). Минимальное количество детей со II группой отмечено в 11-м классе (61,0%), а максимальное — в 1-м классе (80,0%). Число детей с III группой здоровья прогрессивно увеличивалось из года в год, достигнув максимального значения в 9–11-х классах — 26,7, 20,0 и 34,2% соответственно. IV группа здоровья отмечена у детей во 2, 6, 9–11-х классах и составляла от 1,7 до 3,3%. У школьников 1-го класса наиболее часто диагностировались ЛОР-заболевания (31,7%), нарушения со стороны органа зрения (30,0%), заболевания костно-мышечной системы (20,0%). У выпускников школы превалировали нарушения со стороны органа зрения (41,5%), заболевания сердечно-сосудистой (31,7%) и костно-мышечной систем (26,8%).

Заключение. Комплексная оценка состояния здоровья детей показала, что 13,0% школьников имеют хроническую патологию, которая прогрессивно увеличивается с возрастом (с 1-го по 11-й класс — в 7 раз). Среди выявленной патологии у детей доминируют нарушения органа зрения, заболевания костно-мышечной системы, ЛОР-патология, заболевания сердечно-сосудистой и пищеварительной систем. Полученные результаты диктуют необходимость усиления профилактических мероприятий. Осуществление этих задач невозможно без совместных усилий медицинских работников, педагогов, родителей и самих детей.

154 33
Аннотация

Актуальность. Боль в животе является одним из часто встречающихся признаков различных заболеваний у детей всех возрастных групп. Разнообразие клинических проявлений абдоминального болевого синдрома у детей вызывает серьезные затруднения в дифференциальной диагностике заболеваний органов брюшной полости.

Цель исследования. Определить структуру абдоминального болевого синдрома у детей Гомельской ­области.

Пациенты и методы. Проведен анализ 66 историй болезни детей, госпитализированных в отделение детской хирургии по экстренным показаниям с подозрением на острый аппендицит, у которых установить диагноз при поступлении с помощью обычных клинических и дополнительных методов исследования не представлялось возможным, так как информация, полученная при сборе анамнеза и обследовании, не соответствовала какойлибо определенной нозологической форме заболевания.

Результаты. Средний возраст детей с абдоминальным болевым синдромом составил 9,14 ± 1,00 года. Наиболее часто госпитализировались дети младшего и старшего школьного возраста (43,9 и 30,3% соответственно), реже — дети до 5 лет (25,8%). После осмотра детским хирургом острая хирургическая патология органов брюшной полости исключена у 32 детей (48,5%), и они были направлены на консультацию к другим специалистам для установления причин боли в животе. В оказании экстренной хирургической помощи нуждались дети с острым аппендицитом (36,4%), инвагинацией кишечника (6,1%), инородными телами пищеварительного тракта (4,5%), врожденной аномалией подвздошной кишки (дивертикул Меккеля) (3,0%), острым панкреатитом (1,5%). У остальных детей после динамического наблюдения, проведения клинико-лабораторных исследований (общий анализ крови и мочи, УЗИ брюшной полости, ФГДС, рентгенография органов грудной клетки и брюшной полости), после консультации врача-педиатра были диагностированы функциональные расстройства пищеварения (кишечная колика или функциональная абдоминальная боль) — 31,8%, острая респираторная инфекция с абдоминальным синдромом — 15,2%, острый сальпингоофорит — 1,5%.

Заключение. Абдоминальный болевой синдром у детей составляет значительную часть вызовов скорой медицинской помощи и обращений родителей к врачу. Однако не всякая боль в животе требует хирургического вмешательства. Из всех госпитализированных детей прооперировано 28 (42,4%). В связи с этим абдоминальная боль требует от врача-педиатра и детского хирурга большой врачебной ответственности, взвешенного подхода к осмотру больного ребенка во избежание диагностических ошибок.

155 33
Аннотация

Актуальность. Физическое развитие — интегральный показатель здоровья ребенка, отражающий процессы роста и развития в изменяющихся условиях среды обитания. Важность показателей физического развития обусловила их включение во многие информационно-аналитические системы социально-гигиенического мониторинга и мониторинга здоровья детей.

Цель исследования. Изучить особенности физического развития детей шестилетнего возраста г. Гомеля.

Пациенты и методы. Обследованы 111 учащихся 1-го класса г. Гомеля в возрасте 6 лет, из них 56 (50,5%) мальчиков и 55 (49,5%) девочек. Оценку физического развития детей выполняли по стандартам роста ВОЗ (2006) c использованием программы WHO AnthroPlus (2009) и определением величин z-score: WAZ (Weight-for-age z-score) — масса тела для возраста (норма от −2 SD до +2 SD); HAZ (Height-for-age z-score) — рост для возраста (норма от −2 SD до +2 SD); BAZ (BMI-forage z-score) — индекс массы тела для возраста (норма от −2 SD до +1 SD).

Результаты. При оценке соматометрических показателей установлено, что средняя масса тела мальчиков на момент обследования составляла 23,0 ± 0,6 кг, что достоверно выше, чем у девочек, — 21,5 ± 0,4 кг (p = 0,04), рост — 119,7 ± 6,0 см и 118,5 ± 3,5 см соответственно (p > 0,05). В зависимости от интерпретации показателей z-score было установлено, что WAZ был в пределах допустимых значений (от −2 до +2) у большинства — 49 (87,5%) мальчиков и 50 (90,9%) девочек. Низкая масса тела (WAZ < −2) выявлена у 1 девочки (1,8%). Избыточная масса тела (WAZ > +2) была отмечена у 7 (12,5%) мальчиков и 4 девочек (7,3%). Расчет HAZ показал, что нормальные показатели роста отмечались у 48 (85,7%) мальчиков и у 51 (92,7%) девочки. Низкорослость (НAZ < −2) наблюдалась у 2 (3,6%) мальчиков и у 1 (1,8%) девочки. Высокий рост (НAZ > +2) установлен у 6 (10,7%) мальчиков и у 3 (5,5%) девочек. Допустимые значения BAZ (от −2 до +1) отмечены у большинства детей — 91 (82,0%) случай: 45 (80,3%) мальчиков и 46 (83,6%) девочек. Недостаточность питания (BAZ < −2) диагностирована у 2 (3,6%) мальчиков и у 2 (3,6%) девочек. Избыточная масса тела (BAZ от +1 до +2) выявлена у 20 детей: у 11 (19,7%) мальчиков и у 9 (16,4%) девочек. Ожирение (BAZ > 2) установлено у 10 детей (9,0%), причем у мальчиков достоверно чаще, чем у девочек, — 9 случаев (16,1%) и 1 случай (1,8%) соответственно (p = 0,02).

Заключение. Проведенное исследование физического развития с использованием программы WHO AnthroPlus (2009) среди первоклассников г. Гомеля выявило большую долю детей с избыточной массой тела. Наибольшее число детей с избыточной массой тела определяется при использовании оценки отношения ИМТ к возрасту (индекс BAZ). Отклонения в физическом развитии, согласно этому критерию, имеют 18% детей, что диктует необходимость усиления профилактических мероприятий по предупреждению роста избыточной массы тела и ожирения.

156 28
Аннотация

Актуальность. Физическое развитие детей зависит от ряда экзогенных и эндогенных факторов, в том числе питания. Рациональное питание детей первого года жизни, обеспечивая соответствующее возрасту развитие и иммунологическую защиту, определяет благополучие организма в течение всей его последующей жизни.

Цель исследования. Провести сравнительную характеристику помесячных прибавок основных показателей физического развития у здоровых доношенных детей первого года жизни, находящихся на различных видах вскармливания.

Пациенты и методы. Проведен ретроспективный анализ помесячных прибавок массы и длины тела (МТ, ДТ), окружности головы (ОГ) и окружности грудной клетки (ОГК) у 145 доношенных детей 1-го года жизни по данным историй развития ребенка. Динамика показателей прироста МТ и ДТ сравнивалась со стандартными помесячными прибавками, рекомендованными ВОЗ. В исследуемую группу вошли дети с отсутствием органической патологии, переведенные из роддома на домашний режим на 4–8-й день после родов.

Результаты.Выделены3 группыдетей: 1-я (естественное вскармливание) — 91 ребенок (62,8%), 2-я (смешанное вскармливание) — 25 детей (17,2%), 3-я (искусственное вскармливание) — 29 детей (20,0%). Показатели прироста МТ у всех детей в I квартале превышали параметры, рекомендуемые ВОЗ, в среднем на 37,6%. Во II– III кварталах прирост МТ был ниже стандарта. В IV квартале данный показатель превышал стандарты на 44,0% при смешанном вскармливании и на 37,3% — при искусственном. Прибавка ДТ в первом полугодии незначительно превышала стандарты у детей 3 групп. В III квартале данный показатель был ниже рекомендуемого на 48,2%. За последний квартал наблюдался резкий рост показателей ДТ (на 38,7%), особенно у детей 2-й группы. Средний прирост ОГ в I квартале во всех группах был выше стандарта: в 1-й группе на 87,0%, во 2-й — на 77,9%, в 3-й — на 83,2%. Во втором полугодии средний прирост ОГ во всех группах был ниже рекомендуемых показателей на 47,8%. Средний прирост ОГК в I квартале во всех группах выше стандартных прибавок: в 1-й группе — на 81,2%, во 2-й — на 72,4%, в 3-й — на 48,7%. В III квартале средний прирост ОГК у детей трех групп был ниже стандартных величин на 37,6%. В IV квартале у детей 3-й группы средний прирост ОГК соответствовал стандартам, в остальных группах этот показатель был ниже на 46,2%.

Заключение. У детей первого года жизни, независимо от характера вскармливания, установлены неравномерные темпы прироста основных показателей физического развития (увеличение прибавки МТ и ДТ в 1-м и 4-м кварталах, ОГ и ОГК — только в 1-м квартале) и некоторое отставание этих параметров в другие периоды (по сравнению с рекомендуемыми ВОЗ нормативами). В целом к 12 мес у большинства детей средние приросты МТ и ДТ, ОГ и ОГК не отличались от стандарта.

157 34
Аннотация

Актуальность. Артериальная гипертензия является одним из частых клинических симптомов врожденной патологии сердца и сосудов, эндокринной, реноваскулярной и паренхиматозной патологии почек, дисфункции вегетативной нервной системы и другой патологии в детском возрасте. Дифференциальная диагностика артериальной гипертензии остается серьезной проблемой как для педиатров, так и для врачей других специальностей.

Цель исследования. На примере клинического случая показать необходимость использования алгоритма дифференциальной диагностики артериальной гипертензии для определения ее этиологии и подбора адекватного лечения.

Пациенты и методы. Анализ клинического случая и первичной медицинской документации.

Результаты. Мальчик, 14 лет, обратился с жалобами на повышение артериального давления (АД) до 180/100 мм рт. ст., быструю утомляемость, плохую переносимость физических нагрузок, периодическую пастозность век. Анамнез заболевания: повышение давления впервые зарегистрировали родители при случайном измерении. Педиатром по месту жительства был поставлен диагноз: «Пубертатный период, синдром артериальной гипертензии». Мальчик трижды в течение года находился на стационарном лечении, получал лозартан, препарат магния, фитотерапию. В связи с отсутствием эффекта от проводимой терапии направлен в лечебное учреждение третьего уровня. Анамнез жизни: от 4-й беременности (1-я, 2-я — прерывание, 3-я — неразвивающаяся 8–9 нед, 4-я — настоящая), протекавшей на фоне хронической компенсированной фетоплацентарной недостаточности, маловодия. Роды первые, срочные с дородовым излитием околоплодных вод, родостимуляцией. Оценка по APGAR — 8/8 баллов. Масса тела при рождении — 2880 г, длина тела — 49 см. Закричал после санации верхних дыхательных путей. Привит по календарному плану, реакций не было. Болел ОРВИ редко, ветряная оспа в 6 лет. Синкопальных состояний не отмечали. Внезапной сердечной смерти у родственников моложе 40 лет не зарегистрировано. Занимался спортом в начальных классах школы боксом и борьбой. При осмотре: состояние средней степени тяжести. Физическое развитие высокое дисгармоничное, с избытком массы тела. Выявлены патологические изменения: расширение левой границы относительной сердечной тупости, тоны сердца приглушены, ЧСС 62–74 уд./мин, грубый систолический шум в межлопаточной области. Пульсация на бедренных артериях снижена. АД на правой руке 155/80 мм рт. ст., на левой — 150/70 мм рт. ст. АД на ногах — 130/50 мм рт. ст. Предварительный диагноз: «ВПС: коарктация аорты». При регистрации ЭКГ: электрическая ось сердца вертикальная, синусовая брадикардия с ЧСС 54–68 уд./мин. Повышение биоэлектрической активности миокарда левого желудочка. ЭхоКГ-ВПС: коарктация аорты в области перешейка (перешеек 6 мм, −5,7 z-score), максимальный систолический градиент давления в нисходящей грудной аорте — 45–47 мм рт. ст., средний — 21 мм рт. ст., в брюшной аорте магистрально-измененный кровоток. Гипоплазия нисходящей грудной аорты. Размеры камер сердца и показатели общей сократимости левого желудочка в пределах нормы, фракция выброса — 68%. УЗИ внутренних органов: уменьшение индекса почечной массы с обеих сторон с сохранением дифференцировки почечных структур и кровотока. Дуплексное сканирование аорты, артерий брюшной полости и почечных сосудов: повышение периферической сосудистой резистентности на уровне истока левой почечной артерии. Осмотрен окулистом: ангиопатия сетчатки по гипертоническому типу. Установлен клинический диагноз: «ВПС: коарктация аорты в области перешейка. Симптоматическая артериальная гипертензия. НК I степени». В ФГБНУ ТНИМЦ РАН НИИ кардиологии проведена операция стентирования коарктации аорты. После операции АД стабилизировалось: на правой руке — 130/80 мм рт. ст., на левой — 115/70 мм рт. ст.

Заключение. Регистрация повышенного артериального давления у детей требует учета всех возможных механизмов его повышения, что позволит улучшить диагностику как врожденной патологии сердца и сосудов с артериальной гипертензией, так и артериальной гипертензии другой этиологии.

158 31
Аннотация

Актуальность. Проблема новой коронавирусной инфекции в формировании здоровья плода и новорожденного остается одной из актуальных тем современной медицины.

Цель исследования. Изучение влияния состояния фетоплацентарного комплекса (ФПК) матерей с SARS-CoV-2 на раннюю неонатальную адаптацию их новорожденных.

Пациенты и методы. Ретроспективно изучены 60 историй матерей, родоразрешенных в инфекционном госпитале ГБУЗ «СОКБ им. В.Д. Середавина» с диагнозом «новая коронавирусная инфекция»; истории развития их новорожденных; результаты патологоанатомического исследования плацент.

Результаты. Доношенные дети составили 55%, (33 ребенка), недоношенные младенцы 31–36 нед гестации — 12 детей (20%), дети 30 нед гестации и менее — 15 (25%). Гистологически околоплодные оболочки плаценты были изменены у всех женщин: зеленые, коричневые или серозные мутные; в 55% случаев обнаружены инфекционно-воспалительные изменения (париетальный и базальный децидуит; очаговый васкулит сосудов пуповины); во всех последах в разной степени выраженности выявлены признаки фетоплацентарной недостаточности (диссоциированное созревание котиледонов, зоны псевдоинфарктов, кальцинаты). Хроническая плацентарная недостаточность (ХПН) 1-й степени — 10 случаев (16,6%), ХПН 2-й степени — 49 случаев (81,6%), ХПН 3-й степени — 1 случай (1,6%). Мы разделили доношенных детей на 2 группы: 1-я группа — 15 детей, в плацентах которых были обнаружены выраженные признаки воспаления в сочетании с дистрофическими изменениями, и 2-я группа — 15 детей без выраженных воспалительных изменений ФПК. При анализе течения раннего неонатального периода было выявлено более неблагоприятное течение у детей 1-й группы: СЗВУР отмечен у 90% детей 1-й группы и у 50% детей 2-й группы; проявления церебральной ишемии — у 100% детей 1-й группы и 45% детей 2-й группы; потребовали перевода на 2-й этап выхаживания 75% детей 1-й группы и 30% детей 2-й группы.

Заключение. Состояние фетоплацентарного комплекса оказывает значительное влияние на процессы ранней неонатальной адаптации. Наличие инфекционно-воспалительных процессов в плаценте в сочетании с дистрофическими процессами прогностически неблагоприятно для состояния здоровья новорожденного.

159 31
Аннотация

Актуальность. Адаптация детей к новым микросоциальным условиям всегда сопровождается эмоционально-поведенческими нарушениями. Поэтому очень важно изучать динамику этих нарушений для оценки состояния здоровья детей раннего возраста в период адаптации к замещающим семьям.

Цель исследования. Изучить динамику эмоционально-поведенческих нарушений у детей раннего возраста в период адаптации в замещающих семьях.

Пациенты и методы. Объектом лонгитудинального исследования явились 65 детей до передачи и через год воспитания в замещающих семьях (ЗС). Наблюдение за детьми, оценка симптомов и синдромов эмоционально-поведенческих нарушений, постановка диагнозов осуществлялись педиатром и психиатром в соответствии с МКБ-10. Статистическая обработка материала осуществлялась с помощью программ MS Exсel и Statistica 10.0.

Результаты. Через год воспитания в ЗС у детей снизилась частота встречаемости вздрагиваний и патологических привычных действий при засыпании (53,8 и 32,3%, р = 0,022; 43 и 26,2%, р = 0,043), появился «сон в постели с родителями» (18,5%), исчез чрезмерный аппетит в виде полифагии (6,2 и 0%, p = 0,043). Уменьшилось число детей с эмоционально-волевыми расстройствами за счет снижения распространенности депрессивных реакций, проявляющихся сниженным настроением (72,3 и 6,2%, p < 0,001), двигательной заторможенностью (38,5 и 1,5%, p < 0,001), снижением волевых процессов (72,3 и 12,3%, p < 0,001) и замкнутостью (56,9 и 15,4%, p = 0,004). Однако увеличилось число детей с повышенной тревожностью (15,4 и 33,8%, p = 0,026), гипердинамическим синдромом (12,3 и 33,8%, p = 0,004), поведенческими расстройствами (27,7 и 52,3%, p = 0,008) за счет повышения доли детей с непослушанием, оппозиционным (26,2 и 52,3%, p = 0,005) и демонстративным поведением (13,8 и 29,2%, p = 0,033). В структуре синдрома патологических привычных действий уменьшилась распространенность таких двигательных актов, как сосание пальца (60 и 42%, p = 0,036) и раскачивание сидя (26 и 12%, p = 0,046).

Заключение. Адаптация к новой семье сопровождается у ряда детей увеличением эмоционально-поведенческих расстройств в виде симптомов тревоги, гипердинамических нарушений и расстройств поведения. Однако попадание в лучшие условия у большинства детей приводит к нивелированию депрессивной симптоматики. Поэтому до завершения адаптации детей необходимо наблюдение за эмоционально-поведенческими нарушениями педиатра с участием психиатра.

160 34
Аннотация

Актуальность. Нарушения мозгового кровообращения — актуальная проблема в детском возрасте, большое внимание уделяется тромбозам церебральных синусов. В литературе эта тема освящена скудно. Вместе с тем эти состояния приводят к инвалидизации и летальному исходу.

Цель исследования. Клинический пример тромбоза сагиттального синуса у пациента с хроническим воспалительным заболеванием кишечника на фоне генетической тромбофилии.

Пациенты и методы. Пациент Ж., 12 лет, жалобы на боли в животе, жидкий стул,температура 37,4 °С. В ОАК — нейтрофильный лейкоцитоз, тромбоцитоз. Повышение АСТ — 94 ед/л, АЛТ — 79 ед/л. ЭГДС — эрозивный геморрагический гастрит. Ангиопульмография — картина ТЭЛА мелких ветвей, инфаркт нижней доли правого легкого, двусторонний гидроторакс, гидроперикард. МРТ ОБП с контрастом — тромбоз воротной вены, печеночных вен, асцит. Сужение общего печеночного протока. Расширение воротной вены.

Результаты. Колноскопия — слизистая гипертрофирована, зернистая, отечная, сосудистый рисунок смазан, мутный, участками отсутствует, имеются плоские язвы под фибрином, геморрагические зоны. В связи с судорожным приступом проведена нейровизуализация — тромбоз верхнего сагиттального синуса, вен конвекситальной поверхности левой теменной области, зона локального венозного инфаркта левой теменной области. В результате проведенных исследований был выставлен диагноз: «ХВЗК: язвенный колит, тотальный, умеренной активности. Индекс PUCAI 50 баллов. Тромбоз портальной и верхнебрыжеечной вены. Тромбоз верхнего сагиттального синуса, вен конвекситальной поверхности левой теменной области. Внекишечные проявления: гепатит, минимальной активности. Панкреатит неуточненный. Асцит. Наследственная тромбофилия. Анемия смешанного генеза средней степени тяжести. Недостаточность питания умеренной степени тяжести. Первичный гипотиреоз. Хронический эрозивный гастрит, дуоденит, ассоциированный с H. pylori. Белково-энергетическая недостаточность 1-й степени». На фоне проведенной патогенетической терапии, состояние удовлетворительное.

Заключение. Описанный клинический случай показывает симбиоз редких заболеваний, являющихся сложными для диагностики. Несвоевременная постановка диагнозов может привести к летальному исходу. Своевременное назначение терапии значительно улучшает прогноз заболевания, улучшает качество жизни пациента и его семьи в целом.

161 38
Аннотация

Актуальность. Недостаточность декарбоксилазы ароматических аминокислот — крайне редкое генетическое заболевание. С 1990-х гг. описано около 100 случаев в мире. Первые симптомы у детей появляются с первых месяцев жизни, клинически протекают под масками дегенеративных заболеваний нервной системы.

Цель исследования. Выявление критериев риска дефицита декарбоксилазы ароматических аминокислот у детей.

Пациенты и методы. С ноября 2020 г. БУ ХМАО — Югры «НОКБ им. В.И. Яцкив» сотрудничает с ФГБНУ «МГНЦ им. академика Н.П. Бочкова» по выявлению детей с дефицитом декарбоксилазы ароматических аминокислот (ADDCd). Всего обследовано 8 детей с поражением ЦНС с неуточненным этиопатогенезом.

Результаты. Выявлен один ребенок (12,5%), имеющий патогенную мутацию в 12 экзоне гена DDC. Девочка М., 2018 г.р., на момент обследования возраст 2 года 4 мес. От срочных 2-х родов (1-е — мальчик, здоров). Масса тела при рождении — 3700 г, APGAR — 8/9 баллов. На первом году жизни выраженная мышечная гипотония (голову держит с 4 мес, сидит с 11 мес), задержка психоречевого развития (на обращение и эмоциональную окраску речи не реагирует), горизонтальный нистагм. Проведены инструментальное (МРТ ГМ, ЭЭГ-ВМ), молекулярно-генетическое обследования, патологии не выявлено. На фоне проводимой терапии динамики в состоянии здоровья не отмечено: навыки самообслуживания не сформированы, ходит с 2 лет 6 мес, речь — неактивный лепет. Молекулярногенетический анализ крови прицельно на поиск дефицита декарбоксилазы ароматических аминокислот проведен в 2021 г.: в экзоне 12 гена DDC выявлен нонсенс-вариант NM_000790.3: c.1107T > G; p.Tyr369Term в гетерозиготном состоянии. Данный вариант нуклеотидной последовательности не описан в международной базе данных по мутациям человека HGMD. Согласно критериям ACMG, данная нонсенс-замена является патогенной. Мутации в гене DDC приводят к развитию недостаточности декарбоксилазы ароматических аминокислот (ADDCd, OMIM 608643, аутосомно-рецессивный тип наследования). Для подтверждения заболевания необходимо наличие второй мутации в гене DDC. С целью поиска второй мутации девочке проведена биопсия кожи заушной области. С ноября 2021 г. начата симптоматическая терапия — прием раствора пищевой соды, на фоне которой отмечен прогресс в когнитивном развитии: девочка начинает активно интересоваться окружающим, пытается контактировать с родственниками, появилась игровая деятельность, возросла двигательная активность.

Заключение. Современные технологии и коммуникации расширяют возможности врачам ЛПУ любого уровня диагностики редких генетических заболеваний. По окончании генетического обследования при подтверждении диагноза дефицита декарбоксилазы ароматических аминокислот в будущем возможно назначение разработанной специфической терапии.