Preview

Российский педиатрический журнал

Расширенный поиск

Врожденная диафрагмальная грыжа: материнские особенности и статус новорожденного

Полный текст:

Аннотация

Актуальность. Врожденная диафрагмальная грыжа (ВДГ) — это редкий врожденный порок развития, которым страдает примерно 1 из 2500 живорожденных и который составляет 8% всех врожденных аномалий. Несмотря на улучшения как в дородовой, так и в послеродовой медицинской помощи, эта патология новорожденного по-прежнему связана со значительной неонатальной смертностью, уровень которой колеблется от 30 до 50%, и большинство смертей приходится на первый месяц жизни. ВДГ характеризуется аномальным перемещением органов из брюшной в грудную полость и нарушением развития легких в период гестации, их гипоплазии с формированием легочной гипертензии, что является основной причиной тяжести постнатального периода и увеличивает частоту формирования тяжелой соматической патологии среди выживших, обусловливает развитие хронических заболеваний.

Цель исследования. Оценить значимость анамнестических данных, выявить особенности течения антеи перинатального периода у матерей, родивших детей с ВДГ, изучить некоторые аспекты их статуса.

Пациенты и методы. Проведен ретроспективный анализ 38 историй болезни детей, оперированных по поводу врожденной диафрагмальной грыжи за период с 2015 по 2019 г. В I группу (основная) включены новорожденные с ложной ВДГ (n = 27), во II группу — с истинной ВДГ (n = 11). Основной критерий различия групп — более выраженные тяжесть состояния и степень гипоплазии легкого у детей с ложной ВДГ.

Результаты. Среди детей, исследуемых 2 групп по гендерной принадлежности было больше мальчиков, чем девочек (в I группе 59% (n = 16), 41% (n = 11), а во II группе 73% (n = 8), 27% (n = 3)). Беременность матерей детей из I группы приходилась на женщин со средним возрастом — 31,4 ± 6,2, среднее количество беременностей у матерей составляло 3,18 ± 2,20, количество родов — 2,18 ± 1,0, что достоверно не отличалось от матерей из II группы (р ≤ 0,21). Отягощенный акушерский анамнез (ОАА) — 73,7% (n = 28) (искусственное прерывание беременности, выкидыши на ранних сроках), осложненное течение беременности (гестоз — 29% (n = 11), анемии — 47,% (n = 18), гестационный сахарный диабет — 29% (n = 11), ОФПН — 15,8% (n = 6) и ХФПН — 29% (n = 11), а также сопутствующий ВПР у внутриутробного ребенка — 34,2% (n = 13) (сердца: ОАП, ФОО, ДМЖП, аномалия внутригрудного расположения сердца, аномалия развития вен левой теменной и височной области, ЦНС, ОДА — артрогрипоз верхней правой и нижних конечностей) во время настоящей беременности встречались одинаково часто у матерей детей обеих групп. У всех матерей, родивших детей с ВДГ, трижды был проведен стандартный пренатальный скрининг по триместрам (перинатальный консилиум). У большей части детей — 60,5% (n = 23), оперированных по поводу ВДГ, порок развития был установлен во II и III триместре. В I группе детей диагноз был установлен внутриутробно: у 3,7% (n = 1) — на 20–21-й нед, у 14,81% (n = 4) — на 25–27 нед, у 40,74% (n = 11) — в III триместре на 30–37-й нед беременности. Тогда как у II группы детей диагноз был установлен в 63,64% (n = 7) внутриутробно: у 18,18% (n = 2) — на 20–21-й нед, у 45,45% (n = 5) — на 30–37-й нед беременности. При рождении ВПР: ложная ВДГ была выявлена у 29% (n = 11), а истинная ВДГ — у 10,5% (n = 4). При оценке перинатального и антенатального периода у матерей, родивших детей с ВДГ, достоверных отличий нет. У матерей, родивших детей с ложной ВДГ, самостоятельные роды наблюдались у 85,19% (n = 23), оперативные — у 14,81%, (n = 4). Во II группе самостоятельные роды составили 81,82% (n = 9) р ≤ 0,797, оперативные 18,18% (n = 2) р ≤ 0,797. Гестационный возраст оперированных детей по поводу ВДГ из I группы: 30–36 нед (недоношенные) — 15%, 37–42 нед (доношенные) — 85%. Во II группе: 30–36 нед — 27% и 37–42 нед — 73%. В целом дети с ВДГ имели нормальную массу при рождении. При оценке уровня гипоксии по шкале APGAR на 1-й мин с тяжелой гипоксией было 2 ребенка с ложными и 2 ребенка с истинными ВДГ, которые были скомпенсированы и на 5-й мин перешли в группу среднетяжелой степени. Оперативное лечение у детей с ВДГ было проведено лапаротомическим и торокоскопическим методами в зависимости от клинической формы ВДГ на 2–4-е сут после предоперационной подготовки. При оценке по антропометрическим данным группы сопоставимы (p ≤ 0,245). Гипотрофический вариант задержки развития выявлен у 1 ребенка из каждой группы. Достоверных различий не выявлено.

Заключение. Таким образом, среди детей исследуемых двух групп по гендерной принадлежности преобладали мальчики, что сопоставимо с литературными данными. Матери, родившие детей с ВДГ, в 73% случаев имели отягощенный акушерский анамнез во время беременности, что является фактором риска развития ВПР. Несмотря на ОАА, большинство детей родились доношенными и не имели отставания по оценке антропометрических данных. Раннее проведение перинатального консилиума при антенатальной диагностике данного ВПР позволяет рационально маршрутизировать беременную женщину в региональный перинатальный центр, избрать обоснованную тактику родоразрешения (самостоятельные роды), оказывать реанимационную и хирургическую помощь новорожденному с первых минут жизни и таким образом снизить летальность при ВДГ.

Об авторах

Ю. Н. Ибрагимова
ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» Минздрава России
Россия

Екатеринбург



И. В. Вахлова
ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» Минздрава России
Россия

Екатеринбург



Н. А. Цап
ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» Минздрава России
Россия

Екатеринбург



Г. В. Федотова
ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» Минздрава России
Россия

Екатеринбург



Рецензия

Для цитирования:


Ибрагимова Ю.Н., Вахлова И.В., Цап Н.А., Федотова Г.В. Врожденная диафрагмальная грыжа: материнские особенности и статус новорожденного. Российский педиатрический журнал. 2022;3(1):127.

For citation:


Ibragimova Yu.N., Vakhlova I.V., Tsap N.A., Fedotova G.V. Congenital diaphragmatic hernia: maternal aspects and newborn status. Russian Pediatric Journal. 2022;3(1):127. (In Russ.)

Просмотров: 29


Creative Commons License
Контент доступен под лицензией Creative Commons Attribution 4.0 License.


ISSN 2687-0843 (Online)